В своей речи Петр Порошенко очень убедительно перечислял все проблемы, созданные участниками блокады Донбасса, после чего предложил объявить блокаду от имени государства, фото: Украинские новости
В своей речи Петр Порошенко очень убедительно перечислял все проблемы, созданные участниками блокады Донбасса, после чего предложил объявить блокаду от имени государства, фото: Украинские новости

Блокаду блокадой вышибают?

Главная сенсация дня – решение СНБО по блокаде Донбасса. Президент в своей речи очень убедительно перечислял все проблемы, которые создали "блокадники-анархисты" для экономики и имиджа государства, после чего предложил свое решение – объявить блокаду от имени государства.

Возможно, внутриполитическую проблему СНБО таким образом решил – власть выбила из рук радикалов их главный козырь. Но создал массу других проблем. "Батькивщина" уже подловила Порошенко на противоречии – если блокада приносит громадные убытки государству, то зачем СНБО берет ее под свою опеку, а не отменяет? Но упреки от партии Тимошенко – это меньшая из проблем, возникающих теперь.

Во-первых, можно перечислить все аргументы, которые приводил сам президент. Он в своей речи объяснил, что антрацит Украине по-прежнему нужен, и в больших количествах. А откуда его брать, если государство объявило Донбассу блокаду?!

И Порошенко, и другие представители власти не раз говорили о многомиллиардных потерях металлургического комплекса, которые конвертируются в дыру в бюджете и недополучение валютной выручки. Теперь эта цена будет платиться за выбитый из рук радикалов аргумент – и потому уже оправдана?!

Правда, у Порошенко есть еще один аргумент - мол, он был против блокады, так как на неподконтрольных территориях были предприятия, которые находились в украинской юрисдикции и платили налоги в украинский бюджет. После того, как сепаратисты ввели на них внешнее управление, они перестали быть украинскими, а потому больше иметь дела на Донбассе не с кем. Правда, президент не упомянул, что внешнее управление было введено еще 1 марта. Но власти не торопились из-за этого начинать блокаду Донбасса. Это стартовала лишь после серии акций протеста в Киеве и в регионах. Заявления же в среду компаний Ахметова, что они потеряли контроль над своими заводами, следует рассматривать как попытку синхронизации с решением СНБО. Контроль де-факто они потеряли еще раньше. Но объявили лишь после введения официальной блокады, как бы подтверждая ее своевременность.  

Наконец, внешнеполитические проблемы. Если блокаду ведет государство, то Украина, конечно, уже не выглядит страной, в которой царит анархия. Но теперь она выглядит страной, которая на государственном уровне отрезала миллионы собственных граждан, чем грубо нарушила Минские соглашения. Понятно, что они и так не выполнялись, но государственная блокада – это один из самых больших ударов по "Минску-2" со времен дебальцевского котла. 

В общем, вместо того, чтобы последовательно развязывать узел проблем, завязанный блокадой, власть завязала его еще туже. При этом очень сомнительно, что решение СНБО надолго усмирит радикалов. Они уже все равно считают всю власть предателями и очень быстро найдут повод для нового обострения. Например, потребуют полностью прекратить торговлю с Россией. 

Санкции против "Сбербанка" – новая "зрада"?

На том же заседании СНБО Нацбанку выписали поручение подготовить список санкций против дочек российских банков. НБУ сработал оперативно – и уже вчера такой список был опубликован. И в течение нескольких часов вошел в хит-парады "зрады".

Если вкратце охарактеризовать предложения Гонтаревой, то ее санкции предназначены чисто для внешнего эффекта, чтобы никоим образом реально не навредить российским банкам. И в реальности речь идет, конечно, не о зраде, а о желании Нацбанка сохранить то относительное спокойствие на финансовом рынке, которое установилось с началом весны.

Гонтарева хорошо понимает, что реальные санкции заставят "Сбербанк", ВТБ и "Проминвестбанк" (а возможно, и "Альфу") просто уйти с рынка, выведя капиталы. Этот удар будет похлеще национализации "Приватбанка" – и после него гривна к отметке "27" точно не вернется.

