Отток кадров из коалиции ставит ее в зависимость от парламентских групп влияния, фото: Николай Белокопытов, rada.gov.ua
Отток кадров из коалиции ставит ее в зависимость от парламентских групп влияния, фото: Николай Белокопытов, rada.gov.ua

Фракции коалиции, теряя депутатов, не могут самостоятельно обеспечить устойчивое большинство в Верховной Раде. На двоих "Блок Петра Порошенко" (БПП) и "Народный фронт" имеют только 223 депутата. По мнению экспертов "Страны", это делает шаткими позиции власти в парламенте, которой ради принятия законов все чаще приходится вести торги за недостающие голоса депутатов с парламентскими объединениями вне коалиции.

Летуны в БПП    

Вопросы численности и состава парламентской коалиции остаются открытыми. Список членов правящего большинства так и не был обнародован с момента голосования за правительство Владимира Гройсмана (14 апреля 2016 года). И это несмотря на требования политиков, прессы и общественности.

Спикер Верховной Рады Андрей Парубий заявлял, что в те дни коалицию составляли 237 депутатов, однако семеро из них сложили полномочия, перейдя на работу в Кабинет Гройсмана (включая его самого).

Считается, что "по умолчанию" ее основу составляют депутаты фракций "Блока Петра Порошенко" и "Народного фронта". Незадолго до назначения Гройсмана  премьером общая численность властных фракций достигла 226 депутатов. При этом сама коалиция, как утверждают в БПП и НФ, это все та же "Европейская Украина", что была сформирована ими вместе с "Самопомощью", Радикальной партией и "Батькивщиной" после выборов 2014 года. 

Однако сейчас во фракциях БПП и НФ только 223 народных избранника. Последним, кто покинул президентскую фракцию, является народный депутат Сергей Мищенко, избранный в Раду по мажоритарному округу. После его выхода в представительстве БПП осталось 142 депутата (Во фракции НФ, соответственно, 81 депутат). Пикантность ситуации в том, что именно внефракционный депутат Мищенко, войдя в состав пропрезидентскую фракции, довел общее количество депутатов от БПП и НФ до 226-ти. И тем самым снял вопросы о необходимом минимуме для коалиции.

Народный избранник никак не прокомментировал случившейся факт. "Депутат Мищенко любит гулять сам по себе. За свою карьеру в парламенте он успел побывать в разных политических лагерях. Я бы не придавал его выходу из фракции БПП большого значения", - дает оценку политолог Владимир Фесенко.

В свою очередь, член фракции БПП, пожелавший сохранить свою анонимность, объясняет действия Мищенко желанием отделить себя от властной фракции в свете разговоров о возможных досрочных парламентских выборов. "Как только зашла речь о перевыборах, Сережа сразу – чтобы быть чистым и идти к избирателям с открытым забралом, выскочил из фракции. Тем более что заходил он, скажем так, сдавшись на уговоры. В тот момент его приход был критически важен", - утверждает источник.

При этом он уверен: на существование и работоспособность коалиции подобные маневры не влияют. "Необходимые законы, проект бюджета на этот год ведь уже приняли", - аргументирует он.

Политолог Владимир Фесенко тоже считает, что количественное уменьшение коалиционных фракций ничем не угрожает самому большинству. "Хотя бы потому, что покидание фракции совсем не означает того же в отношении коалиции. Законодательство не объясняет четко порядок выхода из коалиции. Внефракционные же депутаты вполне дополняют ее", - утверждает Фесенко, который уверен: о кризисе в коалиции не стоит говорить.

Спикер Андрей Парубий упорно отказывается обнародовать список членов коалиции, фото: Николай Белокопытов, rada.gov.ua

Независимость на руку

Тем не менее, неясная численность парламентского большинства, вызванная, прежде всего, кадровыми потерями БПП, по мнению политолога Андрея Золотарева, остается его слабым местом. "Коалициантам при важных голосованиях приходится прибегать к помощи депутатских групп и внефракционников, делая при этом вид, что коалиция жива и здорова. Делают хорошую мину при плохой игре", - говорит Золотарев. 

Против коалиции играют также слабая внутренняя дисциплина, а также старые противоречия между БПП и НФ, добавляет генеральный директор Комитета избирателей Украины Алексей Кошель. "Фракциям власти редко удается собрать практически весь свой состав. Плюс слабая координация планов и действий в силу противоречий между ними. А заложником остается, например, правительство, где нет министра здравоохранения, а только - исполняющая его обязанности (Уляна Супрун - Прим.Ред.). Провести ее кандидатуру или какую-то другую не удается, хотя вроде бы коалиция существует", - утверждает Кошель. 

Все это оборачивается тем, что политические соперники власти не упускают шанса напомнить ей о численной слабости коалиции. "Нехватка "штыков" позволяет разгонять атаки и на коалицию, и на саму власть", - считает политолог Анатолий Октисюк.

На этом проблемы власти не заканчиваются. По словам Октисюка, который ссылается на собственные источники в Раде, депутаты-мажоритарщики потянулись на выход из фракции БПП "ради свободы парламентского маневра". "Находясь во фракции, приходится так или иначе соблюдать фракционную дисциплину, например, голосовать по указанию руководства. А во внефракционном статусе они сами себе хозяева и могут самостоятельно договариваться об участии в знаковых голосованиях и, так сказать, поощрении в том или ином виде", - говорит Октисюк.

Что в конечном итоге усложняет для власти сбор голосов под куполом Рады и ставит ее в зависимость от депутатских "хотелок". Оттого и желание Банковой собрать депутатские группы-сателлиты (вроде "Нашего края"), с помощью которых бы был ликвидирован дефицит голосов. Правда, пока что эти попытки оканчивались неудачей. 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!