В судебных разбирательствах ПриватБанка против его бывших собственников Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова наметился новый поворот.

Напомним: национализированный ПриватБанк пытается отсудить у экс-акционеров в Высоком суде Лондона денежную компенсацию в 1,9 млрд долларов. Ведь, получив фактически доведенную до банкротства "пустышку", государство было вынуждено влить в докапитализацию банка рекордную сумму – около 150 млрд грн (подробнее об этой истории можно прочесть здесь).

Подав иск в лондонский суд, ПриватБанк добился ареста имущества Коломойского и Боголюбова по всему миру на 2,5 млрд долларов, запрета для фигурантов этого дела тратить больше 20 тыс. фунтов в неделю, а также потребовал раскрыть всю структуру их собственности для участников процесса.
 
Высокий суд Лондона уже несколько раз собирался по этому делу, выдавая все новые и новые скандальные подробности. Но в пятницу, 23 ноября, вдруг появился вердикт, в котором говорится, что дело "Привата" находится не в юрисдикции суда Лондона.

Иными словами, британское правосудие умывает руки и отказывается судить Коломойского и Боголюбова.
 
"Страна" разбиралась, что это решение значит на практике.
 
Почему Высокий суд Лондона отказал ПриватБанку
 
Собственно, само решение Высокого суда Лондона о неподсудности ему дела ПриватБанка не стало сюрпризом. О возможности такого поворота на день раньше, в четверг, 22 ноября, написал на своей странице в Facebook народный депутат Сергей Лещенко. ПриватБанк тогда эту информацию опроверг, но не исключил, что решение может быть вскоре вынесено. Что, собственно, и случилось 23 ноября.
 
"Несмотря на то, что судья признал, что банк стал жертвой масштабных мошеннических действий – на сумму приблизительно от 329 млн до 1,2 млрд долларов – он пришел к выводу, что английский суд не имеет юрисдикции для рассмотрения иска банка против его бывших акционеров", – говорится в пресс-релизе ПриватБанка.

Самого решения в свободном доступе пока нет. Как пояснили в "Привате", судебное решение не было официально вынесено, поскольку судья рассматривает вопрос "относительно суммы достаточно обоснованного дела банка".
 
"Я дал право на апелляцию, и Апелляционный суд может прийти к другому заключению", – цитирует Reuters слова судьи Тимоти Майлза Фанкура.
 
В "Привате" также отмечают, что это судебное решение является лишь первым этапом процесса и банк намерен его оспорить.
 
И, пожалуй, самое главное – распоряжение о замораживании активов Коломойского и Боголюбова остается в силе как минимум до подачи "Приватом" апелляции.
 
"Мы будем продолжать возврат средств с помощью судебного процесса в Лондоне и верим, что английский суд в итоге осуществит правосудие между сторонами", – заявил глава правления ПриватБанка Петр Крумханзл.
 
В том же заявлении "Привата" приводится также цитата партнера юридической фирмы "Хоган Ловеллс" Ричарда Льюиса: "Критические вопросы относительно юрисдикции, которые были оспорены ответчиками, определит Апелляционный суд, и, мы уверены, что они будут решены в пользу банка".
 
Между тем, по мнению Сергея Лещенко, после такого решения Высокого суда Лондона дело может быть закрыто, а арест с имущества Коломойского и Боголюбова – снят.
 
В чем суть этого дела
 
ПриватБанк подал иск против экс-собственников Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова в декабре 2017 года. Предварительно банк получил отчет аудита детективного агентства Kroll, который подтвердил, что финучреждение стало объектом масштабного мошенничества и ему был нанесен ущерб на сумму порядка 5,5 млрд долларов.
 
Тогда суд посчитал эти аргументы вескими – взял дело в работу и наложил арест на активы Коломойского и Боголюбова.
 
На промежуточных слушаниях в Лондоне всплыли скандальные подробности вывода денег из "Привата". Так, было выяснено, что с 2013 по 2014 год "Приват" выдал кредиты 46 заемщикам, провел выплаты по 54 мнимым договорам по поставкам товаров и провел ряд странных перекредитований, очень похожих на попытки замести следы.
 
Юристы ПриватБанка пытались убедить Высокий суд Лондона в том, что договоры о поставках различных товаров, которые заключал и щедро оплачивал "Приват", были фиктивными, точно так же, как и выданные банком кредиты. Так, банк выдал более 120 займов на 3,7-57 млн каждый. Но сами заемщики при этом изначально были неплатежеспособными, не имели ни кредитных историй, ни залогового имущества. При этом решения по большинству кредитов принимались очень быстро – в течение пары дней.
 
Договоры на поставки различных товаров "Приват" заключал столь же неосмотрительно, как и выдавал кредиты. К примеру, были договоры о поставках нефтепродуктов, за которые банк заплатил сразу, а сам товар, согласно документам, мог поступить "когда-нибудь" – в течение полутора лет и более.
 
