В феврале исполняется три года с момента поступления в Голосеевский райсуд Киева обвинительного акта в отношении бывшего первого зама начальника следственного управления Генпрокуратуры Владимира Шапакина, экс-заместителя прокурора Киевской области Александра Корнийца и коммерсанта Валерия Гибаленко.

Это трио более известно в СМИ как "бриллиантовые прокуроры", задержание которых в начале июля 2015 года стало едва ли не самым громким событием того лета. Скандал подавался как своего рода маркер борьбы с коррупцией в обществе - о нем говорили в эфире популярных ток-шоу и на совещании у президента Петра Порошенко, Генпрокуратуру пикетировали недовольные проволочками расследования активисты.

Спустя три с половиной года заседания суда по "бриллиантовому делу" стабильно посещает лишь парочка журналистов, а само производство далеко от вынесения приговора.

Причин тому сразу несколько, но главная (по крайней мере формально) - невозможность завершить допрос ключевого свидетеля обвинения Валентина Рака. Слушания с участием этого уроженца Киева срывались полтора десятка раз, а в конце января выяснилась новая скандальная деталь. Тогда судьи объявили: Рак проходит курс лечения в психиатрическом отделении больницы.

Если мужчина будет признан невменяемым, это кардинальным образом повлияет на дальнейший ход слушаний. И вряд ли приблизит процесс к установлению истины.

"Страна" разбиралась, кто может быть заинтересован именно в таком развитии событий, почему за почти четыре года в деле "бриллиантовых прокуроров" так и не была поставлена точка и как сложилась судьба задействованных в нем фигурантов.

Линия официального следствия

Для начала напомним, как развивались изначально.

5 июля 2015 года силовики нагрянули с обысками и задержали по подозрениям в получении взятки (ч.4 ст.368 УК Украины) двух высокопоставленных коллег - второго человека в следствии главка ГПУ Шапакина и зама прокурора Киевщины Корнийца. Вместе с ними "повязали" и предполагаемого посредника Гибаленко, через которого якобы производилась передача неправомерной выгоды прокурорам.

Слева направо: Валерий Гибаленко, Владимир Шапакин и Александр Корниец, источник фото: sud-report.org.ua

Они, как считает следствие, умышленно кошмарили менеджмент компаний "Чистый грунт" и "Гидроэкоресурс", которые вели хозяйственную деятельность по добыче песка в селе Погребы Броварского района под Киевом. И в обмен на $200 тыс пообещали прекратить уголовное преследование коммерсантов.

Существует несколько версий о том, что на самом деле стояло за этой спецоперацией.

В обвинительном акте записано, что "бриллиантовые прокуроры" действительно вымогали деньги у предпринимателей, ранее запустив маховик уголовного преследования их бизнеса. Для разблокирования работы неформальные руководители "Гидроэкоресурса" и "Чистого грунта" обратились за помощью к парламентарию из "Народного фронта" Вячеславу Константиновскому, который начал забрасывать ГПУ жалобами. Это не сработало, и в конечном счете именно нардеп стал идеологом подачи заявления о вымогательстве.

В рамках открытого дела под контролем силовиков были переданы два транша взятки ($50 и $100 тыс соответственно), а в дальнейшем осуществлено задержание подозреваемых. Вскоре им удалось выйти на свободу, уплатив многомиллионные суммы залогов.

Хедлайнерами освещения расследования в СМИ выступали три человека. Это занимавшие на тот момент должности заместителей генпрокурора Виталий Касько и Давид Сакварелидзе (именно ему подчинялась осуществлявшая процессуальное руководство в производстве Генеральная инспекция ГПУ), а также первый замглавы СБУ Виктор Трепак. Они сетовали, что следствию пытается вставить палки в колеса верхушка ГПУ, включая руководителя ведомства Виктора Шокина и его первого заместителя Владимира Гузыря.

Параллельно немало "шпилек" в сторону "бриллиантовых прокуроров" и их покровителей отпускали нардепы из числа "еврооптимистов", представители антикоррупционных общественных организаций. Именно с их подачи общественность узнала об изъятых во время обысков $400 тысяч, оружии и наркотиках, а также о прочих потенциально коррупционных историях, в которых якобы были замешаны Корниец и Шапакин.

В настоящее время в ГПУ воздерживаются от детальных комментариев о ходе рассмотрения скандального дела в отношении уволенных высокопоставленных прокуроров. Представитель гособвинения Янис Симонов переадресовал вопросы "Страны" в пресс-службу, где автору этих строк посоветовали следить за процессом в суде.

Последний знаковый комментарий со стороны нынешнего генпрокурора Юрия Луценко по данному производству был дан еще летом 2016 года. "Я уверен, что суд под пристальным вниманием общественных активистов и общества примет решение, которое сделает невозможным пребывание этих людей не только в прокуратуре, но и, возможно, даже на свободе", - говорил он тогда.

