8 сентября Кабинет министров одобрил и направил в Верховную Раду законопроект "Об ограничении доступа на украинский рынок иностранной печатной продукции антиукраинского содержания". "Страна" проанализировала законодательную инициативу и узнала, как это отразится на украинском книжном рынке.

Не только книги, но и СМИ

Законопроект, в названии которого фигурирует "иностранная печатная продукция", на самом деле ограничивает доступ только для одной страны - России. Он затрагивает книги и периодические издания. Первый пунктом проекта предлагается внести изменения в закон "О печатных средствах массовой информации". Эти изменения запретят использовать СМИ для "популяризации или пропаганды органов страны-агрессора и их отдельных действий, которые создают положительный образ сотрудников государства-агрессора, сотрудников советских органов государственной безопасности, которые оправдывают или считают правомерной оккупацию территории Украины".

Корявые формулировки вроде "сотрудник государства-агрессора" будут исправлены в окончательной версии проекта, сказал "Стране" один из его разработчиков, глава Госкомтелерадио Олег Наливайко. По его словам, норма о сотрудниках советских органов фактически дублирует норму закона о декоммунизации (хотя запрет на пропаганду коммунизма и нацизма прописан пунктом выше).

По прогнозам Наливайко, законопроект будет принят уже этой осенью.

Проверят каждую российскую книгу

Закон "Об издательском деле" будет дополнен статьей 28.1, согласно которой издательская продукция из России и временной оккупированных территорий может распространяться в Украине только при наличии разрешения (норма не распространяется на ручную кладь общим количеством не более десяти экземпляров - то есть до 10 книг можно будет ввозить без разрешения).

Чтобы получить такое разрешение, заявитель должен предоставить четыре документа:

- заявление на получение разрешения;
- один экземпляр оригинала издания;
- соглашение между субъектом хозяйствования и собственником прав на издание, который подтверждает - предоставление права на распространение продукции в Украине (на украинском языке);
- рецензию на издание, засвидетельствованную подписью собственника прав на это издание (на украинском языке).

Разрешение обещают давать в течение десяти дней на бесплатной основе, объясняет глава Госкомтелерадио Наливайко. Ведомство создаст реестр, в котором будут указаны все российские книги, получившие разрешение на распространение в Украине.

Основанием для отказа в получении разрешения могут быть формальные поводы вроде неполного пакета документов или ошибки, или же негативный вывод экспертного совета. Что же это за экспертный совет?

Литературу проверят психиатры

Анализ и оценку издательской продукции будет осуществлять уполномоченный орган, состоящий из чиновников, представителей отраслевых ассоциаций, деятелей культуры и искусства, специалистов в области информации, а также... психиатров.

"Могут быть вопросы какие-то, связанные с информационным воздействием, - объясняет Наливайко наличие психиатров в составе экспертного совета. - Все решения будут приниматься публично и транслироваться онлайн".

Критерии оценки того, какая литература является антиукраинской, будут разработаны позже. Но именно эта норма вызывает вопросы. Ведь под определение "антиукраинской" может подпадать в том числе классическая литература.

"Запрещать пропагандистскую литературу нужно, но когда включается содержательный аспект, возникает больше вопросов, чем ответов. Что является антиукраинским, а что нет? - говорит доктор философских наук, писатель Вахтанг Кебуладзе. - Начиная с "Острова Крым" Аксенова: это провидческая книга о "Русской весне" и критика, которую можно и нужно читать в Украине или это антиукраинская литература, пропагандирующая крымский сепаратизм? Или, например, "Укус ангела" Павла Крусанова: если это прочитает русский нацист, он может воспринять это как руководство к действию, а у любого адекватного читателя это вызовет мурашки по коже. Бунина запрещать или нет? Рассказ "Галя Ганская" - это эротическая история, но на фоне - уничижительное отношение к полякам и украинцам. Есть однозначная пропагандистская чушь, но когда это уже литература, очень сложно найти критерий. Кроме того, врага-то нужно знать: хотя бы эксперты, критики, историки должны это читать".

"Я не думаю, что будут приниматься какие-то решения по классической литературе, - обещает Наливайко. - В первую очередь, будут отсеиваться новые книги из страны-агрессора, которые завозятся сюда как спецтехнологии. Литература, которая направлена на подрыв украинской государственности". 

Форум издателей во Львове. Фото: www.ufest.in.ua

Как отразится на украинском книжном рынке

Российская литература составляет 99% всего импорта в Украину, сказал в комментарии "Стране" генеральный директор издательства "Фолио" Александр Красовицкий.

"То, что импортируется, например, из Китая, это, чаще всего, импорт книг российскими издателями. Страна происхождения указана Китай, но страна издания - Россия", - говорит Красовицкий.

Но за последние четыре года объемы импорта книг из России упали в несколько раз.

"Официальный импорт - 33 миллиона долларов в 2012 году, 23 миллиона в 2013 году, 11 миллионов в 2014 году и 3,5 миллиона в 2015 году. Я подозреваю, что в этих 3,5 миллионах может быть какая-то цифра - менее сотни тысяч - подпадает под необходимость рассмотрения комиссией при Гостелерадио, если будет принят закон. В целом это никак не отразится на украинском издательском рынке. Размер того, что регулирует этот закон, настолько мал, мне кажется, что гораздо эффективнее бороться с пиратством. Этот закон не имеет отношения к экономической стороне вопроса ни для украинских издателей, ни для российских", - считает Красовицкий.

Президент Украинской ассоциации издателей и книгораспространителей Александр Афонин считает, что этот законопроект является, скорее, политическим жестом и не повлияет существенно на украинский книжный рынок.

"Изначально речь шла о создании общественной комиссии. Первыми согласились братья Капрановы (украинские писатели, которые потребовали исключения из программы празднования Дня Независимости исполнения композиций Мусоргского, Прокофьева и Чайковского  - Прим.ред.). Комиссия должна рассматривать списки литературы, которые поступают в Украину из России. Хотя вы понимаете, что все это весьма условно. Если человек захочет почитать какую-то, даже запрещенную, книгу, он всегда ее найдет в интернете. Тем более, что сегодня в Украине более чем достаточно пиратов, тиражирующих без каких-либо разрешений и запросов любые книги. Это, скорее, политический жест, чем решение, которое может каким-то существенным образом повлиять на рынок", - считает Афонин.

А если эмбарго?

По мнению Красовицкого, куда более эффективной мерой было бы введение эмбарго на ввоз российских книг.

"Я считаю, что правильно следовать экономическим принципам, - полагает издатель. - В мире книжные рынки - монопольные. Соответственно, если книга на английском языке печатается, допустим, в Великобритании, то она не может продаваться на канадском рынке. Чтобы продавать в Канаде, британский издатель должен открыть свой филиал на территории США или Канады и там работать. То же самое, если книжка печатается в Хорватии, она не может продаваться в Словении или Сербии, хотя язык - один и тот же. Поэтому я сторонник эмбарго на ввоз российских книг в Украину и возможности для российских издателей печатать книги на территории Украины. Тогда не понадобится никакая комиссия: каждый субъект предпринимательства будет отвечать за себя. На сегодня почти все крупные российские издательства имеют здесь филиалы, но выгоднее ввозить через границу".

В свою очередь Афонин убежден, что эмбарго привело бы к обеднению украинского книжного рынка.

"Когда зимой была инициатива ввести эмбарго на все российские книги, мы заявили, что считаем это нецелесообразным в условиях, когда Украина не имеет целых жанровых ниш - научной, научно-технической, научно-популярной книги. Это только обеднит украинский рынок", - объясняет Афонин "Стране".

Куда более остро для украинских книгоиздателей стоит вопрос пиратства, который наносит бизнесу огромный урон.