Последствия нового валютного скачка понимают во власти все, поэтому и принято решение ограничить реальные санкции бетонными блоками со строительной пеной. Однако радикальные активисты уже расшифровали все маневры Гонтаревой и изложили их "Фейсбуку". А значит, в ближайшие дни радикалы снова пойдут на улицы с лозунгами против власти, но уже с новыми. Хотя содержание лозунгов уже не имеет значения, так как процесс противостояния власти и майдановской оппозиции уже запущен.

Полиция в Раде и раскол майдановского лагеря

Еще одним последствием блокады стал вчерашний кризис в Верховной Раде. День начался с того, что представители коалиции (кто именно, так и не разобрались, но вроде как Антон Геращенко) привели в зал парламента полицейских. Их привели, чтобы с трибуны Верховной Рады дезавуировать версию Парасюка о его избиении. Однако (то ли по недосмотру, то ли специально) в президиуме оставили только вице-спикера Сыроед – представителя той самой партии, которая считается инициатором блокады. И она просто закрыла заседание, причем на вполне законных основаниях.

В результате вчера весь день фракции бывшей майдановской коалиции провели во взаимных обвинениях – за незаконное проникновение военных в зал парламента и за безосновательное закрытие заседания. Поскольку большинство на стороне коалиции, то основной жертвой этого противостояния может стать Сыроед, от которой БПП и "Народный фронт" уже потребовали отставки.

Однако главный итог вчерашнего дня другой: похоже, отношения коалиции с "Самопомощью" с "Батькивщиной" прошли точку невозврата, за которой начинается война, не имеющая рациональных мотивов. Впрочем, эта война является только отражением раскола в бывшем майдановском лагере, который, похоже, уже никогда не воссоединится даже с помощью пения гимна и какого-нибудь нового закона о декоммунизации.

Обещал ли Варфоломей Гройсману поместную церковь?

Пока в Украине шли баталии вокруг блокады и избиения Парасюка, премьер Гройсман слетал в Турцию. Хотя визит был правительственным, основной его новостью стала встреча премьера с Константинопольским патриархом Варфоломеем, которая возродила усопшую, казалось бы, тему единой поместной православной церкви.

Ключевой из всего правительственного сообщения стала фраза, сказанная (или якобы сказанная) патриархом: "Мы молимся за то, чтобы украинский народ объединился в одной церкви. Материнская церковь Константинополя поможет вам получить такую объединенную церковь".

Если воспринимать ее дословно, то такая фраза означает войну, объявленную Константинопольским патриархом Московскому. Поскольку Константинопольский патриархат не является на данный момент "материнской церковью" ни для одной из украинских конфессий и, соответственно, не может претендовать на роль объединителя.

Однако выводы насчет войны делать не надо. Варфоломей, прежде всего, дипломат. А дипломат, помноженный на церковного иерарха, – это дипломат в кубе, слова которого всегда можно трактовать двояко. Вот и эта фраза вполне может звучать как помощь в объединении церкви на основе православных канонов – то есть на основе УПЦ Московского патриархата.

Понятно, что помогать Кириллу Варфоломей не станет, но не факт, что он будет и таскать каштаны из огня для Филарета. У Варфоломея уже были более благоприятные возможности для вмешательства в украинский вопрос в конце правления Ющенко, но он не стал этого делать. Поэтому вряд ли есть основания ожидать реального вмешательства сейчас.

Киеврада нацелилась на Щорса

Киеврада тем временем решила завершить процесс декоммунизации столицы. Вчера ее комиссия по культуре обратилась к Минкульту с предложением о переносе памятника Щорсу с бульвара Шевченко. Причем решение комиссии объясняется благородным желанием спасти произведение искусства от радикалов.

Памятник Щорсу – пожалуй, наиболее талантливая скульптура, возведенная в Украине в советские времена. Сегодня уже многие и не вспомнят, кем был Щорс, а молодежь вряд ли даже знает, кому вообще установлена эта конная скульптура. Поэтому идеологическое значение памятника нулевое, в отличие от эстетического.

Интересно, что большевики, уничтожив множество памятников царской эпохи, сохранили в Санкт-Петербурге две конные статуи – Петра I и Александра III. Но нынешние украинские радикалы, похоже, радикальнее большевиков в своем желании искоренить прошлое страны.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!