Украинские ученые уже выходили с акциями протеста под здание Кабмина
Украинские ученые уже выходили с акциями протеста под здание Кабмина, Фото с сайта НАН Украины.

Отечественная наука переживает тяжелые времена. Во всех научно-исследовательских институтах НАН Украины сокращают людей, либо переводят сотрудников на трех и четырехдневную рабочую неделю.

Так, в Институте сверхтвердых материалов пришлось сократить 22 человека, в Физико-технологическом институте металлов и сплавов уволили 60, в Институте проблем материаловедения перевели людей на сокращенную рабочую неделю и сократили порядка 200 человек.

— Но у нас и структура намного больше, чем в первых двух институтах, — объяснил "Стране" замдиректора Института по научной работе, член-корреспондент НАН Андрей Рагуля. — Например, у нас остались работать 1100 сотрудников — это почти вдвое больше, чем в Институте сверхтвердых материалов. У нас институт был большой, мы же и с КБ "Южное" много работали, и для оборонки выполняли заказы. 

Оставшиеся сотрудники работают по 3-4 дня в неделю. 

— Если перед нами будут ставить жесткое условие пятидневки, то придется, наверное, еще сокращать, — продолжает Андрей Владимирович. — Потому что мы сейчас пошли на встречу людям, которые согласны работать на полставки, причем рассматриваем эти полставки именно как 100% занятость. 

Философам не хватает 2 миллионов

Причина сокращений — недостаточное финансирование НАН Украины. 

— У нас на зарплаты уходит 7 миллионов гривен в год, но реально в бюджете предусмотрено лишь 5 миллионов. Поэтому мы сократили лаборантов, а ученых перевели на 4-дневную рабочую неделю. При этом, тем, кто вышел на пенсию, но продолжают работать, платим полставки, тогда как молодым сотрудникам начисляем 0,7, — рассказывает "Стране" замдиректора Института философии НАН Украины Галина Ковадло. 

15 июня ученые провели митинг под стенами Кабинета министров с требованием увеличить финансирование академии. 

Митинг ученых 15 июня. Фото с официального сайта НАН Украины 

К ученым вышла министр образования и науки Лилия Гриневич. И пообещала проблему решить.

 Фото с сайта НАН Украины

Впрочем, найти финансирование для ученых чиновники пытаются давно. Сама Гриневич, будучи еще совсем недавно главой комитета Верховной Рады по вопросам образования и науки, вела с Кабинетом министров переговоры на этот счет. Но вопрос не сдвинулся с места. И по словам собеседника "Страны", знакомого с процессом, шансы на то, что деньги найдутся — невелики. 

— Ожидания, скорее, негативные. Пожелания МВФ — не раскачивать расходную часть бюджета. Поэтому везде предусмотрено сокращение расходов на образование, — объясняет наш источник в Кабмине. — В принципе, в ВР лежит проект Спиваковского о выделении дополнительных средств на науку, но он все никак не может пройти бюджетный комитет. Очевидно, кто-то сверху притормаживает этот процесс.   

Зарабатывают на оборонке 

Тем временем, ученые стараются выживать своими силами.

— У нас на начало года не хватало 30% финансирования, и мы были вынуждены сократить 22 человека, — рассказал "Стране" Владимир Туркевич, директор Института сверхтвердых материалов, член-корреспондент НАНУ. — Но сейчас начали поступать деньги по нескольким оборонным проектам, и это радует. Наука должна работать для промышленности. Кроме того, мы участвуем в двух крупных международных проектах по программам "НАТО. Наука ради мира" и "Горизонт 2020". На общее финансирование последней программы Европа выделила 83 миллиарда евро. Мы выиграли грант, и теперь в рамках этого проекта создаем новое поколение режущих сверхтвердых материалов. 

Другие НИИ также привлекают деньги международных и отечественных организаций, и даже выпускают собственную продукцию. 

Самое простое, из того, что предлагает Институт проблем материаловедения, и что понятно простому обывателю, — это изделия медицинского назначения: термоодеяла, электроды для аппаратов физиотерапии, нагреватели для инвалидных колясок. 

Среди разработок Института также система защиты полимерных композитов от молнии для авиационной техники, композитная броня на основе керамики и многое другое. 

Но одной продукцией сыт не будешь, а существенных заказов от производителей сегодня нет. 

— У нас и хоздоговора есть, и людей мы сократили, и перевели всех остальных на сокращенный рабочий день, но финансирования все равно не хватает, — говорит доктор технических наук Анатолий Наривский, замдиректора Физико-технологического института металлов и сплавов. 