Как считает экс-замглавы ГПУ Сакварелидзе, последовавшее вслед за этим молчание может свидетельствовать о том, что дело "бриллиантовых прокуроров" умышленно хотят "похоронить". И это планомерная тенденция, которая сопровождает скандальную историю с самого начала.

"На всех этапах расследования шло большое давление на тех, кто занимался этими "бриллиантовыми прокурорами". В СМИ разгоняли информацию о том, что материалы в нем некачественные (хотя это не так). То есть, уже тогда было понятно, что историю попробуют сливать. Дальнейшие события это только подтверждают", - говорит Сакварелидзе "Стране".

Версии соратника Михо и опального прокурора  

Ставший легендарным экс-прокурор бывший зам прокурора Киевской области (именно у него во время обыска были найдены 102 камня, из-за которых в СМИ данная история и получила "бриллиантовое клише") настаивает на противоположной трактовке событий.

Он говорит "Стране", что весной-летом 2015 года действительно курировал расследование дела в отношении нелегальных добытчиков песка на Киевщине, за которой фактически стоял Константиновский. Но денег у него-де прокурор не вымогал, а сам жертвой "подставы" со стороны силовиков и отдельных политиков. Причем вместо "защиты" в конечном счете был предан руководством Генеральной прокуратуры.

"Дело по добыче песка должно было стать показательным - в конце июня 2015 года на совещании в ГПУ мы докладывали его. Ждали завершения экспертизы, чтобы объявлять фигурантам, у которых отсутствовало спецразрешение на использование недр, о подозрении", - вспоминает Корниец.

В его логике, чтобы помешать этому и была осуществлена ранее невиданная в Украине масштабная спецоперация по фабрикации истории со взяткой. В которой тесно переплетены оказались "генералы песчаных карьеров", а также старые и новые недруги прокурора в системе правоохранительных органов и даже проявился "американский след".

"Я знаю, кто это все делал непосредственно, эти люди занимались только провокациями. Запускали все через начальников отделов второго управления Главного управления по борьбе с коррупцией и преступностью СБУ Андрея Копылова и Сергея Карпушина. Через них приняли заказ, который суммарно (включая освещение его в СМИ) обошелся в сумму около $1 млн. Все это не обошлось без участия близкого соратника премьер-министра Яценюка - нардепа из НФ Андрея Иванчука. За то, чтобы меня сбить и закрыть, Касько была обещана должность генерального (прокурора - Прим. Ред.), Сакварелидзе должен был стать его первым замом, а Трепак планировать подсидеть Грицака. Плюс наложилось еще и то, что тогдашний вице-президент США Байден взъелся на Шокина из-за дела Злочевского и потребовал убрать "этого сукина сына". Это стало дополнительным фактором", - говорит Корниец.

По его словам, на нем и прочих фигурантах "дела бриллиантовых прокуроров" планировали обкатать технологию, которую ранее использовали в Грузии в период президентства Михаила Саакашвили. "Они там 10 тысяч человек разорили, бросив людей в тюрьму, где угрозами и пытками заставляли их переписывать имущество. Задача по мне стояла однозначно - не выпустить меня из СИЗО. Ценой титанических усилий близких людей мне оттуда удалось выйти", - отмечает "бриллиантовый прокурор".

Сакварелидзе в комментарии "Стране" наличие каких-либо договоренностей о последующем распределении должностей в силовых структурах отрицает.

"Какой заказ? Это чушь и бредятина из уст мошенника. Информацию (о вымогательстве денег у предпринимателей - Прим. Ред.) я получил лично как замглавы ГПУ, и первый. Затем позвонил Трепаку, он обеспечил оперативную поддержку. Что касается якобы обещанных кому-то постов, то это могли обещать или президент, или генпрокурор, чьим управляющим де-факто является Корниец. Такого не было", - говорит бывший заместитель генпрокурора.

Он дает понять, что именно протекция покровителей "бриллиантовых прокуроров" позволила им выйти на свободу. У Корнийца - другое видение ситуации. Опальный бывший зам прокурора Киевщины не называет фамилий тех, кто помог ему очутиться на свободе. Но признает, что в украинских реалиях 99% людей, оказавшись в его ситуации, до сих пор бы гнили в тюрьме.

"Будь на моем месте любой другой человек, он бы не вышел, это однозначно. Просто выбрали не тот объект, и сломали на мне зубы. Хотя мне от этого не легче, - поясняет Корниец "Стране".

Когда прокурор вышел из СИЗО, то сразу устроил пресс-конференцию. "Я понимал: гарант (Конституции - Прим. Ред.) меня бросил, генеральный (прокурор - Прим. Ред.) бросил. А спасение утопающих - дело рук самих самих утопающих", - резюмирует он.

