Теракт в Ницце снова поднял глобальную проблему терроризма в мире. Несмотря на то, что официально еще ни одна группировка не взяла на себя ответственность, очевидно, что террорист – из радикальных исламистов. "Страна" разбиралась, как трагедия повлияет на мировую политику.

Почему именно Франция?

Францию уже можно называть одной из самых опасных стран Европы. За полтора года там произошло с десяток терактов – начиная с расстрела редакции "Шарли Эбдо". Последний теракт перед Ниццей был в Париже, он стал крупнейшим в истории страны. Сторонники «Исламского государства" устроили серию взрывов — в парижских кафе, на концерте группы The Eagles of Death Metal и рядом со стадионом Стад-де-Франс. Тогда погибли 130 человек, более 350 получили ранения.

"Во Франции очень большая мусульманская община, - поясняет "Стране" эксперт–международник Олег Волошин. – И там много радикальных мусульман, которые не хотят интегрироваться в европейскую культуру. При этом Франция – крупный международный игрок, который входит в открытую конфронтацию с ИГИЛ. Ну и не стоит забывать, что Франция – не США и не Великобритания, там не так хорошо работают спецслужбы". К слову, напомним, что чрезвычайное положение во Франции действует с ноября 2015 года – когда и произошел теракт в Париже. А потому к властям накопились вопросы – как они могли допустить трагедию?

Ночной теракт, по мнению Волошина, несмотря на свою жуткость, всего лишь очередной. И его стоило ожидать, уверяет эксперт. Такие методы вполне вписываются в концепцию современной войны и пропаганду ИГИЛ – убивать как можно больше неверных любыми способами.

В том, что террорист явно симпатизировал идеям халифата, сомнений нет. "Но погибли и мусульмане, а ИГИЛ часто критикуют за это, - уверен Волошин. – Та же Аль-Каида их критиковала – что же вы боретесь за права мусульман, а сами их уничтожаете? Вспомните, за Стамбул ИГИЛ тоже ответственность не взял".

Усиление позиций правых и тень Ле Пен

Мировой политический расклад теракт вряд ли поменяет. Но вот французский – вполне. Франсуа Олланд и его партия социалистов стремительно теряет популярность в стране. "Олланд вообще президент слабый и мало популярный, - сказал "Стране" главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов. - Он продолжает тотально повторять чудовищные ошибки в работе по предотвращению терактов. И это, по сути, говорит о том, что государство не справляется со своей главной задачей - защитой граждан".

А потому, на грядущих президентских выборах нет сомнения, что социалисты во главе с Олландом не получат поддержки населения. Они состоятся в следующем году и, по мнению экспертов, шансы есть у двух кандидатов. Это экс-президент Франции Николя Саркози (у него своя правоцентристкая партия) и Мари Ле Пен (лидер французских ультраправых).

"Понятно, что на выборах победят правые, - уверен Волошин. – Другой вопрос кто – умеренный Саркози или же радикальная Ле Пен".

Лукьянов не рискует прогнозировать шансы Ле Пен на грядущих выборах. Но говорит – ветер вовсю дует в ее паруса. Волошин уверен – Ле Пен к власти не придет. "Все партии объединятся, чтобы этого не допустить", - говорит он.

25 мая 2014 года ультраправая партия «Национальный фронт» под руководством Мари Ле Пен одержала победу на выборах в Европейский парламент во Франции, набрав 25,4 % голосов избирателей, обойдя партию Саркози (20,6%) и почти вдвое опередив правящую Социалистическую партию (14,1 %). Это — первые в истории Франции выборы, на которых ультраправые заняли первое место. Успех «Национального фронта» французские журналисты назвали «политическим землетрясением». 

Ле Пен говорит вещи, которые хотят слышать уставшие от терактов французы. Она выступает за максимально жесткие меры против мусульман и мигрантов, выступает за выход из ЕС. Саркози же запомнился как жесткий политик, который также требует решительных мер против исламистов. После мягкого Олланда именно такого рода политики востребованы французами. 

Украина снова уходит на задний план

Для Украины теракт во Франции не будет иметь каких-то скорых последствий. Кроме одной – Европа все дальше будет уходить от украинского вопроса.

Возможно, позиция ЕС по давлению на Киев – проводите быстрее выборы на Донбассе – продолжится, предполагает Лукьянов. Что касается России – то возможны новые заявления о совместной борьбе с терроризмом, но вряд ли сотрудничество Парижа и Кремля усилится до будущих президентских выборов, прогнозирует он.

Для Киева тенденции во французском обществе не самые приятные. Ле Пен вообще открыто дружит с Кремлем. Она поддержала референдум в Крыму, выступает за отмену санкций и полностью на стороне РФ в украинском вопросе. Саркози – тоже друг Путина и, скорей всего, именно на него Кремль делает ставку – фигура Ле Пен все-таки еще слишком неоднозначна для французского общества. К слову, Саркози к аннексии Крыма относится вполне спокойно, а депутаты от его партии ездили туда с визитом, призывая отменить санкции.

Будут ли дальше теракты? Эксперты дают неутешительные прогнозы – да. Пока у мира нет рычагов борьбы с терроризмом. "Пока есть условный центр халифата, будут появляться фанатики, которые будут убивать. Потому, что воевать за условное подполье – глупо, а когда есть что-то определенное – вроде бы правильно", - говорит Волошин.

По его словам, Европа все еще не готова к радикальным методам. "Нужно подрывать терроризм изнутри, нужно добиться того, чтобы террорист был изгоем в мусульманском обществе. Но это недемократично, и европейцы не готовы к этому", - заключает эксперт.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости