Не исключено, что польские "правые" политики используют фильм "Волынь", чтобы утвердиться в глазах избирателей

В Польше вышел в прокат художественный фильм "Волынь" о кровавых событиях 1943 года, когда украинские националисты (бойцы ОУН-УПА) убили десятки тысяч поляков. Эти преступления больше известны под названием "Волынская резня".

Еще за месяц до выхода картины её заочно окрестили самой скандальной премьерой осени в Европе. Кинокритики и публицисты предупреждали, что фильм может обострить отношения Варшавы и Киева. Как оказалось, эти опасения были не беспочвенными.

Многие украинские историки и журналисты не скрывают раздражения, обвиняют режиссера в искажении истории и требуют снять ответный фильм о нападениях поляков на украинцев. "Страна" разбиралась в конфликте вокруг фильма о "волынской резне", угрожающему украино-польской дружбе.

Несимметричный фильм

Кинокритики и публицисты уже окрестили режиссера фильма "польским Тарантино". Неспроста: картина снята очень натуралистично. Много крови, убийств, насилия, криков и боли. В одной из сцен фильма тело польского офицера оуновцы разрывают лошадьми на части, в другой – сжигают стариков и детей. А еще - рубят топорами и кромсают ножами.

Как говорил сам режиссер фильма Войчех Смаржовский, он старался максимально честно передать историческую правду. Для этого на съемочной площадке всегда присутствовал консультант-историк. "Судя по проведенным исследованиям, только половина поляков знает, что тогда произошло на Восточных Кресах (так поляки называют Западную Украину - Прим.Ред.), а другая половина, которая заявляет о своей осведомленности, имеет очень далекие от реальности представления о тех событиях", – отмечал режиссер.

И все же, по словам экс-мэра приграничного города Рава-Русская и президента Центра Балто-Чорноморских исследований Ирины Верещук, картина снята очень однобоко. "На мой взгляд, фильм несимметричный. Он показывает сцены убийств воинами УПА так, что немцы в это время чуть ли не охраняют гражданское население от зверств украинцев. Извините, но такой акцент неприемлем. Потому что подобные зверства стали возможны только вследствие оккупации Волыни Германией, и немецкая оккупационная власть наверняка содействовала преступлениям", – отмечает она.  

В фильме также есть сцены, которые не имеют под собой никакого исторического фундамента.

"Например, когда греко-католический священник освящает топора и вилы, которыми украинские националисты убивали поляков. Во-первых, на Волыни никогда не было греко-католической церкви, а в те годы – и подавно. Там чисто православная церковь. И тем не менее, эта сцена очень запоминается, она очень сильная. Тем более, когда в следующей сцене, на контрасте, католический ксьондз призывает народ обороняться от националистов. Таким образом людям, которые смотрят этот фильм, в голову вбивается противостояние между греко-католицизмом и католицизмом. Эти диспропорции вызывают у непредвзятого зрителя вопрос: а для чего вообще было снимать такой фильм?", – задается вопросом Ирина Верещук.

"Волынская резня, УПА, Бандера – это самые страшные точки столкновения наших народов, – поделилась впечатлениями от фильма киевлянка Анастасия Крашенникова, которая уже 4 года живет в Польше. – Это яблоко раздора, которое очень удобно время от времени вытаскивать из кармана, чтобы снова и снова манипулировать чувствами людей. Всегда найдутся те, кто помнит рассказы дедушки о страшных "бандеровцах" или о польских полицаях, от которых приходилось убегать в лес, бросая дом и все пожитки, когда за спиной лились кровавые реки, горели хаты, заставляя простой народ брать вилы и идти друг на друга. Мало кто захочет выслушать историю с противоположной стороны, поднять архив, ознакомиться с фактами. Если бы я хотела натравить два народа друг на друга – иметь подобную историю в кармане было бы очень кстати".

По словам Анастасии, отношения между поляками и украинцами в последнее время и без того обострялись. "В Польше запрещаются концерты украинских парней из группы OTVINTA – якобы их песни несут националистический настрой, в новостях все чаще звучат фразы типа "украинцы отбирают у польских граждан жилье и работу"… А теперь еще и "Волынь", – отмечает девушка.

Польская власть поддержала фильм

Некоторые польские политики еще в процессе работы над картиной обвинили режиссера Войчеха Смаржовского в подыгрывании интересам Путина. Из-за маркера "агента Кремля" режиссеру катастрофически не хватало денег на то, чтобы закончить съемки – спонсоры один за другим отказывались от финансирования. Из-за этого и премьера затянулась. Интересно, что в итоге на помощь режиссеру пришло польское государство.

"Польская государственная телекомпания выделила на окончание съемок художественного фильма о "волынской резне" 1 млн злотых (почти 7 млн грн). То есть, фактически, часть этой картины профинансировало государство, тем самым взяв на себя и часть ответственности за ее содержание, качество и общественный резонанс", – рассказывает Ирина Верещук. В Украине фильм "Волынь" в прокат не выйдет.

Но стоит отметить, что Войчех Смаржовский собирался снимать фильм о "Волынской резне" еще до того, как в Украине произошел Евромайдан. Кроме того, режиссер пытался заручиться поддержкой Украины для съемок фильма, хотел привлечь сценаристов, актеров, историков. Но ему отказали, когда увидели сценарий фильма и основные сцены, на которых основывается сюжет.

"Фильм задумывался еще до Майдана. Так что тема "волынской резни" блуждала в польском обществе многие годы, и сейчас в фильме акценты расставлены так, как этого хотели поляки. А поляки видят это именно как геноцид украинцев над поляками на Волыни, что официально признал польский Сейм 22 июля 2016 года. И конечно, украинцам не могло понравиться то, как эта история подана в фильме", – объясняет Ирина Верещук.

По ее словам, вряд ли начиная работу над фильмом еще до Майдана, режиссер мог быть тайным агентом Кремля.

Не исключено, что фильм Смаржовского просто стал жертвой внутреннего противостояния польских политических элит.

"Так сложилось, что на время съемок фильма о "волынской резне" к власти пришли правоцентристы, - объясняет Ирина Верещук. - Как раз именно они активно педалируют тему волынской резни, а потому фильм "Волынь" играет им на руку, так как вписывается в нужный им общепольский "правый" контекст. А центристы и либералы, противостоя правым, соответственно, фильм пытаются дискредитировать как прокремлевский". 

При этом польская власть, как считает Верщук, пытается еще и продемонстрировать правильность своего решения по признанию "волынской резни" в Сейме геноцидом. "С помощью этого фильма польская власть закрепляет нужное ей отношение к этой трагедии в мозгах молодого поколения, на широких экранах показывает, почему власть была права, признавая это геноцидом", – отмечает Ирина Верещук. 

"Вы еще нам ответите за Волынь"

Интересно, что режиссер картины не опасался, что посеет вражду между нашими народами. Напротив – надеялся,  что польские и украинские историки "восстановят совместную работу, сравнят между собой факты, проведут эксгумацию останков и, наконец, смогут сформулировать общую позицию, которая попадет в польские и украинские учебники – это будет начало новых польско-украинских отношений". Но получилось иначе.

Так, депутаты польского Сейма предложили ввести уголовную ответственность за публичное отрицание геноцида на Волыни, а героизацию Бандеры и Шухевича расценивают как угрозу для польского народа.

"Украинская повстанческая армия и националистические организации, которые сотрудничали с немцами и Третьим Рейхом во время Второй мировой войны, совершали массовое уничтожение польского народа, евреев и чехов на Волыни. Сейчас какая-либо попытка переписать историю — это просто скандал. Если украинское государство будет основываться на вранье, то оно просто не выдержит и рухнет", – заявлял один из авторов соответствующего законопроекта, депутат Томаш Жимовский.

Отношения между поляками и украинцами, живущими в Польше, заметно обострились. Так, на днях в польском селе Верхрата на кладбище уничтожили памятник воинам УПА. Как сообщил председатель Союза украинцев Польши (ZUwP) Петр Тыма, это не единичный случай уничтожения украинских памятников: подобные случаи вандализма над мемориалами украинцам ранее были совершены в населенных пунктах Хрушовице, Радруж, Молодич, Вежбице, Монастеж, Пикулице и Лиски.

"Есть такие люди в Сейме, правительстве, СМИ, римско-католической церкви, которые делают вид, что "ничего не произошло", – отметил Тыма.

"Украинцы в Польше жалуются, что им стало страшно даже говорить по-украински на улицах. Потому что к слову "украинец " начинается предвзятое отношение: мол, давайте, уезжайте отсюда, вы еще нам ответите за Волынь. Так у меня вопрос: нам для симметрии нужно снять фильм "Висла-47" о выселении украинцев из Польши после войны? Это только углубит наши несчастья", – рассказывает Ирина Верещук.

Она ожидает, что нагнетание антиукраинских настроений в Польше только продолжится. Украинцы, конечно, будут объединяться и бороться с этим, как смогут, но системной помощи от украинского государства не приходится ждать. "Посол Украины в Польше Андрей Дещица одинок в своих попытках найти общий язык и как-то сгладить конфликт. Денег для того, чтобы поддерживать украинские проекты в Польше, нет, а Польша будет продолжать поддерживать своих героев и память о поляках, погибших на Волыни от рук украинских националистов, будет снимать новые фильмы", – говорит Ирина.

По ее словам, украинцы попали под раздачу, просто потому что наша страна сейчас слаба на внешнеполитической арене. "Почему-то к Германии поляки претензии уже не предъявляют, хотя масштабы преступлений, совершенными немецкими оккупантами против поляков многократно превосходят масштабы волынской резни. А Украину в Польше используют как плацдарм в своих политических внутренних интригах", – утверждает Верещук.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости