В Украине назревает громкий статистический скандал. Независимые экономисты и аналитики подозревают власть в подтасовке официальных данных. Речь идет о ВВП – основном показателе, по которому судят об экономической ситуации в стране и успехах проводимых реформ. И который, помимо прочего, влияет на благосклонность к Украине международных кредиторов, в том числе, МВФ.

Недавно Госстат сообщил, что в четвертом квартале 2016 года реальный ВВП страны вырос на 4,7%, а по итогам года прирост внутреннего валового продукта составил 2,2%. Но при ближайшем рассмотрении рекорд оказался сомнительным.

Более того, "Страна" нашла "лазейки" в методике, которые позволят официальной статистике и дальше обманывать украинцев и рапортовать о победной поступи отечественной экономики в то время, как люди продолжат беднеть.

Минус вместо плюса

Эксперты уверены: Госстат "ошибся" с данными по ВВП.

"Рост вызывает сомнения из-за принципиального расхождения в значении дефицита торгового баланса в данных Госстата и НБУ. Так, первый считает, что в 2016 году внешняя торговля Украины товарами и услугами была профицитной в сумме $337 млн. (экспорт $44,9 млрд. и импорт $44,5 млрд.). А вот по данным НБУ, наоборот, наблюдался глубокий дефицит в сумме $5,6 млрд. (экспорт $45,9 млрд., а импорт $51,5 млрд.). То есть, разница между оценками Госстата и НБУ составляет $5,9млрд. или порядка 6,4% ВВП", - написал на своей странице в Facebook финансовый аналитик Эрик Найман.

По его словам, если для расчетов использовать данные по внешней торговле НБУ, а не Госстата, то выходит, что в прошлом году экономика Украины не выросла на 2,2%, а, наоборот, сократилась на 4,2%.

В интервью "Стране" Эрик Найман отметил, что данные Нацбанка кажутся "более адекватными", чем госстатовские. При этом эксперт добавил, что реальной цифры по ВВП, которой можно было бы доверять на 100%, в Украине на сегодняшний день нет.

Его коллеги обратили внимание и на тот факт, что доля теневой экономики в прошлом году сократилась на 5% (до 35%).

В Нацбанке поспешили оправдать главное статистическое ведомство. Пресс-служба регулятора пояснила: "для расчета ВВП Госстат использует показатели платежного баланса, полученные от НБУ, поскольку они учитывают совокупную внешнюю торговлю - и легальную, и теневую. А показатели внешней торговли, которые отображаются на сайте Госстата, учитывают только статистические данные, предоставленные таможней. Расхождение между данными статистических ведомств и центральных банков характерно и для других стран мира".

В НБУ также отметили, что не может искажать расчеты ВВП и снижение объемов теневой экономики.

"Такие расчеты учитывают как формальный, так и неформальный секторы экономики. Госстат выполняет оценку теневой экономики по методологии "Методологические положения вычисления объемов экономики, которая непосредственно не наблюдается", размещенной на официальном сайте ведомства".

Впрочем, это лишь еще больше запутало ситуацию.

"Как считают ВВП? Если упростить, формула выглядит следующим образом: суммируется вся произведенная продукция и услуги в деньгах и умножается на так называемый дефлятор – коэффициент инфляции за текущий период. Это делается для того, чтобы исключить фактор ценового роста", - пояснил "Стране" президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Но, по его словам, статистическое ведомство использовало дефлятор в размере 12%, что, собственно, соответствует официальному уровню инфляции, озвученному НБУ.

"На самом же деле инфляция была намного выше. Цены промышленных предприятий, к примеру, выросли в 2016 году на 35%, аграрная продукция подорожала на 30%. Если бы считали по-честному, был бы не рост ВВП, а его падение на 5%", - уверен Охрименко.

И, что является, пожалуй, верхом цинизма – свою лепту в рост ВВП внесли резко подорожавшие жилищно-коммунальные услуги. Оказывается, рекордные платежки, которые украинцы оплачивают из последних сил, на самом деле идут на пользу отечественной статистике.

Формула с секретом

Эксперт "Фонда общественной безопасности" Юрий Гаврилечко считает, что причин дутой статистики несколько. Во-первых, ею продолжают элементарно манипулировать. Причем, масштабы подтасовок только растут. Красивые цифры нужны власти, чтобы хоть как-то успокоить вконец обнищавших людей, мол, результаты реформ уже есть, осталось лишь немного потерпеть. Плюс хотя бы минимальный рост ВВП позволяет политикам рассчитывать на благосклонность международных кредиторов. Ведь при минусовых показателях экономики требования того же МВФ к нашей страны, наверняка, были бы еще жестче.

"Не удивительно, что статистика по ВВП у нас вдруг начала резко расти с сентября, когда актуализировался вопрос получения очередного кредитного транша", - заметил Александр Охрименко.

Во-вторых, есть нюансы методологии подсчетов. "Госстат использует в том числе, данные, полученные от отечественных предприятий. Но те предоставляют цифры о произведенной, а не о реализованной продукции. Чтобы конвертировать товар в деньги, нужно до полугода. То есть, те объемы, за которые компании отчитались, скажем, в четвертом квартале прошлого года, реально начнут влиять на ВВП только к концу весны 2017 года. И то, не факт, что вся продукция будет продана именно по тем ценам, на основании которых Госстат уже посчитал внутренний валовой продукт. Ведь, скажем, на экспортных рынках, на которых, если верить Госстату, Украина в прошлом году подняла $44,9 млрд, постоянно меняются цены. И часто не в нашу пользу".

Отдельный вопрос – достоверность и полнота подаваемой Госстату производственной отчетности. "Предприятия элементарно скрывают данные или, как минимум, их "подрисовывают", чтобы было разночтений с налоговой отчетностью. В стране, где такая большая доля теневой экономики и массово практикуется двойная бухгалтерия, иначе просто не может быть", - считает Юрий Гаврилечко.

Фактор Донбасса

Александр Охрименко обращает внимание на следующий нюанс: Госстат утверждает, что не учитывает в своих подсчетах временно неподконтрольные территории Донбасса (соответственно, для сравнения внутреннего валового продукта за несколько лет берется уменьшенная база).

"Но, наверняка, учет ведется. Не зря же, когда началась блокада, премьер-министр Владимир Гройсман тут же подсчитал, что Украина потеряет $3,5 млрд. С другой стороны, компании, которые официально находятся под юрисдикцией Украины и платят налоги в наш бюджет (а с начала АТО, по данным Государственной фискальной службы, перерегистрировалось на подконтрольной территории 5,7 тысяч юридических лиц и 5 тысяч физлиц-предпринимателей, которые находятся на территории сепаратистов), подают отчетность как придется, ведь проверить эти данные нет никакой возможности", - поясняет Охрименко.

Впрочем, даже не это главная проблема с учетом ВВП на этих территориях. Вот как нам обрисовал ситуацию один из чиновников Донецкой обладминистрации. "В течение 2015 года, когда стало понятно, что ситуация с "ДНР/ЛНР" это надолго, начался процесс перерегистрации предприятий, которые фактически ведут свой бизнес на территориях сепаратистов, в городах, которые подконтрольны Украины. Причем, в основном, процесс этот шел во второй половине 2015 года. То есть, к примеру, в январе 2015 года какая-то шахта работала на неподконтрольной территории, но ее статистика не учитывала, так как она считалась как бы "под оккупантами". Соответственно, январь 2015 года, к январю 2014 года - по статистике большой спад. В августе 2015 года она перерегистрировалась где-нибудь в Красноармейске. Или зарегистрировала там свой торговый дом, на который и оформляет поставки угля. В таком же статусе она проработала весь 2016 год. Фактически, объем производства в 2016 году и в 2015 году плюс-минус тот же, но статистика показывает бурный рост за прошлый год, так как полгода в 2015 году шахта работала неучтенной. И таких примеров масса. Поэтому, уже с марта 2017 года мы, скорее всего, увидим спад промышленности в регионе, так как из-за блокады перестали работать многие предприятия". 

Сколько за счет фактора перерегистрации предприятий "дорисовали" к реальному ВВП Украины сказать трудно. Но на неподконтрольной территории расположены многие крупные предприятия металлургии и угольной промышленности, а также энергетики. 

В целом, вклад в реальный ВВП восточных предприятий очень значительный: металлурги, по итогам прошлом года, обеспечили самую большую динамику (5,9%) в росте промышленного производства. 

Юрий Гаврилечко очень сомневается и в достижении обозначенного правительством роста ВВП в 3% в 2017 году. "Это может произойти разве что при резком росте цен на международных сырьевых рынках, чего не ожидается. Чтобы экономика росла, нужен скачкообразный рост инвестиций. Если его не будет, можно ожидать в лучшем случае стабилизации ВВП", - считает Гаврилечко.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!