Украина и Польша хоть и стартовали вместе, но оказались по разные стороны экономических баррикад, фото: РИА Новости Украина
Украина и Польша хоть и стартовали вместе, но оказались по разные стороны экономических баррикад, фото: РИА Новости Украина

Украинцам назвали новое расстояние до Польши – 50 лет. Такой, прямо скажем, немалый срок озвучила министр финансов Оксана Маркарова. Именно столько времени нам понадобится, чтобы догнать западного соседа при нынешних темпах экономического развития.
 
Впрочем, глава Минфина лишь повторила выводы Всемирного банка. Тот, в свою очередь, озвучил сроки "игры в догонялки", исходя из показателей ВВП на душу населения. В Польше он составляет 29 тысяч долларов на человека в год, а у нас, по итогам 2018 года – всего 9,21 тысячи.
 
Даже если вдруг случится чудо и за счет реформ нам удастся выйти не на нынешние 2-3%, а на 5% ежегодного роста, то достичь польского уровня жизни Украина сможет за 25 лет, – подсчитал экономист Виктор Скаршевский.

Экономический успех Польши базировался на том, что в последние десятилетия она смогла привлечь к себе значительные инвестиции. Крупные корпорации размещали там производство с учетом более дешевой рабочей силы, чем в странах Западной Европы. 

На этапе подписания Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС в 2014 году многие эксперты говорили о шансе для нашей страны повторить польский рывок.
 
Дескать инвесторы ринутся открывать производства в Украине, где еще более дешевая рабочая сила. Однако на практике этого не произошло. Как указывают эксперты, главных причин три. Первая – война и напряженные отношения с крупнейшим соседом, что отпугивает крупных международных игроков. Вторая – коррупция и непонятные для западных корпораций правила игры. Третья – конкуренция со стороны поляков. Польша сумела перетянуть к себе дешевую украинскую рабочую силу и за счет нее расширяет свое производство и привлекает инвесторов. При том, что это страна – член ЕС, что является крупным плюсом при принятии решения о вложении.

То есть, по сути, она заняла то место, которое прочили Украине. Как так получилось, разбиралась "Страна".
 
Курятина и безвиз
 
В качестве главных достижений ассоциации с ЕС украинцам преподносят два факта – безвиз и увеличение экспорта нашей продукции в Европу. Якобы благодаря квотам на беспошлинную поставку ряда товаров европейский рынок смог заменить российский.
 
Между тем статистика говорит о том, что падение экспорта из Украины в Россию составило в 2018 году (в сравнении с 2013 годом) более $11 млрд долларов. А прирост экспорта за тот же период в ЕС составил менее $3,5 млрд. 

Но главное даже не это.
 
По словам экономиста Алексея Куща, Соглашение об ассоциации и включенное в него Соглашение о зоне свободной торговли теоретически позволяли Украине встроиться в европейскую цепочку создания добавленной стоимости.

Проще говоря, мы можем стать производственной площадкой для международных корпораций. Для этого у Украины есть как минимум один козырь – дешевая рабочая сила. Выпущенные на украинских мощностях товары, согласно договору об ассоциации, реально экспортировать обратно в ту же Европу без пошлин, либо с минимальными налогами. В договоре прописано резкое снижение ставок для ряда товарных позиций из Украины, начиная с одежды и обуви и заканчивая оборудованием – до 1-5% от таможенной стоимости.
 
"Это был реальный шанс перейти от экспорта помидоров к поставкам турбин", – говорит Кущ.

Однако до сих по мы продолжаем гнать в Европу в основном сырьевые товары – курятину, зерно, металл и прочее.
 
По итогам восьми месяцев прошлого года, торговый оборот Украины со странами ЕС составил $5,4 млрд, что на $330 млн больше, чем в прошлом году. При этом аграрной продукции поставлено на $3,6 млрд. В лидерах – зерновые ($1,2 млрд), масло ($702,5 млн), семена масличных ($581,4 млн), мясо (около $170 млн) и прочее.
 
Большинство продуктов мы поставляем по европейским квотам, то есть без пошлин. Но сами квоты мизерные, многие наши производители умудряются выбирать годовой объем за несколько месяцев. Так, к апрелю прошлого года наши экспортеры полностью использовали шесть квот – на мед, солод, обработанные томаты, виноградный и яблочный соки, пшеницу и кукурузу.
 
