Украинская промышленность уходит в минус. Совсем недавно, 12 февраля, выступая на ежегодной инвестиционной конференции группы Dragon Capital, президент Петр Порошенко заявил, что отечественная экономика растет уже 12 кварталов подряд, и все это – благодаря реформам.

"Не инвестировать в Украину невозможно. 3,4% роста ВВП за последний год – это самый большой за последние семь лет экономический рост", – аргументировал он свой призыв к бизнесу вкладывать деньги в нашу страну.

Впрочем, уже к тому времени главный драйвер экономического роста – промышленность – показывала, мягко говоря, не лучшие результаты. В четвертом квартале прошлого года объемы промышленного производства упали, по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, на 0,4%. Такой спад был зафиксирован Госстатом впервые с 2015 года.

С начала 2019 года падение ускорилось. Так, согласно официальной статистике, в январе промышленность ушла в минус на 3,3% (к январю 2018 года). А если сравнивать с декабрем прошлого года, то сокращение составило целых 13,8%.

При этом добывающая и перерабатывающая промышленность упала еще больше – на 4,3%, по сравнению с январем прошлого года (и почти на 16%, по сравнению с декабрем 2018 года).

Перерабатыващие отрасли (в том числе пищепром, легпром, производство некоторых стройматериалов и прочее) сократились на 5,5% (к январю 2018 года) и на 20,5%, если сравнивать с декабрем прошлого года. На 1,3%, по сравнению с прошлогодним январем, выросла лишь категория "Поставка электроэнергии, газа, пара и кондиционированного воздуха".

Но к декабрю 2018 года тут тоже проседание – на 2,9%.

"Получается, что, не восстановившись после обвала 2014-2015 годов (в 2018 году промышленное производство составляло всего 82% от уровня 2013 года), промышленность снова ушла в минус. Причем с ускорением. Поэтому, когда премьер и президент повторяют как мантру, что украинская экономика растет 12 кварталов подряд, промышленности это не касается. Уже не растет. Начиная с четвертого квартала 2018 года", – написал на своей странице в Facebook экономист Виктор Скаршевский.

И, судя по всему, это не последняя плохая новость. "В феврале спад промышленного производства может составить еще 1-2%, а в последующем такие минусы рискуют стать постоянным явлением", – считает экономист Алексей Кущ.

"Страна" разбиралась, почему падает украинская промышленность.

Меньше хлеба – больше таблеток

Экспертное сообщество уже разделилось на два лагеря. Тогда как одни аналитики говорят, что все пропало и отечественная промышленность летит в пропасть, другие советуют не паниковать раньше времени и выждать.

"По канонам экономики, о кризисе может свидетельствовать спад на протяжении двух-трех кварталов подряд. Наша промышленность падает второй квартал кряду, но цифры еще могут выровняться. Начало года – традиционно "низкий сезон", многие предприятия сбавляют обороты. Плюс предвыборная кампания, на время которой многие проекты поставили на паузу", – говорит глава секретариата Союза предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский. 

"Спад промышленного производства – вполне ожидаемый тренд, и ситуация может даже ухудшиться, ведь наша промышленность живет в устаревшей системе координат. Нет ни современных технологий, ни государственной поддержки", – считает глава Союза защиты предпринимательства Сергей Доротич.

Особенно показательна статистика по отдельным узким отраслям. Скажем, производство хлеба, по сравнению с прошлым годом, в январе упало почти на 7%, а сухарей, печенья, мучных изделий – на 9,1%. Производство сахара и вовсе обвалилось почти на 35%. Больше чем на треть упал выпуск изделий из кожи, почти на 15% – химической продукции, на 30% – удобрений, на 18% – кирпича, на 13,8% – цемента, на 12% – машиностроительной продукции. По производству электрического оборудования (в том числе бытовой техники) спад вообще рекордный – 66%. То есть в ряде сегментов снижение оборотов в разы, а то и десятки раз превышает средний показатель по промышленности.

В каждом случае есть свои, сугубо отраслевые, причины спада. К примеру, обвал сахарного рынка связан с его перепроизводством в прошлом году, что привело к резкому снижению цен. В итоге аграрии потеряли интерес к свекле, а сахарозаводчики уменьшили объемы переработки в текущем сезоне. 

Химическая промышленность страдает из-за резкого роста цен на газ, что делает ее продукцию неконкурентной. Плюс добавились проблемы с логистикой, были перебои с поставками ж/д транспортом, а с нового года, ко всему прочему, еще и выросли тарифы на перевозки, – говорит заместитель главы Федерации профсоюзов Украины Александр Шубин.

Металлурги пострадали из-за мировой конъюнктуры. В январе производство металлургической готовой продукции упало на 4,5%, а добыча железной руды – на 7,1%.

"Дело в том, что по ценам мировой рынок откатился к показателям 2017 года. Во-первых, нарастили производство наши основные конкуренты на мировом рынке – США, Индия и другие страны. Во-вторых, наметилось потепление в отношениях Китая и Соединенных Штатов, так что многие локальные рынки для наших поставщиков попросту схлопываются", – добавил Шубин.

При этом есть сегменты, в которых пока все относительно неплохо. Это традиционно фармацевтика (рост в январе – 6,6%), стекольное производство (плюс 4,3%), производство труб и профилей из стали (рост на 6,7%), строительных металлоконструкций (16,3%). Однако отраслей, которые уходят в минус, заметно больше, чем тех, что в плюсе, что, собственно, и сказалось на итогах всего промпроизводства.

Зашли и вышли

Впрочем, есть и общие причины спада. Эксперты условно делят их на внешние и внутренние. Собственно, все эти причины не новы, просто их влияние на отечественную промышленность постепенно движется к критической точке.

Внешних факторов несколько. Это, во-первых, усиление протекционистской политики в большинстве стран с развитой экономикой (прежде всего в США, Германии и других). Наши экспортеры от этого сильно теряют, а оперативно переориентироваться на другие рынки сбыта не могут, в том числе из-за отсутствия современных технологий. Традиционный для нас российский рынок тоже постоянно сужается. К примеру, падение экспорта из Украины в Россию составило в 2018 году (в сравнении с 2013 годом) более $11 млрд. А прирост экспорта за тот же период в ЕС составил менее $3,5 млрд. 

Во-вторых, растет себестоимость украинской экспортной продукции (в том числе из-за подорожания газа, электроэнергии, транспортной составляющей). "А так как наши товары в большинство случаев продает именно цена, продукция многих предприятий рискует стать непроходной на мировом рынке. Создать ей более высокую добавленную стоимость мешает все то же устаревшее производство", – говорит Доротич.

В-третьих, украинским производителям, которые в последние два года начали осваивать новые для себя рынки сбыта (в том числе европейский), сложно на них закрепиться.

"В 2017-2018 годах пищепром, производители одежды и обуви начали наращивать объемы, так как перед ними открылись новые рынки. Но государству нужно было эти "точки входа" простимулировать, в том числе льготными кредитами, преференциями. Этого не произошло, и уже сейчас эти новые рынки постепенно начинают "схлопываться", ведь удержать свою долю зачастую сложнее, чем просто поставить товар на торговую полку. Конкуренция очень жесткая, и мы ее не выдерживаем", – пояснил "Стране" Алексей Кущ.

В-четвертых, миру, которому аналитики прочат новый кризис уже второй год кряду, попросту не нужно так много нашего металла и аграрной продукции.

"Скажем, в Китае рост экономики замедляется и, следовательно, падает спрос на металл", – говорит Кущ. А так как именно аграрии и металлурги заводят больше всего доллара в нашу страну, сложности в их бизнесе рикошетом бьют и по смежным рынкам.

В-пятых, по словам Александра Шубина, конкурентоспособность нашей промышленности подрывает массовая трудовая миграция – предприятия попросту не могут адекватно реагировать на новые тенденции, срываются сроки реализации проектов и прочее.

В-шестых, та же массовая миграция привела к сокращению объема внутреннего потребления. Из-за этого, по словам главы Ассоциации поставщиков торговых сетей Алексея Дорошенко, тот же отечественный пищепром стоит на грани спада производства.

"Просто сокращается численность населения. К примеру, 5 млн украинских заробитчан "недоедают" порядка 125 млн буханок хлеба в год, а это как минимум 2,5 млрд гривен. Если судить по потреблению еды, то в Украине живет не больше 34-36 млн человек", – говорит Дорошенко.

Наторговали в минус на 9 миллиардов

Для многих украинских предприятий одновременно сокращаются и внешний, и внутренний рынки сбыта.

"В прошлом году в Украине уже не было такого большого роста минимальной зарплаты, как в 2017 году, да и реальные зарплаты выросли не так сильно. А прибавку к окладам украинцы тратят не на покупки, а на оплату коммунальных счетов, которые также растут. Потому покупательская способность не увеличивается", – говорит Шубин.

По этой же причине падает производство продуктов питания, товаров массового спроса – украинцам попросту не за что все это покупать.

"В стране идет реальное падение, особенно в регионах. Люди не ремонтируют дома, не делают много дорогих покупок. Покупают еду и дешевую одежду, шмотки чаще всего в секонд-хенде. В итоге сокращается и бизнес. Наша компания тоже в прошлом году ушла в минус. При этом параллельно шло сокращение персонала. Правда, по розничной торговле вышли на плюс. Но розница у нас своя и в основном только в Киеве, где ситуация более-менее благополучная", – рассказал "Стране" представитель концерна "Ярослав" Александр Барсук.

Но есть еще одна тревожная тенденция. "У нас растет доля импортной продукции. Подписывая Соглашение об ассоциации с ЕС, Украина открыла границы для европейских товаров, которые к нам везут либо без пошлин, либо с минимальными пошлинами. Но об адаптации к новым реалиям украинских производителей наши власти забыли. Они почему-то акцентируют внимание на росте украинского экспорта в ЕС. А тот факт, что европейские конкуренты вытесняют наши товары с нашего же рынка, никого не беспокоит", – отмечает Алексей Кущ.

В итоге получается, что кредиты наших банков стимулируют продажи импортной техники, а деньги наших заробитчан создают добавленную стоимость иностранным, а не нашим товарам. "И чем больше будет минус в торговом сальдо, тем сложнее будет удержаться на плаву украинским производителям", – добавил эксперт.

По данным Госстата, за 11 месяцев 2018 года экспорт товаров из Украины составил порядка $43,2 млрд, что на 9,9% больше, чем за аналогичный период 2017 года. А импорт за это время вырос на 16,7% – до $52,1 млрд. Таким образом, отрицательное торговое сальдо составило около $8,9 млрд, что на 66,6% больше, чем в 2017 году.

По словам Шубина, в такой ситуации нужна комплексная государственная стратегия развития промышленности. "Но она уже полтора года пылится в МЭРТ и никакого внятного сценария мы не слышим", – говорит эксперт.

Решают торговцы и банкиры

Интересно, что "демарш" производственников пока не ударил по макроэкономическим показателям. ВВП в Украине, если верить Госстату, в первом квартале прошлого года вырос на 3,1%, во втором – на 3,8%, в третьем немного просел, но все равно показал плюс – на 2,8%. Официальных данных за четвертый квартал и в целом по году пока нет, но, как заявил на инвестиционной конференции Порошенко, внутренний валовый продукт увеличился на 3,4%.

И это при том, что уже в четвертом квартале прошлого года промышленность падала. Хотя, согласно экономической классике, именно промышленность должна обеспечивать рост ВВП.

Как пояснил "Стране" экономист Алексей Кущ, такая схема, когда ВВП в плюсе, а промышленность в минусе называется гибридной рецессией. То есть кризиса вроде и нет, но он все время "на горизонте".

"Дело в том, что рост ВВП в прошлом году у нас обеспечила вовсе не промышленность. Экономика выехала за счет торговли (она выросла до 7%) и банковского сектора, который вообще показал рекордные результаты (по данным Нацбанка, за 11 месяцев прошлого года банки получили прибыль 20 млрд грн, что в 11 раз больше, чем за аналогичный период предыдущего года. – Прим. ред.). Но торговля у нас растет во многом за счет денег извне, к примеру, тех же переводов от заробитчан (по итогам 2018 года – порядка $11 млрд. – Прим. ред.). Украинцы, получая такие переводы, тратят их на жизнь – еду, одежду и прочее. Банковский сектор ставит рекорды благодаря госбанкам, а тем попросту "рисуют" нужные результаты. Дело в том, что рост прибыли банков напрямую связан с динамкой формирования резервов. Как только она притормаживается – у финучреждений появляются сверхприбыли. Так этими показателями можно "жонглировать", – говорит Кущ.

"Как такое может быть, чтобы промышленность дышала на ладан, а банки, которые, по сути, должны выполнять сервисные функции для бизнеса, били финансовые рекорды", – удивляется глава Союза защиты предпринимательства Сергей Доротич.

Но эта "странность" не смущает правительство. Более того, эксперты считают, что власти делают все для того, чтобы искусственно "накачать" ВВП. Ведь именно на его рост традиционно ориентируются международные кредиторы, в частности, МВФ. От роста ВВП во многом зависит готовность того же Фонда выдавать Украине очередные кредитные транши.

Поэтому, верстая бюджет на 2019 год, власти пообещали очередной рост ВВП в 3%. Но в правительстве считают, что реально удастся выйти на показатель в 3,5%. При этом экспорт должен вырасти на 13%, а промышленность – на 4%. Но как раз с последней цифрой и могут быть проблемы. А если промышленность сработает хотя бы в ноль, не говоря уже о минусе, ВВП вряд ли вырастет по итогам года больше чем на 2%, – подытожили эксперты.

"Следующий шаг – сокращение персонала, урезание зарплат и закрытие предприятий", – говорит Сергей Доротич.

В Союзе ювелиров говорят, что этот процесс, собственно, уже идет. "Если у нас по отрасли до 2015 года было 1180 производителей ювелирных изделий, то к 2018 году их осталось всего 663, то есть сокращение почти вдвое", – отметил президент Союза ювелиров Дмитрий Выдолоб.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!