При этом, что интересно, на украинские суды эти аргументы не произвели должного впечатления. Наши служители Фемиды не смогли доказать причастность Коломойского и Боголюбова к фирмам, получающим "странные" займы. Экс-собственники "Привата" получили несколько сотен оправдательных решений в украинских судах разных инстанций. После чего, собственно, ПриватБанк и обратился в Высокий суд Лондона.
 
Что значит решение лондонского суда
 
После вердикта Высокого суда Лондона украинское экспертное сообщество строит самые разные предположения относительно дальнейших сценариев развития ситуации.
 
Руководитель аналитического отдела инвесткомпании Concorde Capital Александр Паращий пояснил "Стране", что пока ставить точку в этой истории рано.
 
"Тут важно то, что суд разрешил апелляцию ПриватБанку (мог и не разрешить) и принял решение не отменять арест активов. Похоже, это значит, что суд не полностью уверен в своем решении – он фактически передает полномочия аппеляционному суду. Последний и должен решить, стоит ли Высокому суду Лондона дальше заниматься этим делом", – пояснил эксперт.
 
"Если лондонский суд не признает юрисдикцию, это значит, что ПриватБанк будет вынужден судиться только в Украине. Так как бюджетные деньги были потрачены на докапитализацию ПриватБанка, хоть часть вернуть надо, вот и будут пытаться добраться до украинских активов Коломойского", – считает экс-корпоративный секретарь "Привата" Виктория Страхова.
 
Впрочем, старший партнер адвокатской компании "Кравец и партнеры" Ростислав Кравец говорит, что на самом деле ситуация не так проста, как кажется на первый взгляд.
 
"По процедуре, международный арбитраж, которым, собственно, и является Высокий суд Лондона, принимая иск, должен определиться, может ли он это дело судить, то есть находится ли оно в его юрисдикции. Для положительного ответа нужно, чтобы в корпоративном конфликте были замешаны иностранные (британские) инвесторы или были основания для применения британского права, то есть там участвовали британские компании (офшоры). И меня очень удивило, что Высокий суд Лондона не нашел в деле "Привата" своей юрисдикции, ведь с офшорными компаниями там даже перебор (именно они являлись, по документам, основными заемщиками и поставщиками различных товаров для "Привата". – Прим. ред.). Еще одно основание для отказа – неправильное оформление иска. Думаю, что как раз в этом все дело. И ошибки были не случайными, это заранее спланированная схема, одно из звеньев в договоренности Коломойского с властями", – считает Кравец.

Отметим, что версия о сговоре властей и Коломойского довольно популярна в интернете. Мол, олигарх изначально договорился с властями, что сдает на "баланс" государству ставший проблемным банк, а с него в реальности никто долги не сбивает.

Разновидностью этой версии являются слухи о том, что Коломойский просто коррумпировал лиц, ответственных за "сбивание" с него долгов. В частности, многим памятна встреча генпрокурора Юрия Луценко с Коломойским в Амстердаме, после которой тогдашний министр финансов Данилюк потребовал отставки генпрокурора, обвинив того в попытках сорвать арест активов олигарха. Также подозрительно вяло действует в деле "Привата" и НАБУ.

Другие наблюдатели мыслят более широкими категориями и говорят о "глобальном договорняке" между Порошенко и Коломойским с целью скорректировать позицию последнего на президентских выборах в 2019 году.

В качестве подтверждения версии сговора Кравец приводит следующие аргументы.

"Когда национализировали "Приват", Коломойскому каким-то чудесным образом дали отсрочку шесть месяцев для возврата средств. При этом именно полгода является сроком для прекращения поручительства, то есть, если на шесть месяцев вы оставляете человека в покое и не требуете от него возврата денег, то по истечении этого срока он вам уже ничего не должен. Коломойскому таким образом просто дали избежать ответственности. К тому же ни один из членов кредитного комитета "Привата", который якобы подписывал сомнительные займы, до сих пор не привлечен к ответственности, да и отечественные правоохранительные и антикоррупционные органы занимаются этим делом крайне вяло, по всему видно, оно им малоинтересно, что как минимум странно", – говорит Кравец.

Кроме того, юрист считает, что слухи о том, что Коломойский сам добился национализации "Привата" и даже заплатил за это 100 млн долларов, имеют под собой основание.
 
Собственно, сам иск "Привата" в Высокий суд Лондона появился под нажимом МВФ. Сразу же после национализации банка Фонд потребовал, чтобы государство получило деньги, потраченные на докапитализацию, с экс-владельцев. Позже в меморандум между Украиной и МВФ даже внесли пункт о привлечении к этому делу международных переговорщиков (Rothshild, Finpoint, Ernst & Young).
 
Подача апелляции в Лондоне, по мнению Кравца, позволит "заморозить" сложившуюся ситуацию по меньшей мере до выборов.

"А в перспективе Коломойский имеет все шансы представить себя жертвой и даже через суды – уже украинские – добиться отмены национализации и возврата ПриватБанка", – не исключает экономист Алексей Кущ.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!