Песочные генералы не поделили крышу

Наконец, существует и более прозаичная версия о том, что в действительности представляла из себя история "бриллиантовых прокуроров".

"Это дело - борьба двух мафиозных группировок за незаконную добычу песка на берегу Днепра. С одной стороны выступали Шокин, Гузырь, Корниец и Шапакин. С другой - депутат Константиновский и те люди, которые его обслуживали в ГПУ и два заместителя генпрокурора — Сакварелидзе и Касько", - указывал на этот счет известный криминальный журналист Владимир Бойко.

Его логика не лишена оснований, если обратиться к материалам уголовного производства, которые предшествовали задержанию Корнийца, Шапакина и Гибаленко.

Из них следует - еще 23 июня 2015 года на территорию, где "Чистый грунт" и "Гидроэкоресурс" проводили работы по добыче песка, прибыла проверка силовиков. Возглавляла эту комиссию прокурор Надежда Демьянюк - согласно изначальной фабуле дела, именно она якобы и выступала вымогателем $200 тыс у фирм из орбиты нардепа Константиновского. Парламентарий также оказался в гуще событий: в компании крепких молодых людей он прибыл на место ревизии, но вскоре уехал.

В дальнейшем Демьянюк была исключена из перечня потенциальных подозреваемых. Ее же июньский визит к песочному карьеру завершился изъятием земснаряда и описи прочего имущества компаний старателей. Тогда они свернули работы, и начали искать пути решения ситуации. Причем производилось это к тому моменту, когда в отношении фигурантов "бриллиантового дела" уже начали активно проводить следственные действия. А конкретно - против Валентина Рака.

Они показали, что изначально "решалой" проблем фирм Константиновского тот предлагал сделать некоего "Коляду", но этот сценарий оказался нерабочим. В конечном же счете руководителю "Гидроэкоресурса" Андрею Гузю был представлен другой вариант выхода из тупика. Так в качестве переговорщика, якобы имеющего тесные связи на Резницкой, Рак заявил "бывшего альфовца" Валеру со "сломанными ушами". Это и был Гибаленко.

Как следует из записанной беседы с участием Рака и Гузя, именно с помощью контакта Гибаленко якобы ранее некие фирмы уже улаживали свои вопросы с силовиками. К числу правоохранителей, на которых якобы имел выход "решала" - занимавший на тот момент кресло руководителя следственного главка ГПУ Юрий Грищенко и его зам Владимир Шапакин. Последний-де якобы выразил желание обсудить детали и текущей ситуации, поручив разобраться во всем Александру Корнийцу.

Сегодня опальный зам прокурора Киевской области утверждает, что отказался помогать старателям и намеревался действовать по закону. Рак же в записанной беседе с Гузем летом 2015 года давал понять обратное.

На тот момент он обозначил руководителю "Гидроэкоресурса" сумму в несколько сотен тысяч долларов, якобы запрошенную "бриллиантовыми прокурорами". Такая цена обуславливалась тем, что на используемый фирмами Константиновского песочный карьер заимели виды некие конкуренты из компании "Позитив". Следствие считает, что стороны ударили по рукам и приступили к финальной части "сделки".

Далее последовали серии встреч, где как считается и происходила передача взятки. Сначала эти деньги Гузь передал Раку, тот - Гибаленко, а последний якобы должен был вручить их Корнийцу и Шапакину. Круг можно было бы считать замкнувшимся, если бы не два нюанса.

"Во-первых, стартовый транш взятки в размере $50 тыс так и не был обнаружен в процессе расследования. Это признают все стороны в деле. "$50 тыс "потеряли" специально, чтобы не подставлять операцию", - говорит на этот счет Сакварелидзе.

Что же касается второй части неправомерной выгоды - еще $100 тыс, то их изъяли. Но не у прокуроров, а в сейфе по месту жительства супруги Гибаленко.

Сегодня он заявляет, что Рак передал эти деньги ему на хранение. И вместе с Шапакиным и Корнийцом отрицает свою вину.

Казус Рака

В контексте данной позиции еще более интересными являются показания основных свидетелей по делу. Изюминка в том, что вплоть до настоящего времени ни один из них не указал, что передавал взятку "бриллиантовым прокурорам" лично.

Так, со слов основателя "Гидроэкоресурса" Андрея Гузя и его партнера Игоря Бараневича, у них действительно требовали деньги силовики. Но все контакты с людьми в погонах ими велись через Валентина Рака.

"Сотрудник фирмы занес в прокуратуру $50 тыс под присмотром СБУ. Контакт устанавливался через Рака, соучредителя компании. Через неделю я отдал еще $100 тыс. Позже узнал, что Корнийца и Шапакина задержали", - заявил в суде Гузь. И отдельно добавил - непосредственно ни с кем из обвиняемых по делу экс-прокуроров он не встречался, поскольку действовал через посредников.

В схожем свете дал свои показания и Бараневич. "Мне сказали, кто (посредник из здания Генпрокуратуры - Прим. Ред.) выйдет, как будет одет. Передача проходила в машине. Деньги не пересчитывали. Потом он зашел через центральный вход", - вспоминал бизнесмен процесс передачи взятки.

По словам Бараневича, вскоре после этого работа предприятий "Чистый грунт" и "Гидроэкоресурс" была разблокирована.

Заметим, что данная трактовка в целом укладывается в официальную версию следствия. Но "закрепить" ее показаниями ключевого свидетеля вплоть до настоящего времени не удалось.

Дело в том, что когда в суде дошла очередь до допроса Валентина Рака, линия гособвинения начала сыпаться. В мае прошлого года он лишь подтвердил, что на самом деле обращался к Корнийцу с просьбой о помощи песочным старателям.

"Но он отказался что либо помогать... Он сказал, проблемы намного больше и решайте эти проблемы. На этом встреча закончилась", - пояснил Рак.

Валентин Рак, источник фото: "Страна"

Что же касается главного - переданных денег Гибаленко, то эти средства якобы должны были пойти не на взятку, а на "оказание юридической помощи в судах, в поиске и ремонте земснаряда". То есть, никаких противоправных действий со стороны Корнийца и Шапакина-де не было.

На этой сенсационной фразе весной прошлого года была завершена первая часть допроса Рака. Продолжить его вплоть до настоящего времени не удалось - из-за переформатирования судебной коллегии и неявок Рака слушания регулярно переносятся. В январе 2019 года стало известно, что мужчина находится в психиатрической клинике.

Корниец считает, что это может быть уловкой, дабы признать ключевого свидетеля по делу невменяемым и "обнулить" его показания. А также избавить Рака от прочих проблем - еще в 2014 году мужчина был осужден на 5 лет за мошенничество, но этот приговор до сих пор оспаривается в кассационной инстанции. В интерпретации "бриллиантового прокурора", именно этой историей Рака держат на крючке его оппоненты.

У Давида Сакварелидзе - противоположная трактовка, согласно которой за "больничной историей" ключевого свидетеля стоят как раз обвиняемые по делу "бриллиантовых прокуроров".

"Его запугивали, теперь делают из него дурного и хотят сделать сумасшедшего", - считает экс-замглавы ГПУ. 

"Иных уж нет, а те далече"

Он полагает, что знаковое дело "пустили на самотек". "Есть подозрение, что суд контролируемый. Никто (в высших эшелонах власти - Прим. Ред.) не заинтересован в том, чтобы из него что-то получится. Там прокурор Янис Симонов ходит на этот суд, где остался практически один", - говорит Сакварелидзе.

Интересно, что его оппонент - бывший заместитель прокурора Киевской области, также заявляет об умышленном затягивании слушаний. Корниец уверен: вплоть до завершения "выборного" 2019 года надеяться на существенные подвижки в одном из самых громких дел постмайданной эпохи Украины вряд ли стоит.

"Иллюзий я не питаю, ведь судьи у нас, в большинстве своем, работают или по команде, или за деньги. Вот поэтому и тянут нашу историю столько времени. Но как бы ни было, я намерен доказать свою невиновность", - говорит он "Стране".

То, что это в действительности может произойти, допускает и Давид Сакварелидзе. Но он видит это под несколько иным соусом. "Если прогнившая система контролируемого хаоса в правоохранительной системе не изменится, их освободят без особых претензий. После Майдана в Украине не было вынесено ни одного обвинительного приговора в отношении коррупционеров такого ранга", - отмечает соратник Михаила Саакашвили. 

Как бы там ни было, но в дальнейших планах Корнийца по-прежнему значится пункт "восстановить свое имя". Впрочем, продолжать работать в системе ГПУ даже в случае оправдательного приговора он не намерен. По крайней мере, по состоянию на начало 2019 года.

За то время, когда стартовало дело "бриллиантовых прокуроров" из властной обоймы выпало большинство знаковых фигур в нем. Замы главы ГПУ Виталий Касько и Давид Сакварелидзе были уволены еще в 2016 году, лишился своей должности и экс-заместитель руководителя СБУ Виктор Трепак. Чуть позже были сняты со своих должностей Владимир Гузырь и Виктор Шокин.

Что же касается теперь уже экс-нардепа Вячеслава Константиновского, чьи обращения в ГПУ и закрутили маховик уголовного дела, то ранее он сложил мандат. По информации источников "Страны", последние полгода бывший парламентарий находится за пределами Украины.

В то же время скандальная добыча песка в селе Погребы, с которой все началось, продолжается вплоть по настоящее время...

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!