Лех Валенса. Фото: i-r-p.ru

На этих выходных в Польше состоялось перезахоронение так называемых "проклятых солдат" - антикоммунистических подпольщиков, действовавших в стране после окончания Второй мировой. Кроме борьбы с просоветским правительством Польши, "лесные братья" совершали преступления на национальной почве против литовцев и белорусов, из-за чего по сей день получают спорные оценки от современников. Впрочем, позиция польской партии власти "Право и справедливость" вполне однозначна. На перезахоронении "проклятых" президент Польши Анджей Дуда заявил, что такой шаг "восстанавливает достоинство польского государства", которое в течение многих лет не могло "отдать честь своим героям".

Наделять спорных исторических личностей статусом героев в Польше готовы не все. Первый президент Польши Лех Валенса заявил, что в его каденцию такой шаг мог бы привести к гражданской войне.

"Если кто-то ведет к гражданской войне, то вторая сторона будет поступать так же, и мы еще посмотрим. Я с самого начала предупреждал, что нам грозит гражданская война, и если эти люди (Дуда и Ко - Прим.Ред.) будут действовать так безответственно, то мы будем неизбежно двигаться в этом направлении", - заключил экс-президент.

Но насколько обоснованы опасения Валенсы относительно гражданского конфликта в Польше? "Страна" попыталась разобраться в вопросе.

 

Историческая ширма

Историческая повестка стала коньком партии власти "Право и справедливость". Этим летом польский Сейм признал Волынскую резню геноцидом, вызвав тем самым неоднозначную реакцию в украинских националистических кругах. Другим основополагающим тезисом партии стала авиакатастрофа в Смоленске, во время которой погиб брат главы организации, экс-президент Польши Лех Качиньский. В "Праве и справедливости" жертв называют "смоленскими мучениками", а в саму трагедию считают спецоперацией Кремля.

Одним из таких спорных вопросов в риторике партии власти стала и героизация "проклятых воинов".

Так есть ли гражданский конфликт?

Журналист, координатор мультимедийного проекта украинцев в Польше "Простир" Игорь Исаев считает слова Валенсы об угрозе гражданской войны в Польше большим обобщением.

"Если послушаем только политиков, такое впечатление сложится. Но это не до конца правильное впечатление. Политическая дискуссия обострилась. Но еще есть общественные настроения, если мы посмотрим экономическую составляющую, они абсолютно другие. Лех Валенса стал участником политического конфликта, начавшегося с приходом к власти "Права и справедливости" прошлой осенью. С этого момента началась очередная поворотная точка в польской истории. Политический конфликт очень обострен, он сейчас является самым острым за историю демократической Польши с 1989 года. Тут есть смысл в словах Валенсы. Сейчас употребляется очень крепкая лексика и стилистика. С одной стороны этого конфликта оказалась партия власти, с другой - все остальные, в том числе Валенса".

Польский парламент. Фото: РБК.Украина

Заявления о возможном гражданском конфликте по причине исторических разногласий не имеют под собой почвы, уверена экс-мэр Раввы-Русской Львовской области Ирина Верещук, которая проживает в Польше. Слова Валенсы связаны исключительно с политических конфликтом с партией власти, ведь в начале этого года польский институт памяти опубликовал документ о сотрудничестве с КГБ за подписью Леха Валенсы. Это совпало с приходом к власти партии "Право и справедливость".

"По вопросам Волынской резни и "проклятых воинов" польское общество единодушно. Валенса, как я понимаю, обвиняет власть в разжигании против него "кампании". Наверное, у такой версии есть право на жизнь, потому что руководители "ПИСа" обратились к Гданьским руководителям, чтобы забрать у аэропорта имя Валенсы. То есть видно, что они подыгрывают силам, которые сегодня действуют в Польше против Валенсы", - говорит Верещук.

В свою очередь координатор проектов и аналитик фонду "Центр исследований Польша-Украина" Агнешка Пясецкая видит опасность в возросшей агрессии в обществе, основанной на исторических вопросах.

"Политический пиар на исторические темы раскалывает общество. В этом виновны журналисты. Скандал продается за большие деньги, и чтобы продались новости, нужно поскандалить. В польских СМИ происходит "таблоидизация". ... Ситуация в обществе неоднородная. Есть опасность того, что общество поделится на черных и белых баранов. Но это не вопрос к действующей власти. Это ситуация, которая развивается с конца 90-х", - говорит Пясецкая.

Зимние антиправительственные демонстрации в Польше. Фото: "Телеграф"

Вопрос не в истории

Тем не менее, Ирина Верещук уверена, что польское общество больше раскалывают социально-политические вопросы, нежели исторические. Речь идет о противостоянии либеральной общественности (местных "еврооптимистов") и находящихся у власти консерваторов. Если первые ориентируются на ценности ЕС, то вторых можно назвать "евроскептиками": они отстаивают свой, польский, путь, обещают населению большую защиту со стороны государства, а также практикуют "закручивание гаек" по основным правам и свободам (в том числе и по свободе слова). Протест "еврооптимистов" против политики действующей власти не так давно вылился в многотысячные уличные акции.

В такой атмосфере заявления Валенсы о гражданской войне, возможно, и преувеличение, но весьма характерное.  

"Вопросы социальные, например, снижение пенсионного возраста, они всегда делят поляков на тех, кто хочет жить при социализме, и либертарианцев, которые давно привыкли работать на рыночных условиях," - говорит Верещук.

"В Польше своеобразная форма евроскептицизма, которая выражается в безумной критике периода так называемой "трансформации" 1990-х годов, которая, в конце концов, и привела в начале 2000-х годов эту страну в ЕС, - говорит известный украинский публицист, специалист по Польше Андрей Бондарь. - Сегодняшний лейтмотив консерваторов лапидарно можно описать так: "Тогда все сделали неправильно, не так, как надо было, а надо было все сделать по-другому". Главный упрек тогдашней власти – надо было устроить не люстрацию, которая у них произошла, а, условно говоря, "кастрацию". А все решилось тихо и мирно. Кроме того, лакмусовой бумажкой евроскептических настроений в Польше является популярность консерватизма и национализма как среди молодежи, так и среди людей 50+".

 

Правда, он считает, что в Польше на данный момент нет непреодолимых противоречий, следствием которых мог бы стать жесткий гражданский конфликт, не говоря уже о войне.

"Опасения первого президента третьей Республики необоснованны, - говорит Бондарь. - Думаю, слова Валенсы можно воспринимать как некую метафору. Главные фигуранты политического процесса в Польше – несмотря на некоторые различия в подходах – имеют консенсус по главным вопросам жизни страны и безопасности. Польша – член ЕС, НАТО и является одной из важнейших стран Европы. Недовольство консервативным правительством "Права и справедливости", которое в последние годы зреет в определенных левых и либерально-демократических кругах польского общества, может найти свой выход уже в следующих выборах президента".

В тоже время Ирина Верещук допускает радикализацию протестов. 

"Не исключено, что если действующая власть будет действовать и дальше так не по-европейски, то возможны новые, еще более мощные и более радикальные акции протеста, - говорит Ирина. - Речь идет например, о том, что власти открывают уголовные дела против своих политических противников. Начинают вмешиваться в разные сферы жизни поляков. Польша уже давно отошла от того, чтобы министр культуры, например, вмешивался в работу регионального театра и прямо запрещал какой-то спектакль, потому что это не отвечает линии правящей партии. Такого не было никогда со времен падения коммунизма. Теперь это есть. Такие действия вызывают сопротивление в обществе. Для нас, украинцев, может быть и нормально, когда министр Нищук может запретить исполнять концерт Чайковского или Прокофьева, но для поляков это ненормально".

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости