Мемориал жертвам Волынской резни в Варшаве, перед которым преклонил колени Петр Порошенко

8 июля Польша оказалась в центре украинского внимания сразу по нескольким причинам. В этот день в Варшаве открылся саммит НАТО, на который отправился Петр Порошенко. И в этот же день польский Сенат (верхняя палата парламента) принял резолюцию с призывом к Сейму (нижней палате) признать 11 июля днем геноцида поляков со стороны Украинской повстанческой армии (УПА). «Страна» отвечает на главные вопросы по этой теме.

1. Что такое Волынская резня?

У этого термина несколько трактовок. В официальной украинской исторической трактовке это событие называют «Волынской трагедией» и размывают его хронологические рамки. Но в данном случае речь идет о польской трактовке, которая четко изложена в документах, готовящихся к принятию польским Сеймом.

В польской трактовке Волынская резня – это акция по этническим чисткам польского населения Волыни, проводившаяся ОУН-УПА в 1943 году. Ее хронологические рамки отсчитываются от 9 февраля 1943 года – в этот день произошло нападение отрядов УПА на волынское село Паросля, где были убиты 173 поляка.

11 июля считается днем пика Волынской резни, потому что в этот день УПА совершила нападение одновременно на 150 польских городов и сел, находившихся на территории Волыни.

Общие цифры жертв Волынской резни точно не установлены. В проектах польского парламента фигурирует число 100 тысяч, и оно является основной в польской идеологической трактовке Волынской резни. Однако историки склоняются к тому, что 100 тысяч – это общее число польских жертв на западноукраинской территории в годы Второй мировой войны. Что касается территории Волыни в указанные хронологические рамки, то здесь цифры колеблются в пределах 50-60 тысяч.

2. Каковы причины Волынской резни?

Этот вопрос схож с вопросом «кто первый начал», а такие вопросы в межэтнических отношениях не имеют однозначного ответа. Отсчет можно вести даже из Средневековья, когда Речь Посполитая присоединила Литовское княжество с входившими в него территориями бывшей Руси и начала ассимиляцию местных жителей. В конце концов, восстание Богдана Хмельницкого было не случайностью, а ответной реакцией на действия польской власти по угнетению православного населения и попыткам окатоличить их (на тот момент ключевым считался религиозный, а не национальный фактор).

Больше того, создание в 1929 году Организации украинских националистов во многом было ответной реакцией на политику Польши в конце 20-х, целью которой было ополячивание западноукраинских земель. Причем в эпицентре оказалась именно Волынь, а не Галичина.

Галичина к тому времени была в значительной степени полонизирована и католицизирована через УГКЦ еще со времен первой Речи Посполитой и Австро-Венгерской империи, в то время как Волынь до окончания Первой мировой входила в состав Российской империи, оставаясь православной и преимущественно украинской. Поэтому польская власть именно на Волыни стала выделять земельные участки ветеранам борьбы за независимость в 1918-20 годах, которых стали называть «осадниками».

Так что подоплека у событий времен Второй мировой была глубокая. Но что касается конкретно Волынской резни, то она является результатом деятельности именно УПА. В первые годы немецкой оккупации на Волыни не было ни одной организованной военной или политической силы, кроме оккупационной администрации. Эту нишу заняла образованная в конце 1942 года Украинская повстанческая армия, которая воспользовалась создавшимся вакуумом, чтобы установить свое политическое господство в крае. Волынская резня является следствием этой политической линии. Ответные кровавые акции польской Армии Крайовой стали проходить лишь со второй половины 1943 года, и масштабы их были меньше.

3. Почему решение польского парламента готовится именно сейчас?

Активизация вопроса о Волынской резне в Польше является ответной реакцией на активизацию вопроса УПА в Украине. Власти социалистической Польши не педалировали эту тему, поскольку она затрагивала вопросы принадлежности Западной Украины Польше и выносила на одну из ключевых ролей антикоммунистическую Армию Крайову.

Активно тема Волынской резни стала подниматься в 90-е годы – после того как в независимой Украине произошел отказ от однозначно негативной трактовки УПА. Этот этап закончился в 2003-м, когда президенты Леонид Кучма и Александр Квасьневский приняли совместное заявление «О примирении в 60-ю годовщину трагических событий на Волыни».

Однако во времена Виктора Ющенко вопрос снова стал заостряться, чему способствовали попытки реабилитации УПА и попытки героизации Степана Бандеры и Романа Шухевича. Следует отметить, что лично Бандера не имел никакого отношения к Волынской резне (он в это время находился в немецком концлагере), но в идеологической концепции Польши и он, и Организация украинских националистов (ОУН) играют однозначно отрицательную роль. Для польских националистов Бандера – организатор убийства министра внутренних дел Бронислава Перацкого в 1934 году, за что он получил пожизненный срок, который отбывал в Брестской крепости и был освобожден оттуда немцами в 1939-м.