То есть наращивать экспорт аграрной продукции в ЕС, скорее всего, не получится.
 
"По сырью и полуфабрикатам пошлины нам особо никто не снижал. Они составляют 7-10%. Плюс Европа защищает внутренних производителей такой продукции, то есть нам там особо ничего не светит", – говорит Алексей Кущ.
 
"Той же курятины мы поставляем в Европу по квотам 20 тысяч тонн и сверх квот еще 2 тысячи тонн. Для сравнения – в ОАЭ уже экспортируем более 300 тысяч тонн в год", – добавил экономист Александр Охрименко.

Поэтому рассчитывать на то, что экспорт привычного нам ассортимента товаров в ЕС подстегнет рост украинской экономики не приходится.
 
По товарам с высокой добавленной стоимостью, которые теоретически можно возить в ЕС в неограниченном количестве и по сниженным ставкам, тоже не все просто.
 
"В нынешнем виде наша продукция машиностроения в Европе неконкурентная. Ее попросту никто не купит", – говорит Охрименко.

Ситуацию мог бы изменить запуск в Украине европейских производственных площадок, как это в свое время произошло в Польше. Впрочем, пока европейские инвесторы к нам не спешат.
 
Страшилки для инвесторов
 
Прямые иностранные инвестиции в Украину только сокращаются. Если в 2013 году речь шла почти о $4,5 млрд, то в 2016-м поступило всего $3,2 млрд, в 2017-м – $2,2 млрд, а по итогам 2018 года – порядка $1,5 млрд.

"Да и то, большинство этих денег зашло к нам из офшоров, подконтрольных отечественному бизнесу", – говорит глава Украинского аналитического центра Александр Охрименко.
 
Почему не сработал прописанный в договоре об ассоциации с ЕС формат?
 
На самом деле причин несколько. Охрименко говорит о срыве процесса гармонизации украинского законодательства с европейским, что должны были обеспечить наши власти. Из более сотни европейских директив в отечественное законодательство имплементировано только несколько десятков, да и то на практике обновленные законы практически не работают.
 
"Потенциальным инвесторам нужен так называемый европейский паспорт. Например, немецкая фирма, скажем, по производству окон, должна так же легко открыть цех по производству своей продукции в Ивано-Франковской области, как она делает это у себя на родине, а в идеале – еще проще. То есть без дополнительных разрешений, бумажной волокиты и прочего. Но для этого нужна соответствующая нормативная база, а ее у нас нет", – говорит Охрименко.
 
Пока не запущен и формат различных льготных форматов для бизнеса. Скажем, в Польше в свое время массово создавались технологические парки, свободные экономические зоны, мультимодальные логистические коридоры. "На их территории для бизнеса включался зеленый свет, предоставлялись льготы по налогообложению. Естественно, это привлекает потенциальных инвесторов. Но в Украине подобных примеров нет", – говорит Алексей Кущ.
 
Львовские власти анонсировали создание технопарка для IT- бизнеса, но, по мнению Куща, наши представления о технопарках кардинально отличаются от европейских.

"Классический технопарк должен включать научные, учебные учреждения и производство, которые работали бы сообща. Плюс – налоговые льготы. Во Львове на базе местного политехнического университета созданы коворкинги для выполняющих западные заказы айтишников – только и всего", – отмечает он.
 
Реформы в этой сфере, по мнению экспертов, во многом тормозят сидящие на денежных потоках чиновники. "Кому выгодно порто-франко в Одессе, если там зарабатывают миллиарды долларов на контрабанде. Точно так же на остальных рынках – украинским монополистам придется подвинуться и добровольно уступить место иностранному бизнесу, а они к этому не готовы", – говорит Кущ.
 
Плюс к этому традиционные украинские проблемы – слабая судебная система, отсутствие гарантий для частных собственников, повсеместная коррупция.
 
С таким перечнем рисков и без дополнительных "пряников" европейские инвесторы к нам в ближайшие годы точно не придут, – уверен глава секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский.

И это не говоря уже о главной проблеме – войне.

"Об этом никто вслух не скажет, потому что неполиткорректно и непатриотично. Но реально ситуация такова, что пока Украина находится в состоянии практически войны с Россией – нашим крупнейшим соседом и ядерной державой, на крупные инвестиции нам расчитывать не приходится. Это все равно, что если бы Мексика находилась в таких же отношения с США, как мы с РФ. Много инвесторов шло бы в Мексику? Ситуацию для нас может изменить нормализация отношений с Россией и восстановление с ней полноценной зоны свободной торговли", – сказал "Стране" представитель одного из инвестиционных фондов.
 
А в это время у поляков
 
Отдельные примеры открытия у нас производственных площадок европейскими инвесторами есть.

Это, в частности, заводы по производству комплектующих для автомобилей в западном регионе Украины.

Впрочем, пока у нас запускали цех по пошиву автомобильных чехлов, в соседней Польше открыли огромный автомобильный завод Volkswagen на три тысячи рабочих мест.

Там планируется производить 100 тысяч фургонов Сrafter в год, в том числе и для поставок на украинский рынок. Летом прошлого года в польском авиационном кластере "Авиационная долина" открылся новый завод международной группы Safran, специализирующейся на производстве авидвигателей. Инвестиции составили порядка €48 млн. 

Тогда же и в Яворе под Вроцлавом был запущен завод концерна Daimler по производству автомобилей Mercedes на тысячу рабочих мест.

То есть по всему видно, что ассоциация Украины с ЕС и якобы открывающиеся для нас новые возможности никак не мешают Польше и дальше осваивать ту нишу, которую мы, как предполагалось, должны были занять.
 
И уступать нам свое место поляки явно не намерены. В стране активно работает министерство по инвестициям, генерируя для иностранного бизнеса все новые и новые предложения, от которых сложно отказаться. В их числе – работа на льготных условиях в многочисленных технопарках и специальных экономических зонах, государственное содействие в строительстве крупных предприятий и прочее.
 
По словам Андрея Забловкого, польские условия все чаще привлекают и украинских бизнесменов.

Вот, к примеру, предложение от промышленного парка Любачев, расположенного в 13 км от КП "Грушив – Будомеж": земельные участки от 1 га по 16 злотых/кв. м (это всего €4, что вдесятеро дешевле, чем минимальная цена на коммерческом рынке), развитая автомобильная и железнодорожная инфраструктура, освобождение от налогов на недвижимость, а также скидки по налогу на прибыль (50-70%) на 1-5 лет (в зависимости от количества созданных рабочих мест, максимальный срок – от 40 мест), бесплатная юридическая помощь при оформлении инвестиций. Найти подобные условия в Украине – попросту нереально, что и определяет выбор потенциальных инвесторов.
 
Рабочий аргумент
 
До недавнего времени Польша проигрывала нам только в одном – стоимости рабочей силы.

Ведь по мере экономического рост, в стране увеличились и зарплаты. Но с введением безвиза проблема практически решилась за счет наших заробитчан.

Они активно едут трудиться на польские заводы и фабрики за €700-900 в месяц и выше. В итоге наши предприятия, в том числе и новые цеха с иностранными инвестициями, не могут найти персонал, хотя предлагают в общем-то тоже не так мало по украинским меркам – в эквиваленте около €450-500.

И, судя по всему, проблемы с трудовыми ресурсами в Украине станут хроническими, ведь Польша делает все, чтобы поставить миграцию украинских заробитчан на поток.

Привлекают не только уже готовых специалистов, но и молодежь, и даже семейные пары "после 40". В Украине специалисты предпенсионного возраста уже никому не нужны. Но поляки здраво рассудили, что, пристроив их, они могут рассчитывать на переезд и их детей – студентов и молодых специалистов.
 
В такой ситуации Украина фактически попала в ловушку. С одной стороны, она не получает всех плюсов ассоциации с ЕС, с другой – начинает ощущать действие минусов.

"Ведь, к примеру, мы не может вводить протекционистские меры для защиты от европейского импорта своего производства или отдельных сегментов рынка. А рост зарплат, из-за миграции рабочих не обеспеченный увеличением производительности труда, лишает нас даже мизерных преимуществ перед соседями, в частности – той же Польшей", – говорит Кущ.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!