Верховная Рада снова рискует стать центром политического кризиса
Верховная Рада снова рискует стать центром политического кризиса, фото: "Украинские новости"

"Осень ждут с тревогой", - такой ответ сейчас можно услышать от многих депутатов. Действительно, на ближайшие месяцы пророчат много чего: начиная от российского вторжения и заканчивая тарифными бунтами и третьим Майданом. Но есть и прогнозы в духе исторической фразы Виктора Степановича Черномырдина: "вы думаете что-то будет? А ничего не будет. И это жизнь".

Чего же нам на самом деле ждать от нового политического сезона выясняла "Страна". 

1. Сохранится ли коалиция в составе "Блока Петра Порошенко" и "Народного фронта"?

На самом деле это ключевой вопрос, так как от него будет зависеть развитие в целом политической ситуации в стране. 

По мнению политолога Андрея Золотарева, вероятность развала этого дуумвирата достаточно высока, но не столько из-за действий оппозиции, а в виду внутренних противоречий. "Впереди нас ждет внутривидовая борьба. Власти никогда не бывает много. А наличие сильных амбиций у одних провоцирует подозрения у других. БПП и НФ обречены на конфликт", - полагает Золотарев.

С ним не согласен экс-депутат Егор Фирсов, лишенный мандата за выход из фракции БПП. Он называет существующую коалицию "фейковой" хотя бы потому, что до сих их пор не обнародован список депутатов, которые в нее входят. "Ради результативной работы коалиции власти приходится договариваться с депутатскими группами и внефракционными депутатами. Поэтому это - коалиция договоренностей. И предыдущая сессия Рады показала, что в этом статусе большинство вполне может работать. Под силу все, даже проект госбюджета на следующий год примут, договорившись", - полагает Фирсов.

На самом деле, ключевых противоречий между НФ и БПП два. Первое - это контроль за финансовыми потоками. Но по этому вопросу, как показывает практика, стороны могут полюбовно договариваться, хотя иногда битвы идут жестокие (как, например, вокруг Одесского припортового завода). Второе - это контроль за силовыми структурами. Сейчас большая их часть подчиняется президенту, но есть МВД, которое подчиняется Авакову. И внутри МВД и Нацгвардии есть подразделения, преданные лично министру. Таким образом, монополия президента на контроль над вооруженными формированиями нарушена. Эту ситуацию Порошенко пытается давно исправить путем увольнения Арсена Борисовича. Но главным препятствием здесь является позиция фракции НФ, на которую имеет большое влияние глава МВД. Поэтому его отставка (на которую голосов хватит и без Фронта) может означать автоматический распад коалиции.

Именно это удерживает Порошенко от запуска процесса увольнения главы МВД. Есть, конечно, и опасения, что Аваков может поднять бунт доробатов, но они вторичны. Первичны - политические последствия.

Поэтому президент может дать отмашку на увольнение главы МВД только в двух случаях. Во-первых, если он не будет видеть проблему в развале коалиции (и, следовательно, в досрочных выборах либо в ситуативной коалиции с привлечением бывших регионалов). Во-вторых, если он сможет расколоть НФ и большая часть фракции не проголосует за выход из коалиции после отставки Авакова. Последний вариант не такой уже и фантастический. Многие в "Народном фронте" думают, что кресло одного министра не стоит потери всех тех благ, которые они имеют сейчас пребывая в парламентском большинстве.  

2. Насколько велика вероятность объявления досрочных парламентских выборов?

Ответ на этот вопрос зависит от ответа на предыдущий. То есть - распадется ли коалиция НФ-БПП. В случае распада, если за 30 дней не будет создана новая коалиция, у президента появляется право объявить досрочные выборы Рады. Право, но не обязанность. Парламент может существовать и без коалиции. Просто под каждый закон будет собираться ситуативное большинство. Правда, у этого "болотного состояния" есть свой ограничитель - апрель следующего года, когда истекает иммунитет правительства от отставки. В отсутствие стабильной поддержке в Раде, Кабмин может быть отправлен в отставку. Что, опять же, делает вероятным досрочные выборы.

Большинство экспертов прогнозируют объявление досрочных выборов Рады (если они вообще будут) именно на весну 2017 года.

Политолог Руслан Бортник относит вероятную избирательную кампанию на весну-лето 2017 года. По его словам, политический кризис, который продолжает тлеть, запылает с новой силой к зиме. "И так невысокий президентский рейтинг - как и популярность его партии - может еще сильнее упасть из тарифной ситуации. А это угроза управляемости политической системой, ведь местные кланы могут начать переориентироваться на более сильных политиков. Что станет предлогом для перевыборов - сдача депутатами мандатов или длительное блокирование работы Рады уже будет не важно. Президенту придется пойти на перевыборы, чтобы утвердить свою власть", - говорит Бортник.

По мнению Евгения Магды, проведение досрочных парламентских выборов в ближайшем будущем выглядит практически невозможным, хотя борьба вокруг этого может быть ожесточенной, что повлияет на работоспособность самой Рады. "Методом дестабилизации может стать бюджетный процесс, всегда вызывающий споры. Да и сами отношения между политиками могут вызвать трения как в парламенте, так и за его пределами", - говорит эксперт. По его словам, оппозиция не продемонстрировала способности добиться избирательной кампании "вне срока", и власть будет сама виновата, если допустит некую грубую ошибку, которая спровоцирует перевыборы.

3. Возможны ли в новом политическом сезоне отставки ключевых министров и чиновников?

Опять же, все зависит от ответа на предыдущие два вопроса. Если коалиция распадется - отставок не избежать. Скорее всего, БПП захочет сильно почистить квоту НФ.

Впрочем, если даже распада коалиции не будет, рокировки в правительстве все равно возможны.

"Власть в Украине всегда готова повесить на кого -то промахи и неудачи, чтобы самой избежать, скажем так, коллективной ответственности", - считает Фирсов. 

Кстати, отставки уже начались. Возможно, уже в понедельник 29 августа уйдет со своего поста глава Администрации президента Борис Ложкин. Слухи об этом ходили еще с февраля и теперь, скорее всего, будут материализованы в реальности. Уход Ложкина был воспринят многими как показатель больших проблем у президента. Мол, если всегда тонко чувствовавший перемены Борис Евгеньевич решил уйти, то значит дело действительно плохо. При этом, его соратники такие мысли отметают, делая упор на то, что Ложкин останется в команде президента и возглавит совет по привлечение инвестиций.

Уход Ложкина сам по себе несколько изменит расклад сил в окружении президента, усилив позиции группы Кононенко-Грановского, с которыми у нынешнего главы АП был перманентный конфликт. Особенно это окажет серьезное влияние на судебную сферу. С должности ее куратора в АП уйдет человек Ложкина Алексей Филатов. Следовательно, возрастет роль другого "судебного" куратора (неофициального) - Александра Грановского.  

4. Будут ли приняты законы для реализации политической части Минских договоренностей (выборы, особый статус, амнистия)?

Экс-депутат Фирсов считает это маловероятным: "Я уверен, что такой сценарий не пройдет из-за консолидации его противников. При малейшей попытке провести закон через Раду стоит ждать массовых акций у парламентских стен вплоть до нового шествия "Азова" и других добровольческих сил". Эксперт Золотарев разделяет это мнение: "У Порошенко нет политического ресурса принять такое законодательство. Попытки приведут к расколу политикума на партию войны и партию мира не в пользу последней".

В тоже время, теоретически можно представить ситуацию, при которой НФ раскалывается, Авакова отправляют в отставку и новое ситуативное большинство голосует за минские законы. Но на практике это будет осуществить крайне сложно. Слишком велик страх у властей перед условной "партией войны" и ее возможной реакцией на реализацию политической части минских договоренностей (вплоть до попытки вооруженного переворота). Разве что, если Запад (или Россия) представит какие-то совершенно убийственные аргументы почему нужно голосовать. 

В целом, для принятия минских законов нужна принципиальна иная конфигурация сил в Раде, которая возможна только в результате досрочных выборов, после которых, скорее всего, фракцию "Народного фронта" в парламенте мы уже не увидим. 

5. Насколько велика будет протестная активность в стране и представляет ли она опасность для власти?

Эксперт Андрей Золотарев полагает, что осенью повышение стоимости коммунальных услуг действительно может подогреть протестные настроения. Он ссылается на социологические данные, которые говорят о высокой готовности людей протестовать. "Сами по себе, правда, эти настроения еще не несут серьезной угрозы для властей. Но она появится, если вероятные социальные бунты получат политическую субъектность: некая партия или общественная организация их возглавит", - считает Золотарев.

По большому счету, такие партии есть. Это "Оппозиционный блок", "Батькивщина", Ляшко. Правда, насколько они смогут организовать недовольные массы - непонятно. После Майдана они не раз пытались поднять народ на различные акции, но это не очень получалось. 

Егор Фирсов полагает, что "Батькивщина" в любом случае поведет людей на митинги. "Команда Тимошенко будет раскачивать ситуацию и выводить народ на улицы", - полагает он. Однако успех этих акций возможен только в том случае, если будет поддержка со стороны так называемых лидеров общественного мнения, как было на Евромайдане. "Одно требование снизить цены на отопление не сработает. Другое дело - если это будут требования реформистского характера, которые найдут отклик среди сторонников реформ", - сказал Фирсов.

Другими словами, для массовых акций протеста к тарифной теме нужно добавить еще другие "раздражающие факторы" - тогда акции протеста могут стать по настоящему масштабными и пошатнут позиции власти. Такими темами могут быть коррупция, беспредел силовых структур и развал их работы, а также резкое ухудшение социально-экономического положения страны (например, новый виток девальвации гривны). 

Кроме того, в случае развала коалиции БПП и НФ (либо просто увольнения Авакова), к организации протестов могут подключиться недовольные "нарфронтовцы", обвиняя Порошенко в подготовке к сговору с Россией.

Если акции будут действительно массовыми, то это будет дополнительным аргументом для Порошенко объявить досрочные выборы парламента, чтобы "выпустить пар". Кроме того, они же могут ускорить развал коалиции, обеспечив для этих выборов необходимое конституционное основание.  

6. Будет ли углубляться конфликт внутри силовых структур, проявлением которого стало противостояние Генпрокуратуры и НАБУ?

Политологи полагают, что углубление этого противостояния неизбежно, что станет еще одним фактором фактором дестабилизации ситуации в стране.

"Вашингтон, который обеспечивает НАБУ всевозможной поддержкой, хочет взять на крючок всю нашу верхушку. Поэтому у НАБУ - карт-бланш со стороны США. И ожесточенное сопротивление нынешней правоохранительной системы вряд ли остановит Бюро", -  считает Руслан Бортник.

По мнению Золотарева, президент Петр Порошенко будет пытаться свести усилия НАБУ на нет и отбить атаку на верные себе силовые структуры. "Достаточно вспомнить дело так называемых бриллиантовых прокуроров, которое рассыпалось, а Сакварелидзе, Касько (оба экс-заместители генпрокурора - Прим. Ред.) и другие, что вели его, выдавлены из ГПУ", - напомнил Золотарев.

Но этом фоне, по его мнению, конфликт перейдет в пиар-плоскость и войну компроматов.

"Бизнес-окружение Порошенко может стать мишенью для беспощадной критики со стороны политических сил, поддерживающих НАБУ - в первую очередь группы еврооптимистов Мустафы Найема и Сергея Лещенко", - говорит Золотарев.

В свою очередь, президент, скорее всего, попытается заблокировать расширение прав НАБУ в плане прослушки (соответствующий законопроект должен был быть принять осенью, но теперь его перспективы туманны). А возможно и обрежет законодательно права "антикоррупционеров", о чем уже говорят лояльные Порошенко прокуроры. Кроме того, для борьбы с НАБУ будет использовано Госбюро расследований, которое должно быть создано до конца года и куда президент постарается поставить верного себе человека.

7. Как будут строиться отношения нынешней власти и Запада?

Предыдущий вопрос (противостояние НАБУ и президентских людей) является сильным фактором, ухудшающим отношения Запада к нынешней украинской власти. Сильным, но не единственным.

Практически по всем пунктам официальный Киев не оправдал возложенных на него западными партнерами надежд. Это и отсутствие прогресса по минским договоренностям, и полная профанация борьбы с коррупцией, и невыполнение многих требований МВФ (повышение пенсионного возраста, снятие моратория на куплю-продажу земли, окончательная ликвидация налоговых льгот для аграриев и упрощенной системы налогообложения). Кроме того, что еще более важно, политическая и экономические системы Украине не становятся, вопреки ожиданиям, более открытыми к влиянию Запада. Наоборот, нынешняя власть пытается сохранить свой доминирующий контроль над политическими процессами, над силовыми структурами, над собственностью и ее перераспределением, над финансовыми потоками. Что и вызывает у Запада искреннее удивление, плавно переходящее в раздражение.

Конфликты вокруг НАБУ и резкие заявления евроопотимистов, задержка с траншем МВФ и прочим пакетом западной финансовой помощи, является внешним проявлением этого раздражения, которое, со временем, грозит выльется во что-то более серьезное. Например, в начало предметной работы по смене власти в Киеве со стороны Запада.

В любом случае, какие-то серьезные решения если и будут приниматься, то уже после выборов в США и вступления в должность нового президента в Вашингтоне.

А до тех пор у власти есть некий запас по времени, чтобы укрепить свои позиции. По данным "Страны", это укрепление будет идти по двум направлениям. Во-первых, поддержание постоянного градуса "военного" напряжения в обществе через педалирования темы угрозы вторжения России. Чтобы сплотить народ вокруг противостояния внешнему врагу. Во-вторых, усиление контроля над медиа-пространством. По слухам, этой осенью окружение президента попытается установить контроль над одним из крупнейших телеканалов страны, а также выкупить ряд новостных каналов. 

В целом, нынешняя украинская власть пытается проводить ту же политику, что и ее предшественники во время Кучмы и Януковча ("Техас должны грабить техасцы"). Вот только при Кучме и Януковиче не было войны на востоке и столь тяжелого экономического положения, что делает критичным наличие внешней поддержки. Порошенко и Ко сейчас ведут игру на мизере. И пока не совсем понятно чем и когда она закончится.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости