Блокада Донбасса породила множество вопросов, Facebook
Блокада Донбасса породила множество вопросов, Facebook

13 февраля группа из 13-ти народных депутатов обратилась к президенту Петру Порошенко с просьбой созвать специальное заседание СНБО для того, чтобы силой разогнать сеть прифронтовых блок-редутов, на которых гражданские силы борются с незаконными ж/д перевозками и контрабанды через ОРДЛО в Украину российского угля-антрацита и других товаров.

Кто создал антиблокадную группу?

Самым видным лидером антиблокадной "Группы-13" стал координатор проекта партии "Наш Край" Максим Ефимов, который до прихода в ВР возглавлял краматорский завод ЭМС российской государственной компании "Росатом Оверсиз". Директором этой российской компании, то есть бывшим прямым начальником депутата Ефимова, с 2015 года является сбежавший в РФ из Украины бывший и.о. главы украинской атомной монополии НАЭК "Энергоатом" Никита Константинов.

В отличии от многих других украинских экс-чиновников, он не был объявлен в розыск. В антиблокадную "Группу-13" также вошли депутаты от БПП Вадим Денисенко и Александр Грановский, Руслан Сольвар, Татьяна Рычкова, Олег Недава, Борис Козыр, Сергей Березенко, Максим Саврасов, Константин Матейченко, Андрей Шинькович, Александр Спиваковский и Григорий Шверк.

В последующие дни СНБО и Кабмин не приняли радикальных требований привлечь силы МВД для разгона "блокадников". Сначала, Кабмин в пятый раз за последние два года ввел режим ЧП в энергетике, назвав главным поводом дефицит антрацита, который возник, якобы, из-за начала гражданской блокады.

МВД, на которое надеялись депутаты-антиблокадники, в мирное время подчиняется Кабмину, но правительство официально не поддержало идею силового разгона. После чрезвычайного заседания Кабмина, 16 февраля состоялось заседание СНБО, по результатам которого глава государства издал указ с многочисленными штатными мерами и одним неординарным шагом по ликвидации антрацитного кризиса.

В число штатных мер вошли задачи увеличить резервы антрацита, и нарастить перепрофилирование ТЭС с антрацитного угля на газовый. Если верить публичной части заседания СНБО, неординарный вариант силового разгона блокады заседание отвергло.

Новый порядок для ОРДЛО

Неординарным решением стало указание разработать порядок перемещения товаров через линию разграничения военных действий между силами АТО и террористами ОРДЛО. Неординарность такого шага состоит в том, что до нынешнего времени большинство функций контроля над перемещением товаров в прифронтовой полосе возлагалось на три ведомства, которые включены в объединенный штаб АТО. Это СБУ, МВД и подчиненное ему ГПС.

ГФС и подчиненная ему Гостаможслужба от этого контроля находились на гораздо большей дистанции, чем подчиненные Арсена Авакова. Указ на основании решения СНБО исправил такой перекос. Он заставил силовиков согласиться с, по сути, новым порядком прифронтового перемещения товаров, который еще только предстоит разработать таможенно-налоговому блоку правительства.

Таким образом, и Порошенко, и возглавляющий правительство Гройсман отказались поддержать силовой разгон блокады, который ранее предлагала власти антиблокадная "Группа-13" во главе с бывшим функционером системы предприятий российского "Ростатома".  Вместо этих крайних мер, главные лица страны поучили силовикам пересмотреть существующий порядок прифронтовой торговли, и указали Минтопэнерго исправить перекос в сторону дефицитного антрацитного угля.

Главное - в деталях

В этом перекосе скрывается главный смысл нынешнего антрацито-энергетического кризиса. В энергетике Украины доминируют АЭС с 48-52% выработки в минувшие годы и планом выдачи тока на этот год в 60%. Второе место по выработке занимают работающие на угле и газе ТЭС, которые дают 32-38%, остальное приходится на ГЭС и СЭС.

Все работающие в стране большие 14 ТЭС являются угольными или газо-угольными. Из них 7 электростанций способны потреблять угли только антрацитовой группы марок, которые стали дефицитом после появления террористов на Донбассе. При этом, больше половины ТЭС имеют частную форму собственности. Их инвесторы ничем не мотивированы тратить огромные деньги на перепрофилирование станций с одних угольных марок на другие, если есть более прибыльные реалии - возможность без уплаты таможенных пошлин завозить в Украину через ОРДЛО российский или южноафриканский уголь под видом угля местной добычи.

Изначально власти предполагали, что частные инвесторы найдут дополнительные деньги для перепрофилирования ТЭС за счет введения новой формулы ценообразования Роттердам+, но, деньги заработали, а с модернизацией частники не очень спешили.

Все это привело к тому, что к началу февраля на железной дороге появились первые стационарные гражданские блок-посты, которые сделали практически невозможным регулярный завоз антрацита. Инициаторы блокады сделали своим главным оружием критику правительства за то, что введенная ранее регулятором НКРЭКУ новая формула ценообразования на уголь Роттердам+ не привела к повышению уровня энергонезависимости страны от импорта из РФ, и с оккупированных территорий.

Громадье планов

Торможение мер по перепрофилированию ТЭС имеет разноплановый характер. Например, ведущий частный производитель, ДТЭК Рината Ахметова, в январе вышел на новую линию облигационных займов стоимостью более 1 млрд. грн., часть из которых, возможно, будет потрачена на модернизацию.  С государственными станциями ситуация еще хуже. Потому что украинские власти в предыдущие годы почему-то упустило шанс получить помощь от Польши и Японии по модернизации электростанций, и только в январе этого горда, начало переоснащать самые крупные в стране ТЭС госкомпании "Центрэнерго". В частности, 240 млн грн. будет потрачено на перепрофилирование двух энергоблоков Змиевкой ТЭС, которые пока что требуют снабжения дефицитным антрацитом.

Эти и другие усилия должны привести к тому, что к 2018 году Украина сможет сократить ввоз антрацита из РФ, ОРДЛО и ЮАР с нынешних 4 млн тонн до объема 1-2 млн. тонн и менее.

Но будут и другие, негативные последствия. Например, традиционным негативом всех минувших ЧП в украинской энергетике были коррективы экспорта электроэнергии, в котором доминирует пока что только одна компания, ДТЭК. По сравнению с декабрем прошлого года, в январе 2017 г. экспорт вырос на 9,4%, или на 48 млн. кВт/ч. За весь прошлый год, экспорт электроэнергии поднялся на 10,9%, или на 395 млн. кВт/ч, до более чем 4 млрд. кВт/ч, а экспорт 2015 года был на уровне 3,6 млрд. кВт.

Еще в конце прошлого года подразумевалось, что доминирование ДТЭК будет в экспорте будет всего лишь слегка потеснено компаниями "ЭРУ Трейдинг" и французской Engie – эти компании стали первыми арендаторами украинских ПХГ для закачки "ревeрcного" газа, который поступает в том числе для потребностей газовых и газо-угольных ТЭС.

Нынешний же кризис обрушил шансы ДТЭК на рост выработки электроэнергии антрацитовыми ТЭС, и наоборот, повысил шансы роста для импортеров газа из ЕС по реверсу. Кроме этого, злые языки в украинских медиа все чаще пишут о том, что кризис может заставить владельцев ДТЭК поделится долей в бизнесе.  Одни источники пишут, что в нынешних условиях, наиболее вероятным покупателем "конвертируемых в акции облигаций" Ахметова может стать близкая к Петру Порошенко компания ICU Ukraine, другие предполагают, что акции ДТЭК могут быть интересны российским группам "Альфа Банк" и А1 Михаила Фридмана и Германа Хана: в последние годы они проявляют продуктивную активность в Украине, несмотря на фактическую войну между двумя странами. 

Ранее "Страна" сообщала, что из-за блокады Донбасса и поломки газового котла прекратила работу Мироновская ТЭС.

Также мы рассказывали, что гендиректор Авдеевского коксохима Муса Магомедов заявил, что блокада Донбасса оставит без работы более 22 тысяч человек.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!