Синод Вселенского патриархата Томоса так и не выдал, но написал устав для будущей украинской церкви
Синод Вселенского патриархата Томоса так и не выдал, но написал устав для будущей украинской церкви

А Томоса все нет

Обещанный украинскими властями "решающий день" для автокефалии - 29 ноября, как уже не раз бывало, оказался пшиком.

Томоса синод Вселенского патриархата так и не выдал. Зато написал устав для будущей украинской церкви, которую та сможет принять на своем соборе, если он, конечно когда-нибудь состоится.

У Порошенко это вызвало некоторую растерянность. На пропрезидентском канале "Прямой" было организовано прямое включение в телешоу из Стамбула. Это было центральной темой эфира, но в итоге получилось "много шума из ничего". 

"В контексте ранее принятого решения Вселенского патриархата предоставить автокефалию Украинской церкви, и в ожидании выдачи Патриаршего и Синодального Томоса, святой и священный Синод подготовил устав Украинской церкви", - это все, что было сказано в пресс-релизе Вселенского патриархата по итогам синода.

Порошенко, правда, рассказал другую историю. Он заявил, что на синоде был "утвержден текст Томоса о предоставлении независимости украинской церкви. А также принято решение о созыве Объединительного православного собора. Дату проведения его вскоре огласит патриарх Варфоломей".

Но, как видим, в сообщении патриархата ничего об этом не говорится. Что еще раз доказывает тот факт, что для украинской власти отсутствия какого-либо конкретного решения 29 ноября стало неприятным сюрпризом.

Позже советник президента Ростислав Павленко попытался сделать акцент на том, что одобрен устав для будущей церкви и это уже хорошо, а текст Томоса, мол, до собора объявлять нельзя.

Отметим, устав - это действительно важная вещь, учитывая, что по его поводу не могли договориться между собой даже УПЦ КП и УАПЦ. Теперь им его спустили из "стамбульского обкома". Что облачит задачу организации новой церкви. Но только при условии, если произойдет собор, на котором его учредят. Что пока еще не факт.

Есть проблемы и с выбором руководителя церкви, и с тем, что туда не стремятся иерархи канонической УПЦ, что для Константинопольского патриархата является принципиальным условием. Тем более, что на носу выборы. И успеют ли до них провести собор - большой вопрос. И будет ли кому дела до этого вопроса после выборов - тоже есть определенные сомнения.

Нападение на Гриценко: технология или провокация 

Скандал дня – разборки между сторонниками лидера "Гражданской позиции" Гриценко и Блоком Петра Порошенко из-за состоявшегося накануне инцидента, когда "первого непроходного" забросали яйцами в Одессе "неизвестные". Которые заодно и устроили стычку с активистами Гриценко, применив газовые баллончики.

Гриценко, что вполне прогнозируемо, обвинил во всем лично Порошенко. Президентский блок, что тоже прогнозируемо, ответил лидеру "Гражданской позиции" встречными обвинениями.

Обе версии заслуживают внимания. С одной стороны, манера поведения нападавших больше всего напоминает действия контролируемых Банковой радикалов. С другой, после выдвижения Садового кандидатом в президенты рейтинг Гриценко неуклонно падает, его нет на телеэкранах, а значит – именно ему выгодно нападение, позволяющее засветиться в новостях.

На этом можно было бы оставить все на усмотрение полиции (которая, скорее всего, концов не найдет), если бы не одно "но": провластные боты параллельно с обвинениями в адрес Гриценко начали использовать этот повод для заявлений о необходимости введения в Одессе военной администрации. Обвиняя во всем, естественно, "(про)российские структуры".

И это может быть больше, чем просто перекладывание ответственности, которую Гриценко повесил на голову президента. Это может оказаться технологией, с помощью которой Банковая хочет поставить под контроль регионы Юга и Востока: сначала создать провокацию, а потом отреагировать на нее продлением военного положения и вводом жесткого армейского контроля на нужных территориях.

Какую область хочет Путин?

Вчера в немецкой газете Bild появилось интервью украинского президента, которым Порошенко попытался объяснить западной публике, почему он ввел военное положение. Неизвестно, как восприняли его объяснения европейские читатели, но для украинцев стало очевидно, что это, говоря словами классика, случай так называемого вранья.

Рассказывая о захвате русскими украинских катеров, президент разъяснил доверчивому Западу: "Это как в 2014 году, Путин хочет присоединить еще одну часть Украины, он ведет себя так же, как и тогда".

У журналистов Bild эта сентенция вопросов не вызвала, но у наших граждан их оказалось немало.

Во-первых, если все как в 2014 году, то зачем вводить военное положение, которое в 2014-м не вводили?

Во-вторых, в чем именно Путин "ведет себя так же, как и тогда"? Ведь именно разницей между 2014-м и 2018-м ("тогда была агрессия, замаскированная зелеными человечками, а сейчас открытая агрессия") сторонники Порошенко пытаются оправдать введение военного положения.

И в-третьих, какую еще часть Украины хочет присоединить Путин?

Последний вопрос особенно важен. Поскольку глава государства не имеет права делать голословные утверждения, значит, он имеет информацию, что Россия планирует захватить какой-то определенный регион.

И в этом случае главнокомандующий должен не скрывать ее от граждан, а, наоборот, объявить – мол, мне точно известно, что Путин хочет захватить такую-то область, поэтому надо мобилизоваться и предотвратить агрессию. А заодно и Кремлю показать, что мы все знаем, а потому ничего у вас не выйдет.

А поскольку ничего из этого не происходит, остается сделать вывод, что мы имеем дело с обычной пропагандой, причем для Запада – одного сорта, а для внутреннего потребления – другого.

Запретит ли Турция проход российского ВМФ через Проливы?

Отдельно от кампании пиар-сопровождения военного положения украинская власть ведет кампанию на международном уровне, чтобы убедить партнеров применить меры против России. Но пока удачной эту кампанию не назовешь.

После объявления о подготовке декларации Евросоюза в связи с событиями в Азовском море многие ожидали, что против России будут введены новые санкции. Вчера было сообщено, что дискуссии по этому вопросу продолжаются, но Германия и Франция выступают против. А без Берлина и Парижа в ЕС ничего не решается.

Позавчера украинская власть обратилась к НАТО с просьбой ввести в Черное море корабли. Вчера НАТО ответил, что считает свое нынешнее присутствие в Черном море достаточным, – там, мол, есть подразделения Румынии, Болгарии и Турции.

К Турции вчера украинская власть обратилась отдельно – с просьбой перекрыть Босфор и Дарданеллы для российского военного флота. Просьба состоялась в связи с тем, что Эрдоган осудил захват украинских катеров российскими силовиками. Однако и она обречена на отказ.

Выполнение просьбы Киева будет означать для Турции нарушение конвенции Монтрё, определяющей правовой статус Проливов. По ней Анкара может запретить проход военных кораблей стран черноморского бассейна только в трех случаях: если сама Турция воюет, если она посчитает, что ей угрожает война, или если воюет страна, корабли которой хотят пройти через Босфор и Дарданеллы.

То есть, если бы Украина объявила не военное положение, а войну России, Анкара могла бы запретить проход кораблей российских ВМФ. Правда, и украинских тоже. Но поскольку военное положение без войны, то просьба бессмысленна. И лучше бы вместо нее Киев воспользовался ситуацией и попросил о закрытии проекта "Турецкий поток". В такой просьбе больше смысла. 

Зачем задержали политтехнолога Петрова?

Еще одна скандальная новость вчерашнего дня – арест политтехнолога Владимира Петрова в связи с недавним скандалом о якобы домогательствах замглавы недавно созданного Госбюро расследований Варченко в адрес студентки КПИ.

Об этом первой сообщила "Страна". Мы же взяли интервью и у главной фигурантки секс-скандала Натальи Бурейко.

Причастен ли к этой истории сам Владимир Петров сказать пока трудно (известно, что он большой мастер в сфере "черного пиара", хотя неизвестно - есть ли у следствия какие-то супер-серьезные доказательства его вины).

Но даже если это и он организовал, то очевидно, что основной мишенью во всем этом деле является не сам Петров, ни, тем более, блогеры Барабошко и Крутчак, а заказчики. Не секрет, что в руководстве ГБР сейчас идет война между главой ведомства Трубой и его заместителем Варченко.

Собственно, против последней и был направлен секс-скандал с ее мужем. И если сейчас обнаружится, что к нему причастен Труба, то это может вполне стать причиной для его увольнения. Даже с точки зрения украинских политических нравов, заказ такой "подставы" против семьи своего же заместителя - это как то слишком. 

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!