"Сегодня украинский рынок страдает не столько от внешних поставок, сколько от разгула внутреннего пиратства. Массово тиражируются копии российских книг и поставляются на рынок. Вы знаете и прошлогоднюю ситуацию, когда СБУ и налоговая "наехали" на сеть магазинов "Буква" за пиратские книги. Существующие законы позволяют бороться с пиратством. Нужно желание тех людей, которых мы называем правоохранительными органами, заниматься этим. Наши неоднократные обращения и в МВД, и в прокуратуру, и так далее заканчиваются ничем. Они спускаются до уровня оперативника, который звонит и спрашивает, на каком стенде, на каком лотке нужно изъять литературу. Это не вопрос изъятия литературы на лотке, это вопрос мер в отношении изготовителей этой продукции. Это легко отследить. Украина завозит огромное количество бумаги. Легальные зарегистрированные издатели используют 25-30% от этих объемов. Это офсет - его нельзя использовать для плакатов, это сугубо книжная бумага, плюс какие-то бланки печатают. Достаточно просто отследить по таможне, кто является получателем этих огромных объемов бумаги и для чего она используется", - добавляет Афонин.

"Ограничения убьют украинский рынок"

В тоже время, у Даниила Ваховского, автора и ведущего программы о книгах на Old Fashioned Radio своя точка зрения на вопрос. 

"Ограничения на ввоз российской книжной продукции похоронят легальный импорт и всех книготорговцев, - сказал Ваховский в комментарии "Стране". - То, что сегодня выглядит как проект, направленный на защиту интересов Украины, является не более, чем популизмом людей, не разбирающихся в книжном рынке. Легальные импортеры, могут везти фуру от 3 до 10 тысяч тайтлов, где книги могут быть и по 1 и по 2 штуки. Никакая экспертная комиссия не сможет оценить даже тысячу произведений за 10 дней, не говоря уже о других объемах. Посмотрите на факты. Три недели назад «хлопнули» поезд Москва-Кишинев, в котором контрабандой везли 1 тысячу книг. Но на каждого пойманного контрабандиста – десятки непойманных. И что делать с ними? Проводить контрольные закупки в рознице на предмет наличия разрешений? Это растрата бюджетных денег и тотальная зачистка книжных полок в магазинах, которая добьет и без того еле дышащих книготорговцев. Законодательная инициатива выгодна всего нескольким лоббистам на книжном рынке, но убьет его в уже через несколько лет, потому что ни один издатель в Украине не может обеспечить всего необходимо объема, еще и с учетом того, что некоторые книги продаются в количестве 5-10 штук в год, их печатать никто в таком количестве не будет, значит пострадает в первую очередь читатель. Без российских книг у нас будут просто пустые полки в книжных магазинах".

По словам Ваховского, следующие вопросы, которые возникнут – это экспертность самой оценочной комиссии.

"Неужели все забыли, каким посмешищем была работа Национальной экспертной комиссии по защите общественной морали и каким облегчением для всех, когда эту лавочку прикрыли, - говорит Ваховский. - Уже сегодня можно предположить, какие проблемы возникнут, заработай этот орган. Например, биография Ленина от российского критика и журналиста Льва Данилкина. Критическое произведение, развенчивающее ряд коммунистических мифов о вожде, может быть прочитана как пропаганда, просто потому что посвящена Ленину".

Как считает Ваховский, механизм контроля книгопечатной продукции должен быть реализован. Но предложенный метод реализации - политический, он не учитывает реалии рынка и интересы потребителя.

"Необходимо разграничить три проблемы и работать с каждой отдельно - контроль контента, нелегальный импорт из-за рубежа и производство пиратской продукции на территории Украины. И достаточно решить две последние в экономической плоскости - и первая сама собой исчезнет. Логика проста - ни один легальный бизнес не готов подставлять себя под удар из-за мизерных продаж гипотетического "Дугина" на территории Украины. А весь некачественный контент, вся литература, которая направлена на подрыв украинской государственности попадает в Украину (или печатается тут же) исключительно нелегальным способом. И последнее – правительству пора перестать заниматься популизмом и начать наконец поддерживать украинский книжный рынок: сформировать концепцию развития общественных библиотек, поддерживать издателей и книжные сети, заняться наконец-то промотированием украинской книги за рубежом. Отношение властей к украинским книгам лучше всего демонстрирует убогость украинских стендов на международных книжных выставках, которые теперь издатели и волонтеры собирают за свой счет, не надеясь на государственную поддержку", - говорит Ваховский.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости