Надежда Савченко представила новую общественную платформу
Надежда Савченко представила новую общественную платформу "РУНА" во Львове, фото: Вера Савченко/Facebook

Блокада Донбасса: президента заставляют сделать выбор

Объявленная добровольцами в понедельник блокада неподконтрольных территорий Донбасса оказалась в подвешенном состоянии. Хотя участники добробатов объявили о записи добровольцев для блокпостов, но их идею не поддержал никто из политиков, и она зависла.

Вчера с неоднозначным заявлением по этому поводу выступил секретарь СНБО Турчинов. Он не одобрил и не осудил акцию добробатов – он просто переложил ответственность на президента. "Будет принято решение блокировать – значит, будем блокировать. Не будет принято такое решение верховным главнокомандующим – значит, этого делать никто не будет", – сказал Турчинов.

С одной стороны, такое заявление выглядит как сверхлояльность – мол, нечего заниматься самодеятельностью, надо делать то, что решит Порошенко. С другой – это, что называется "подстава".

В последние недели секретарь СНБО активизировался в плане политических заявлений, направленных на "электорат войны", в том числе и блокада Донбасса – это была инициатива, высказанная именно Турчиновым две недели назад. Теперь же, своим перекладыванием ответственности на президента, секретарь СНБО ставит Порошенко перед выбором – или он соглашается на блокаду, и тогда портит отношения с партнерами по Нормандской четверке, или он выступает против нее, и тогда выглядит предателем в глазах все того же "электората войны", – на фоне ультрапатриота Турчинова.

При этом нельзя исключать, что эта вилка была сознательно создана самим секретарем с участием добробатов специально для того, чтобы создать имиджевые проблемы для Порошенко.

"РУНА" Савченко и освобожденные пленницы

Тем временем вчера в самых разных уголках страны самые разные люди работали над новым имиджем нардепа Савченко. Сама она во Львове презентовала общественную организацию "РУНА", при этом не скрывая, что в будущем эта организация может стать партией. Причем партией с потенциально значительным электоратом – так как в Украине сейчас существует немало избирателей, которые настроены против войны и поэтому не могут голосовать за "партии войны" (а это весь парламент, кроме Оппозиционного блока и частично БПП), но в силу старых предубеждений не хотят голосовать и за "партию мира" (потому что бывшие регионалы). Правда, сможет ли неопытная Савченко правильно сработать на этот электорат – пока вопрос.

Но ей активно помогают, причем не только в Украине, но и на неконтролируемых территориях. Всего пару дней назад прошла новость о том, что сепаратисты готовы отдать Савченко двух своих политузниц – галицкую журналистку Сворак и местную судью Преснякову, – а уже вчера их в районе Макеевки передали главному специалисту страны по освобождению пленных Рубану.

Естественно, такая поддержка Савченко со стороны сепаратистов вызывает неприятие у "электората войны", однако со своим новым имиджем она сознательно игнорирует эту часть общества, тем более что она гораздо меньше "электората мира". Больше того, своими контактами с Захарченко Савченко постепенно приучает свой потенциальный электорат к тому, что прямые переговоры с сепаратистами не только возможны, но и необходимы, поскольку только они дают результат.

Трамп и заветы дедушки Киссинджера

Прямые переговоры с сепаратистами могут стать в ближайшем будущем основным вариантом решения проблемы Донбасса. Такой вывод можно сделать из предложений по решению российско-украинской проблемы, которые сделал новоизбранному президенту США Трампу аксакал американской политики Киссинджер.

Человек, который был советником по национальной безопасности еще при президентах Никсоне и Форде в 1969-75 годах (и оказался одним из немногих соратников Никсона, не пострадавших от "Уотергейта"), может сыграть серьезную роль при президенте Трампе. Во-первых, он республиканец до мозга костей, во-вторых, на протяжении всей своей карьеры он был сторонником разрядки в отношениях между США и СССР, а позже – между США и Россией.

Для Трампа, который строил свою предвыборную кампанию на лозунге перезагрузки отношений с Россией, идеи Киссинджера, вполне вероятно, окажутся актуальными. Конечно, на свою должность сорокалетней давности Киссинджер не вернется, но, чтобы быть советчиком, не обязательно быть советником.

Что же советует аксакал американской политики президенту-новичку? В отношении Украины у него два предложения.

Первое – закрыть глаза на тему Крыма. То есть вести ту же линию, которую вели Штаты в 40-80-х годах ХХ века в отношении Прибалтики: официально присоединение не признаем, но отношениям это не мешает.

Во-вторых, убедить Путина отказаться от каких-либо планов в отношении остальной территории Украины, воссоздать ее в прежних границах без Крыма и передать в сферу влияния России. Безусловно, эти планы встретят серьезное сопротивление внутри Украины, но если они станут договоренностью между Вашингтоном и Москвой, то противостоять им будет сложно. Разве что построив государство по принципу "осажденной крепости" и по примеру Албании 1960-80-х годов, которая противостояла одновременно и Западу, и СССР.

Коломойский разворачивает фронт

Однако весь исторический опыт Украины показывает, что диктатура, подобная албанской, у нас невозможна в силу известной поговорки о двух украинцах и трех гетманах. Вчерашнее решение Коломойского закрыть телеканал Ukraine Today является одним из фактов, подтверждающих эту пословицу.

Безусловно, Ukraine Today не был серьезным фактором пиар-войны между Украиной и Россией, однако сам факт его существования являлся символом того, что Коломойский ведет эту войну в одной упряжке с властью. И теперь, после того как власть забрала у него "Приватбанк", Игорь Валерьевич имел два варианта построения своей политики – либо не переводить конфликт в открытую плоскость (и в этом случае содержать Ukraine Today хотя бы в каком-то формальном виде), либо сжечь все мосты в сторону власти.

Публичное объявление о закрытии телеканала сразу после национализации "Приватбанка" (да еще и с объяснением – мол, пусть власть сама справляется) означает одно: Коломойский выбрал второй вариант, и теперь он разворачивает фронт, выстраивая его против украинской власти.

А когда против власти выстраивается такой фронт, на стороне Коломойского окажется достаточно влиятельных людей, которые не дадут построить в Украине Албанию ХХI века.

"А у вас переворот. Вот"

В Москве тем временем состоялся суд, который признал события в Украине зимой 2013-14 годов государственным переворотом. Решение вроде бы юридически правильное, но с политической точки зрения бессмысленное.

Возможно, конечно, оно имеет определенное значение для подававшего иск экс-нардепа Олейника и других политэмигрантов, – ведь если в Украине был переворот, то вся эта эмиграция как бы законно обоснована. Но больше никакого значения это решение не имеет.

В том, что Майдан был госпереворотом, никто не сомневается и в Украине. Разница только в том, что одни называют его революцией, другие переворотом, – одна и та же суть, но разная эмоциональная окраска. Однако юридически это может констатировать только один суд в мире – Конституционный суд Украины.

В международном законодательстве нет норм, которые обязывают все государства мира определенным образом относиться к стране, в которой совершен переворот. Каждое государство решает само – и они уже решили, поскольку ни одна страна мира не разорвала дипотношения с Украиной после победы Майдана. В том числе и Россия, которая, в частности, признала итоги президентских выборов 2014 года. Так что вопрос переворота/революции – это лишь вопрос учебников истории, а решение российского суда – такой же абсурд, как недавнее решение Печерского суда Киева разрешить обыск в Администрации президента Путина.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!