Вчерашняя стенограмма заседания СНБО окончательно расставила все точки над "и" в позиции Украины по аннексии Крыма. Все, кроме и.о. президента Александра Турчинова, однозначно проголосовали против военного отпора "зеленым человечкам". Это и предопределило то, что Крым фактически ушел "без боя". Пока все обсуждают, можно ли считать поведение участников заседания СНБО госизменой или же, наоборот, государственной мудростью, которая уберегла украинскую государственность, "Страна" узнала у тех, кого вопрос "воевать или не воевать" касался в марте 2014 года непосредственно. А именно - у украинских военных, служивших тогда в Крыму. 

"Если бы в Крым загнали военных, ребят бы просто положили"

Юлий Мамчур, депутат от Блока Петра Порошенко. Во время крымских событий был командиром  204-й бригады тактической авиации. 

У нас с участниками заседания СНБО был разный уровень ответственности на тот момент. Я отвечал за свою часть, а они - за страну. Поэтому сложно оценивать их высказывания. Но на тот момент, наша страна не могла дать достойный отпор российской агрессии. Большинство сотрудников МВД, в том числе, и руководители - перешли на сторону россиян. То же самое и военнослужащие - например, почти весь состав военно-морского флота перешел на сторону РФ. Очень жаль, что за 25 лет было допущено такое отношение к крымским военным.  

Я понимаю, что можно было бы загнать на полуостров 5-6 тысяч военных и просто положить там ребят. Россияне были лучше подготовлены. Так что для решения СНБО не начинать боевые действия были объективные причины. А те диванные крикуны, которые говорят про госизмену и при необходимость войны, могли бы в то время подорвать свои пятые точки и записаться в военкоматы. 

"Мы должны были отреагировать на агрессию и дать силовой отпор"

Владислав Селезнев, глава пресс-службы Генштаба Украины. Во время крымских событий возглавлял Севастопольский медиацентр Минобороны.

В феврале-марте 2014 года, я был в Крыму и могу говорить от лица тех офицеров, которые тоже были там. В то же время, как работник Генштаба, я могу сказать, что все те факты, озвученные министром обороны на заседании СНБО, правдивы. Действительно, армия была не готова к масштабным действиям. 

С другой стороны, у меня есть информация, что если бы была дана соответствующая команда именно в ночь с 26 на 27 февраля, когда происходил захват Верховного Совета Крыма, ситуация могла бы развиваться по другому. У нас было бы до 8 часов времени адекватного реагирования на захват. 

Мы все, кто был в Крыму, постоянно ждали четкого, внятного приказа, что делать. А его не было и стенограмма дала ответ, почему. Единственный, кто был за силовой отпор - это Александр Турчинов. И я с ним согласен. Мы должны были реагировать на агрессию.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости