В судах до сих пор нехватка рук, сумасшедшая нагрузка и бардак, жалуются судьи, фото: ZN.ua
В судах до сих пор нехватка рук, сумасшедшая нагрузка и бардак, жалуются судьи, фото: ZN.ua

5 января вступил в силу закон о Высшем совете правосудия. Новая инстанция получит возможность лишать неприкосновенности и увольнять судей. Но это лишь часть так называемой судебной реформы в Украине. "Страна" разузнала, как она продвигается.  

Высший совет правосудия поможет давить или бороться с давлением на судей?

Высший совет правосудия (ВСП) фактически заменяет Высший совет юстиции (который, кстати, с 5 января уже упразднен). ВСП будет вести дисциплинарные дела судей (наказывать их за непрофессиональные, неправосудные решения, нарушение присяги и т.п.), а также назначать их, переводить из одной инстанции в другую и увольнять.

Президент Ассоциации юристов Украины Денис Бугай считает, что внедрение ВСП и передача ему функций вершить карьеру судьи – это позитив. Кроме того, есть надежда, что создание ВСП ускорит рассмотрение дисциплинарных производств по судьям.

"Сейчас процедура слишком длительная: доброчестный судья, на которого подали жалобу, может годами находиться в "подвешенном" состоянии, ожидая решения в своём дисциплинарном деле. А судья-коррупционер точно так же годами может спокойно сидеть на своем месте и продолжать брать взятки. Такая ситуация вызывает соблазн со стороны власти "подсказать" таким судьям, как разрешить то или иное дело", – отмечает Денис Бугай.

Плюс, по сложившийся практике, большинство резонансных и скандальных дел рассматриваются судьями, которые сами находятся в процессе рассмотрения дисциплинарных жалоб. Судья Чаус - ярчайший тому пример, напоминает юрист. "Дисциплинарные производства должны рассматриваться не более полугода", – убежден он.

Беглый судья Николай Чаус, который прятал взятки в трехлитровых банках, а сейчас скрывается от НАБУ

Но есть и не такие радужные нюансы в процессе создания ВСП.

Напомним, что изменения в Конституцию в части правосудия и новый Закон "О судоустройстве и статусе судей" вступили в силу еще 30 сентября, однако предусмотренный этими законами Высший совет правосудия так и не был создан – по причине отсутствия профильного закона, который ВР приняла только в конце декабря, а президент подписал два дня назад. Из-за этого уже три месяца невозможно было назначить почти тысячу судей, у которых истек 5-летний срок полномочий, не рассматривались дисциплинарные дела в отношении судей, в частности по делам Майдана, и невозможно было даже отстранить того или иного судью за совершенное им правонарушение.

"Сейчас в судах все по-старому: бардак. И тотальная нехватка рук, – сетует судья Дмитрий Мовчан. – Есть районы, где в судах вообще никто не работает, нагрузка на коллег сумасшедшая. А когда на одного судью приходятся десятки дел, требовать качественного рассмотрения не приходится. В таких условиях невозможно работать. Многие мои коллеги подали заявления на увольнение – так их даже уволить некому!"

Кроме того, судей обманули, пообещав им высокие зарплаты уже с этого года. "Большие зарплаты судьям не дали, как обещали – а по факту их даже уменьшили. Раньше они были привязаны к минимальной зарплате, а ее с 1 января подняли до 3200 грн – вот только зарплату судей теперь уже привязали к прожиточному минимуму 1600 грн. Я слышал из СМИ, что судьи с Нового года будут получать чуть ли не по 100-200 тысяч грн – ничего подобного. Судья первой инстанции будет получать около 16 тысяч грн, плюс какие-то надбавки, кому они положены. Как было, так и есть", – рассказывает Дмитрий Мовчан.

Есть и другие волнующие вопросы к новому судебному органу. В частности, насколько удастся ограничить влияние политических сил на его работу?

Так, Высший совет правосудия будет состоять из 21 члена (при этом из состава совета исключили министра юстиции и генерального прокурора). Десять членов ВСП будут избраны на судейском съезде, двух назначит президент, двух выберут народные депутаты и еще шестерых определят на съездах адвокатов, прокуроров и представителей юридических высших учебных заведений. Последним в совете должен стать председатель Верховного суда, который войдет в состав ВСП по должности. Срок их полномочий — 4 года, два срока подряд занимать должность в ВСП нельзя. А конечный срок избрания вчех членов - 30 апреля 2019 года. 

Но учитывая, что двоих членов ВСП назначает лично президент страны, а еще двоих делегируют депутаты Вепрховной Рады, – сможет ли ВСП быть действительно независимым от власти органом и вершить судьбы судей по справедливости?

"Большинство членов ВСП все-таки избирают сами же судьи на съезде, – парирует  Денис Бугай. – И по всем европейским нормам этот оран считается независимым. А наличие в ВСП людей не из системы, не судей, это наоборот хорошо. Это не позволит превратить судебную систему в "судейскую корпорацию". Кандидаты от судейского сообщества иногда могут покрывать своих коллег, "входить в их положение", проявлять профессиональное сочувствие и, как результат -  игнорировать дисциплинарные производства. Присутствие в составе ВСП юристов не из судебного корпуса уравновешивает и делает систему более справедливой", – настаивает эксперт.

Но у политиков есть способ давить на судей – через ту же систему дисциплинарных нарушений. 

"Есть механизмы, которые позволяют политикам давить на любого судью. Например, очень размыто прописаны в законе основания для привлечения судей к дисциплинарной ответственности. Одно из них звучит как "доброчестность". Ну, что такое доброчестность? Для вас это одно, а для меня может быть совсем другое. Это понятие можно трактовать как угодно. И эта размытость и возможность разнопрочтений дает возможность подавать жалобы на фактически любого судью. А пока длится рассмотрение дела по дисциплинарному производству, судья подвергается давлению", – рассказывает Дмитрий Мовчан.

Эксперты опасаются, что в том виде, в котором новый орган создается, он не будет лишен политического влияния на суды. Более того, еще два года, на т.н. переходной период, ВСП будет фактически тем же Высшим советом юстиции, только с другой вывеской (обязанности членов ВСП два года будут исполнять представители совета юстиции). Только если раньше членов ВСЮ назначали по равномерным квотам от Верховной Рады, президента и съезда судей, то теперь полномочия президента расширяются: до 2019 года, согласно конституционной реформе, президент получит право реформировать и организовывать суды, управлять кадрами. 

"Принятый закон и создание ВСП не меняет философию работы судебной ветви власти, и действительно этот двухгодичный переходной период оставляет открытой возможность для политического влияния на судейский корпус", - считает, например, нардеп от БПП Сергей Каплин. Президент и Верховная Рада лишаются права увольнять судей, но у главы государства остается право их назначать и после 2019 года (да, по представлению ВСП, но все равно последнее слово - за Петром Порошенко). 

Верховный суд как плацдарм для передела сфер влияния в парламенте

Много надежд возложено на следующий этап судебной реформы – создание Верховного суда (ВС). Высшая квалификационная комиссия уже отобрала кандидатов, вывесила их полный список допущенных к конкурсу – сейчас они готовятся к экзамену по теоретической части. 

Интересно, что к участию в конкурсе в ВС допускались не только действующие судьи, а и адвокаты и ученые-юристы со стажем работы более 10 лет. У некоторых экспертов вызывает опасения, что назначение на должность судьи высшего судебного органа человека без опыта именно судейской работы может негативно сказаться на реформе в целом.

"Конкурс сейчас – 8 человек на место", – рассказывает Дмитрий Мовчан. Многие его коллеги-судьи подали свои кандидатуры в ВС и также сейчас готовятся к тестам, так что он в курсе подробностей отбора из первых уст. 

"Есть депутаты, которые подались на конкурс, нарисовав себе из головы 10 лет стажа. Как они будут работать в ВС, я не представляю. Верховный суд будет эффективным, я считаю, если туда по итогам конкурса все же пройдет большинство действующих судей. Вы можете быть хорошим адвокатом или ученым – но для работы в суде такого уровня  нужны специфические знания. Мне кажется, как минимум год нужно проработать в суде первой инстанции – есть определенные процессуальные нюансы. А так, как они там сейчас планируют набрать всех, а потом посмотреть, как пойдет работать, и если что отправить адвокатов и ученых на экспресс-обучение в школу судей – это несерьезный подход, у меня это вызывает недоумение. Должен быть здоровый баланс", - уверен Дмитрий  Мовчан.

До конца марта должно быть назначено не менее 65 судей (из примерно 200, предусмотренных законом). Но четко по срокам не прописано, когда именно они приступят к исполнению своих обязанностей – когда члены ВС будут готовы осуществлять правосудие, то сделают соответствующее объявление. Но до тех пор, пока не создан Верховный суд, вся судебная реформа пока еще находится в подвешенном состоянии.

По поводу неангажированности этого обновленного судейского органа также уже были озвучены сомнения. Например, недавно в эфире "112" канала экс-нардеп Инна Богословская сделала заявление о том, что Верховный суд сейчас делят по квотам между БПП и Народным фронтом. И точно также будут делить и другие судебные органы власти. 

"Квотный принцип, хоть и нигде не прописан, но стал нормой и негласно действует везде в органах правосудия, – уверяет нардеп от БПП Сергей Каплин. – К примеру, Генпрокуратура: генпрокурор Луценко у нас – креатура от БПП, а его первый зам – человек Народного фронта.  То же самое происходит по судам в целом, и в частности – по Верховному суду. Разумеется, договоренности есть. У нас парламентско-президентская республика, и ключевые решение принимает большинство в Верховной Раде – коалиция, то есть БПП и НФ, и они всегда стремятся поделить между собой сферы влияния на силовой блок".

Но не все настроены так пессимистично.

Так, юрист Денис Бугай называет заявление популистским и настаивает на независимости нового органа. "Процедура формирования Верховного суда настолько сложная, что повлиять на нее почти нереально. Обратите внимание, что никто из политиков не подался в кандидаты в Верховный суд – свои кандидатуры подали только два депутата ВР. Кроме того, вопросы к экзамену для кандидатов есть в открытом доступе – любой желающий может их прочитать и подготовиться. То есть, не будет такого, что кто-то знал вопросы наперед, а кто-то – нет. Процедура максимально открыта, конкурсная основа, система тестирования анонимная. Ко всему прочему, кандидаты будут вынуждены проходить через "сито" нового органа –  Общественного совета доброчестности, который состоит из 20 представителей различных общественных организаций.  Поэтому сложно говорить о том, что при наборе в ВС политсилы распределяют сферы влияния. Безусловно, всегда есть некое политическое влияние на судебные органы, но здесь оно сведено к минимуму", – считает Денис Бугай.

И все же,  у политсил для давления на конкурсный отбор в ВС есть кое-какая лазейка – и по иронии, как раз через упомянутый выше Общественный совет доброчестности, созданный при Высшей квалификационной комиссии судей, которая как раз отбирала кандидатов на должности судей нового ВС.

"Против общественности ничего не имею, но среди этих так называемых активистов есть люди, тесно связанные с определенными политиками – причем это ни для кого не секрет, это кулуарно сейчас все обсуждают. Через них, не исключено, что политические силы смогут влиять на конкурсный отбор в ВС. Но окончательные выводы можно будет делать только уже по итогу конкурса, когда будет видно, кто прошел, а кто нет. Сейчас это еще вилами по воде писано", – отмечает Дмитрий Мовчан.

Что еще осталось изменить в рамках судебной реформы?

Украину ждет перевоплощение четырехуровневой судебной системы в трехуровневую (местные/окружные суды – апелляционные суды – новый Верховный Суд). Так, все районные, межрайонные, городские суды заменят на окружные суды.

При этом Высший хозяйственный суд, Высший административный суд, Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел ликвидируются, но специализация судопроизводства останется. Так, в составе нового Верховного Суда будут действовать такие институты:

  • Большая Палата Верховного Суда;
  • Кассационный административный суд;
  • Кассационный хозяйственный суд;
  • Кассационный уголовный суд;
  • Гражданский кассационный суд.

Но открытым остается вопрос, не зависнут ли во времени дела, которые уже находятся на рассмотрении в нынешних судах, пока будет происходить трансформация этой системы и передача полномочий от одних судов в другие? И не будут ли увольнять судей в нарушение процедуры, без предупреждения, как было во время квалификационного оценивания судей этой осенью, опасается Дмитрий Мовчан. "Хуже этого бардака – только полная остановка судебной системы", – говорит он.

Также в рамках реформы планируется создание отдельных Высшего антикоррупционного суда, который будет рассматривать дела, относящиеся к подследственности Национального антикоррупционного бюро. Правда, сроки создания такого суда не установлены. А также в планах – создание Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности. Эти суды будут действовать как суды первой инстанции, а их решение сможет просматривать только Верховный суд Украины. Также должны принять новый закон для Конституционного суда Украины, который сейчас проходит обсуждения в Верховной Раде.

Но для функционирования обновленной судебной власти создания новых судебных органов недостаточно. Нужно также привести в соответствие с этими изменениями и процессуальный кодекс, и закон о Конституционном суде и другие законодательные акты.

"Тот бардак, который сейчас творится в судебной системе, зависит не столько от работы суда, а от законов, которые принимаются в Украине, – говорит Дмитрий Мовчан. – Пример: была у нас такая категория "дети войны", а ВР приняла закон, которым ограничила им выплаты. И все дети войны резко пошли в суд – только у нас на территории района было за месяц 20 тысяч обращений! Это не говоря уже о чернобыльцах и других льготниках. Люди занимали очередь с шести утра, были драки и потасовки. Вот сейчас опять ограничат соцвыплаты – я больше чем уверен, что льготники массово опять пойдут в суд. Пытаются ограничить этот вал повышением ставок судебного сбора, но у них не очень получается. По состоянию на сегодня, государство должно людям выплатить 450 млрд грн в целом по решению судов. Если власть будет давать такие поводы, то эта цифра будет только расти. Судей-то поменять можно, но главный вопрос – изменится ли у нас в стране качество законодательной работы?"

Путь к реформе действительно лежит несколько в другой плоскости – прежде всего, в наличии политической воли, считает нардеп от БПП Сергей Каплин. Но, по его словам, политической воли для перемен в судебной системе у политических сил (коалиции), чей рейтинг стремительно падает, сейчас апроори быть не может. "Руководство страны будет в любом случае стремиться установить контроль над судами, и ни один закон, каким бы он ни был радикальным, инновационным и европейским, не поможет бороться с этим", - замечает он.

Каплин настаивает: "Новые законы и новые судебные органы сами по себе радикально ничего не меняют в судебной системе. Можно создать какой угодно новый орган, расширить или передать полномочия, сделать зарплату судьям хоть в 500 тысяч грн в месяц – но все начинается с первых кабинетов в государстве. Кабинета президента, премьера, главы ВР. Если там нет консолидированной позиции менять страну, все безуспешно. Тут не законы новые нужны, а политическая воля к переменам. И я надеюсь, Петр Алексеевич это понимает. Президент несет абсолютную ответственность за судебную реформу, так как именно в его руках теперь – максимум полномочий". 

 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!