Собственно, проблема ученых в том, что заказов — мало.

— В СССР связующим звеном между наукой и промышленностью были конструкторские бюро. Они привязывали разработанную технологию к оборудованию или перспективным образцам оборудования, которое есть на предприятии. В современной Украине эта связка умерла, — объясняет замдиректора Института проблем материаловедения Андрей Рагуля. — Чтобы ее возродить, нужны законы, которые облегчат сотрудничество ученых и промышленников. И, конечно, бизнесмены должны понять, что без инноваций единственная отрасль, которую нам отвел ЕС, — это сельское хозяйство.

— Но надо, чтобы и руководство страны думало о науке, — уверен Анатолий Наривский. — Посмотрите, сколько мозгов уже уехало заграницу! Мы недавно были на конференции в Узбекистане. Там ученым хорошо платят, аспирантам дают квартиры. И в Белоруссии к науке совершенно другое отношение, хотя живем рядом.  

НИИ оставят без аспирантов?

Еще одна головная боль Академии наук — аспирантура. По новому закону "Об образовании", все Научные институты при НАН Украины должны получить лицензию МОН, которая позволит им заниматься образовательной деятельностью. Иначе уже в этом году они не смогут набрать аспирантов. 

— Что-то такое замутили и закрутили. Придумали какие-то предметы неизвестно зачем: там и логика, и информатика — все то, что в школе проходили, — недоумевает замдиректора Физико-технологического института металлов и сплавов Анатолий Наривский. — Понимаете, учить такие предметы в аспирантуре — это уже пустая трата времени. Аспиранты и так загружены. Практически никто не укладывается в отведенные три года. Потому что только год они теряют на сдачу кандидатских экзаменов. Можно было бы добавить еще год обучения, что сейчас и сделают, но не забивать время ненужными предметами. 

— Мы подали пакет документов для получения лицензии, но МОН сформулировал условия лицензирования под себя, — объясняет директор Института сверхтвердых материалов Владимир Туркевич. — Так, чтобы их смогли выполнить университеты, и не могли выполнить академические институты. Чего стоит одно требование наличия "выпускающей кафедры". То есть, если строго подойти к тому перечню, который сформулировал МОН, мы не получим этой лицензии. Как и любой другой институт Академии наук.

В МОН объясняют: 

— Действительно, для того, чтобы выпускать аспирантов, НИИ придется лицензироваться, как образовательным учреждениям. Прежде у нас такой практики не было, однако это общемировая тенденция, — говорит Виктор Валеев, советник министра образования. — Но дело не только в этом: нет ничего плохого, чтобы быть в чем-то уникальным. Однако статистика свидетельствует, что процент аспирантов, которые защищаются, по НИИ, в среднем, ниже, чем по учебным учреждениям.

"Бердянский вуз может, а мы — нет?"

Ученые готовы поспорить с такой позицией министерства. 

— Я сам преподаю на инженерно-физическом факультете в КПИ. Но при всем уважении, они не смогут подготовить специалистов для нас в своей аспирантуре. У нас в Институте есть нужное оборудование, кадровый состав, способный читать лекции, опыт международной деятельности, опыт выигрыша европейских проектов. Подготовленные нами кандидаты наук, по меньшей мере, не слабее подготовленных ВУЗами, — возражает Владимир Туркевич, ученый с мировым именем. 

Его биографию можно найти в американском альманахе Who is Who in the World (Кто есть Кто в мире), который издается с 1899 года, и публикует биографии выдающихся в своей отрасли людей. 

Многие коллеги с ним солидарны, хотя и боятся говорить в открытую. 

— Ну да, Бердянский университет может готовить аспирантов, а Академия наук — понятно, не дотягивает... — возмущается доктор наук, просивший не называть своего имени. — По поводу статистики: я не знаю, как там у гуманитариев обстоят дела, но чтобы защититься по технической специальности в институтах Академии наук, — надо проделать огромную работу! А вся эта возня — ни что иное, как борьба за денежные потоки. 

Впрочем, наш источник, знакомый с ситуацией в Кабмине, уверен, что если проблему с деньгами еще, возможно, и удастся решить, то избежать лицензирования ученые не смогут. Но и лишать их права готовить аспирантов никто цели не ставит.

Как оно будет в действительности, — мы узнаем совсем скоро. Поступление в аспирантуру во многих институтах НАН Украины начинается в сентябре. Стало быть, до конца лета ученым надо получить лицензию.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости