В Раде заговорили о необходимости принятия закона, который вынудит УПЦ переименоваться в РПЦ в Украине
В Раде заговорили о необходимости принятия закона, который вынудит УПЦ переименоваться в РПЦ в Украине

Атака на УПЦ: парламентское продолжение

Прошедший в субботу "объединительный" собор, похоже, стал событием только для его участников и для Фейсбука. Согнанная на Софийскую площадь массовка оставила угнетающее впечатление и явно не соответствовала "историчности" этого события. А вчерашние новости показали, что, собственно, собор был только началом длительного процесса, который еще неизвестно чем завершится.

Иерархи новосозданной ПЦУ провели первые молебны. В том числе и один их двух влиятельных перебежчиков из УПЦ. Но даже его паства продемонстрировала, что в основной массе не разделяет планов винницкого митрополита Симеона возносить молитвы в адрес Епифания – правой руки бывшего главы Киевского патриархата Филарета.

Собственно, со вчерашнего дня Симеон (как и давний диссидент в УПЦ Александр Драбинко) перестали быть иерархами Украинской православной церкви. Она вчера заявила о непризнании собора и "раскольничьей" церкви и, соответственно, "уволила" обоих священников, ушедших в "раскол".

Столь малые результаты воздействия президентской агитации и президентского принуждения в отношении УПЦ сделали вчера церковную тему одной из главных на согласительном совете Верховной Рады. Там снова заговорили о необходимости принятия закона, который вынудит УПЦ (уже единственную, кстати, с таким именем) переименоваться в РПЦ в Украине. А самое главное – создаст ситуацию, при которой можно будет "отжимать" приходы Украинской православной церкви в пользу новой объединенной церкви.

Кстати, если исходить из принятого в субботу устава новой церкви, она тоже по этому закону должна будет переименоваться – в Константинопольский патриархат в Украине. Поэтому, если исходить из предлагаемого закона, украинских православных церквей вообще не останется. 

Каким телеканалам пришьют "разжигание ненависти"?

Еще один закон, который срочно потребовался Раде, – это закон, ужесточающий ответственность за "пропаганду страны-агрессора" на ТВ и радио. Суть закона состоит, прежде всего, в запрете транслировать высказывания и терминологию, "оправдывающие или признающие правомерной оккупацию территории Украины, если данный эфир разжигает вражду или ненависть".

Правда, телеканалам обещают "скидку": если "оправдывающее" или "признающее" высказывание прозвучит в прямом эфире от гостя студии, то им ничего не будет. Однако даже при такой "скидке" рисков для телеканалов остается слишком много. Потому что понятие "разжигания вражды или ненависти" у власти несколько отличается от его объективной трактовки.

Так, фактически разжиганием вражды и ненависти является та травля Украинской православной церкви, которую устроили президент и его подопечные в последние месяцы. Но СБУ почему-то в разжигании ненависти обвиняет саму УПЦ.

Больше того, разжигания ненависти намного больше как раз на каналах, работающих по темникам власти, – именно там могут употреблять слово "вата" по отношению к миллионам украинцев или оскорблять русский язык, записанный в Конституции как язык первого нацменьшинства. Причем за все это ответственность могла бы наступать уже по нынешним законам, но почему-то не наступает.

Так что есть все основания предполагать, что закон собирается запретить какое-то другое "разжигание". И искать его будут только на трех-четырех телеканалах, которые просто разжигают ненависть у самой власти своим существованием. 

Российское гражданство: из-за Семочко проверят всех

Еще одним итогом "объединительного" собора стала пресс-конференция Порошенко, самая бессмысленная за всю историю президентских пресс-конференций. Поскольку вопросы независимым СМИ задавать не давали, интересными на ней были только домашние заготовки спичрайтеров гаранта. В частности, заготовка насчет российского гражданства жены замглавы Службы внешней разведки Семочко.

Поскольку говорить было нечего, президентские технологи предложили пойти на расширение темы, чтобы расфокусировать ее. Расширение состояло в том, что Порошенко дал команду проверить всех сотрудников силовых структур на предмет родственников с российским гражданством.

Естественно, после этого быстро вспомнилось то, что невестка самого президента ранее имела российское гражданство. Он, конечно, не военнослужащий, но в форме часто появляется и вообще вроде как главнокомандующий. Так что оргвыводы тоже следовало бы сделать.

Однако возникает еще два вопроса. Во-первых, почему речь идет только о российском гражданстве? А если у какого-то спецслужбиста будут родственники с американским, турецким или китайским гражданством – это нормально? То есть у нас спецслужбисты могут работать на любую разведку, только не на русскую?

Ну, и второй вопрос. Расфокусировав тему, Порошенко на него не ответил, но он все равно остался: как быть с Семочко? Тут ведь проверять уже ничего не надо, надо только принять решение. Однако ради того, чтобы не отвечать на этот конкретный вопрос, гарант придумал целую всеобщую проверку. И потом вопрос напоследок: чем же так дорог ему Семочко? 

СБУ призналась о задании на захваченных катерах

СБУ вчера совершила камин-аут, признавшись в том, что ее офицеры, плывшие на захваченных россиянами 25 ноября украинских катерах, "выполняли служебные задания по контрразведывательному обеспечению подразделения ВМС Украины". Признание несколько неожиданное – спустя почти месяц скорее можно было ожидать версии, что офицеры спецслужбы попросили подбросить их в Бердянск.

Зачем почти месяц сделано это признание? Очевидно, потому, что в СБУ знают (или подозревают) о том, что россиянам уже известно об истинной причине нахождения их сотрудников на захваченных катерах. Поэтому возникает версия о рутинном задании, выполняемом "согласно закону об СБУ".

Что такое "контрразведывательное обеспечение подразделения ВМС"? Если дословно понимать слово "контрразведка", то выходит, что офицеры "избушки" следили за экипажами, выявляя внутри команд кораблей "русских шпионов" и агентов. 

Однако, судя по практике, озвучиваемые СБУ версии, как правило, означают, что на самом деле все было не так. Как? Скорее всего, скоро это будет известно. Пока же остается констатировать, что "обычный рейс" (как уверял МИД) украинских катеров становится все менее обычным: сначала приказ Минобороны об этом рейсе оказывается засекреченным, а теперь еще и СБУ признается, что ее офицеры выполняли какие-то задания. А чего еще мы не знаем?

 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!