Однако, руководителем УПА во время Волынской резни был Роман Шухевич, соратник Бандеры (и, кстати, руководитель группы, которая организовала покушение на Перацкого). Поэтому, ответственность за трагедию поляки распространяют на все руководство ОУН-УПА.

Как известно, волна героизации ОУН-УПА и Бандеры с Шухевичем закончилась одновременно с приходом к власти Виктора Януковича – и параллельно с этим прекратились попытки актуализации вопроса Волынской резни. Летом 2013 года, в ее 70-ю годовщину, не было никаких призывов признать эту трагедию геноцидом.

Поворотным моментом стало 9 апреля 2015 года – в этот день украинский парламент принял закон «О правовом статусе борцов за независимость Украины», согласно которому героизация УПА стала официальной доктриной страны. Больше того, закон был принят в тот же день, когда в Верховной Раде выступал президент Польши Бронислав Коморовский, что было воспринято поляками как пощечина.

Поэтому явно не является случайностью, что решение польского Сената состоялось в день прибытия Петра Порошенко в Варшаву и в тот же день, когда украинский президент возлагал венок к памятнику жертвам Волынской резни и даже преклонил перед ним колени. Хотя ранее украинская и польская стороны договорились, что решение по волынскому вопросу не будет приниматься польским Сеймом до конца саммита НАТО. Формально поляки слово сдержали – резолюция Сената это не решение Сейма, – но ответную пощечину все же нанесли.

Также нельзя сбрасывать со счетов и внутрипольские политические расклады. Нынешняя правящая партия - "Право и справедливость" опирается на консервативного националистического избирателя, для которого память о событиях на Волыни не менее важна, чем, например, для электората "Свободы" память об ОУН-УПА. Поэтому поднимать "волынскую тему" для польской власти электорально выгодно. 

4. Является ли резолюция Сената Польши антиукраинской?

Формально – нет. Речь не идет о государственном геноциде, как в случае с Турцией и армянами или нацистской Германией и евреями. В готовящихся документах упоминаются и украинцы, которые спасали поляков от убийц.

Обвинение касается конкретно ОУН и УПА, принявших решение об этнических чистках поляков для того, чтобы после войны Польша не имела оснований претендовать на эти территории. Эта логика основывалось на итогах Первой мировой, когда решения по границам государств принимались на основании того, какая национальность преобладает на той или иной территории. Кстати, менее известно, что в решении речь шла о чистках не только поляков, но и других этнических меньшинств. И даже украинцев-пацифистов и групп украинских повстанцев, не подчинявшихся ОУН, вроде отрядов Бульбы-Боровца, действовавших на Полесье.

Так что на самом деле вопрос о том, является ли резолюция Сената антиукраинской, зависит от отношения к ОУН-УПА. Два года назад, до принятия закона о героизации УПА, такое решение польского парламента нельзя было считать антиукраинским. Сегодня, когда УПА официально признана борцами за независимость Украины, польская акция действительно входит в противоречие с официальной идеологической доктриной Украины.

5. Какими могут быть последствия признания Волынской резни геноцидом?

Будет ли дальнейшее обострение вокруг темы Волынской резни во-многом зависит от политического расклада в Украине и в Польше. Пока в обоих странах находятся у власти силы, которые, с одной стороны, будут и далее "увековечивать" память ОУН-УПА (вроде решения о переименовании Московского проспекта в проспект имени Бандеры), а с другой - пытаться заработать очки на польском националистическом электорате, ситуация будет оставаться напряженной, подогреваемой действиями с обеих сторон.

К слову, нынешняя правящая партия «Право и Справедливость» хоть и способствовала тому, чтобы резолюция по Волынской резне была принята, но настоящими инициаторами этого вопроса являются две националистические партии – Крестьянская партия и Кукиз’15, которые имеют небольшие фракции, но подталкивают «ПиС» к радикализации (так же, как «Народный фронт» подталкивает к радикализации БПП).

Если идеологические концепции двух государств не изменятся, то атмосфера будет только накаляться. В этом случае неизбежно не только нагнетание темы Волынской резни (особенно к ее 75-летию в 2018 году), но и, возможно, проявятся и неприятные побочные эффекты в виде педалирования в Польше темы «восточных кресов», то есть прав Польши на Западную Украину. А также реституции (возвращения) польской собственности на этих землях. Пока обе темы являются уделом маргинальных польских политических групп, но если исторические дискуссии между странами зайдут слишком далеко, то ситуация может серьезно измениться.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости