Сегодня – день книги Ложкина. Утром глава администрации президента презентует ее на пресс-конференции, а уже вечером – в Интерконтиненталь, куда приглашены сливки украинского политического бомонда и журналистской среды. «Четвертая республика». Почему Европа нужна Украине, а Украина – Европе. Книга от издательства «Фолио», специализирующееся на издательстве политической литературы и при участии Владимира Федорина, бывшего главреда украинского Forbes, входящего в структуру Украинского Медиахолдинга, когда он принадлежал Ложкину.

Книгу на 252 страницы Ложкин посвящает своим родителям и периоду работы в Администрации президента Петра Порошенко с июня 2014-го года, когда тот пригласил его к себе на работу. «Разъезжая по пустыне на внедорожнике, мы с друзьями увлеченно обсуждали открывающиеся перед страной. ЦИК еще не подвела официальные итоги выборов…Зазвонил телефон. В трубке раздался веселый голос Порошенко. Через день я был в Киеве. Поговорили несколько часов. У меня были десятки вопросов к пятому президенту Украины. Какой он видит будущую страну? Насколько решительно настроен на реформы? Что происходит на Донбассе и как он намерен погасить конфликт? Политических амбиций у меня никогда не было, поэтому работа в администрации могла меня заинтересовать только в том случае, если президент настроен на радикальные изменения». Фактически первой главой автор (ры) задают тон книги  - она о технократах реформатарах, как себе понимает свою роль Ложкин. Кадровая политика Ложкина, а именно он стал главным поставщиком новых лиц во власти – отдельная точка, где сгустилось внимание автора. Ложкин объясняет или оправдывает целую цепочку назначений. Вот взять хотя бы Шокина. Сравнивая Шокина с уволенным Виталием Яремой, Шокин называет его «одним из лучших представителей старой системы. Он точно понимает, что жить по-старому невозможно». А дальше Ложкин пускается в отдельные рассуждения на тему, как нужно реформировать прокуратуру. Уточняет, что нельзя как в Грузии – взять и распустить, и у президента нет другого выхода как взять реформу прокуратуры под личный контроль. И так по многим примерам.

Традиционно политики и государственные деятели пишут свои мемуара после окончания политической карьеры. Это и немудрено. Качественные мемуары это хороший источник заработка и за счет писательского труда непохо жили такие политики как Уинстон Черчиль и Виктор Янукович. С другой стороны в мемуарах политик имеет возможность не только рассказать правду, но и высказать и обосновать свой взгляд на события, в которых он принимал участие. Именно эти цели, заработок и еще один аргумент в доказательство своей правоты, очевидно, преследовал Борис Ложкин, начиная писать свою книгу. Насколько ему удалось добиться своих целей, нам сказать сложно, но по фактажу и стилистике книга является фактически готовым сценарием очередной серии известного британского сатирического сериала “Да, господин министр!”. И в сериале, и в книге с тонким английским юмором, который больше похож на троллинг описывается логика и алгоритм поведения политика с точки зрения руководителя его аппарата. Начиная от названия книги: Петр Порошенко в разгар революции, если кто поминит вернулся в политику во главе общественного движения «Третья республика». Легкий стеб продолжается в названии глав, одна из которых называется «Господин президент» и является прямой аллюзией к названию сериала. И заканчивая очень тонкими и острыми оценками тех экономических идей, которые лягли в программу кандидата в президенты Петра Порошенко и более полно раскрыты в его програмной книге «Кем быть» экономиста Александра Пасхавера, изданная Фондом Петра Порошенко в разгар избирательной кампании в серии «Жить по-новому». Фактически Борис Ложкин подводит двухлетний итог попыток реализовать советы Пасхавера о том, как именно нужно жить по-новому. Насколько авторам и реформаторам это удалось, вывод сделает читатель.

Книга издана 3000 – тысячным экземплярами. 

Цитаты из книги Ложкина-Федорина

- В книге Андрея Шлейфера и Дэниела Тризмана "Without a Map" есть запоминающийся образ. Путник, стоящий в долине, всматривается в горную цепь, на которую ему предстоит взобраться. Конечный пункт маршрута - как на ладони, но между путником и вершиной - густые так бурные реки, провалы и ледники. В таком положении находились, по мысли авторов, реформаторы, стоявшие у истоков рыночных преобразований в странах бывшего социалистического лагеря. Но такова же судьба и большинства активных людей моего поколения. Мы знали, куда хотим попасть, но у нас не было карты.

- Был и другой важный момент. Осознавая масштаб своего бизнеса, мы решили не поддерживать ни одну политическую силу, ни одну финансово-промышленную группу. Я никогда не состоял ни в какой партии. Администрацию Президента я возглавляю не как политический назначенец, а как менеджер-технократ.

- Украина втягивались в затяжной политический кризис, связанный с запланированными на 2004 год президентскими выборами. Кучма то ли думал продлить свое правление, то ли искал преемника. После того, как его выбор пал на губернатора Донецкой области, в прошлом дважды судимого Виктора Януковича, стало ясно, что развязка будет драматичной.

- Все остальные крупные медиакомпании входили в олигархические конгломераты: их владельцам медиа были нужны для того же, для чего ими стремился обзавестись и Купченко, - для усиления своих позиций в политической борьбе и бюрократическом торге.

- Украинский политический класс несет всю полноту ответственности за кризис 2013-2015 годов. Нашим политикам и чиновникам только предстоит подняться на уровень солдат и офицеров, которые в момент наивысшей опасности защитили страну.

- 20 с лишним лет украинцы жили с ощущением конца истории. После распада СССР казалось, что войн больше не будет - просто потому что воевать не с кем. Украину окружают союзники и на Западе и на Востоке - так думали почти все. Армия воспринималась как атавизм. По данным World Values Survey, в 1996-2014 годах доверие украинского общества к Вооруженным силам снизилось с 68% до 59% (сумма ответов "полностью доверяю" и в "значительной степени доверяю"). Для сравнения: уровень доверия к своим вооруженным силам России достигал в 2014-м 67%, в США - 83%.

- Война - работа с самым понятным на свете KPI. Победа или поражение, жизнь или смерть, трусость или мужество. Много говорят о том, что старые, довоенные, генералы должны уступить дорогу новым кадрам, проявивших себя в настоящих боях. Требование совершенно справедливое. Именно это сегодня и происходит.

- Социальные лифты не могут двигаться со скоростью мысли. Эффективный командир батальона далеко не всегда может стать успешным командиром бригады, по крайней мере сразу, без дополнительного обучения. В конце концов у каждого человека есть свой потолок. Нет смысла требовать от людей чего-то сверхъестественного.

- 7 августа 2014-го Президент провел первую встречу с волонтерами. Один из лидеров волонтерского движения Давид Арахамия позже писал, что Президент первым из политиков признал очевидное: волонтеры играют важейшую роль в войне на востоке. Активисты вышли из президентской администрации окрыленными. Президент тоже остался доволен, в отношениях с волонтерами у него сразу возникла некая "химия".

-  2015-го патриарх украинской  экономической мысли, советник Президента Александр Пасхавер поднял важную тему. Почему реформы в Украине до сих пор шли туго или вообще не шли? Пасхавер делает акцент на кризисе ценностей. Общество, по большему счёту, не очень-то и требует реформ, подчеркивает экономист. Оно требует, чтобы его обеспечивали всем необходимым. А как политики организуют это " обеспечение" - уже их дедо. Революция достоинства - это, пожалуй, самый мощный сигнал о незамеченной нами трансформации сознания, о сдвигн всторону ценностей самовыражения, а не безопасности и патернализма. Вопрос в том, накопились ли уже критическая масса украинцев, которые способны отстоять свой выбор. Если нет, реформы - даже самые правильные и радикальные - будет трудно реализовать, тут я полностью согласен с Пасхавером.

- Если до ноября 2013 года меня спросили "Кто ты?", я бы,  скорее всего, ответил: "Менеджер". В марте 2014 самолет, на котором я возвращался из командировки, заходил на посадку в Борисполе. На меня нахлынуло все передуманное и перечувствованное прошлой зимой, что-то внутри меня как будто перещелкнуло. Я почувствовал себя украинцем.

- До недавних пор в нашей политической системе, контролируемой олигархами, действовал механизм отрицательного отбора. Типичный представитель политического класса, выведенного таким путем, - это или делец, который с помощью законодательных рычагов самостоятельно придумывает и реализует  схемы собственного обогащения, или обслуга олигархов и дельцов от политики.

- Иногда приходится договариваться и с экзотическими, и, прямо скажем, с малоприятными персонажами. Так было с голосованием по изменениям в Конституцию 31 августа 2015 года. Нам было важно, чтобы поправки поддержала не только коалиция, но и " Оппозиционный блок" - это показало бы, что в обществе складывается консенсус по одному из самых крупных вопросов.

- Президент и премьер - союзники, члены правящей коалиции. Но они же - политические конкуренты.

- Зарплата в Верховном суде должна быть не ниже 10 000 долларов в месяц. За такие деньги не купишь виллу в Ницце, но для нормального человека это серьезный доход, который он будет бояться потерять.

- Чем больше "пришельцев" мы будем вбрасывать в систему, тем лучше. Отсутствие местного опыта здесь скорее плюс, чем минус. Я, кстати, и себя причисляю к этой категории. Мы - раздражители, которые должны менять организм. Мы задаем вопросы, которые представителям системы кажутся дурацкими, но на самом деле позволяют взглянуть на вещи по-новому.

- У Яценюка есть важная положительная черта,  резко выделяющая его на фоне подавляющего большинства других украинских политиков. Если с ним о чем-то твердо и четко договоришься, он всегда держит свое слово.

- Надеюсь, Коломойский понял, что Украиной нельзя управлять из Женевы по телефону. Означает ли это, что он смирился с тем, что время олигархов прошло? Поживем – увидим.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!