Закон о госязыке: 2000 поправок к выборам

Вчера стало известно, что закон о госязыке, принятый в первом чтении еще 4 октября, в полной версии принят не будет. Как сообщил его главный автор, нардеп от "Народного фронта" Княжицкий, депутаты предложили около двух тысяч поправок, которые профильный комитет только начинает сводить, а потом еще будет рассматривать. И после этого значительная часть будет обсуждаться и голосоваться в зале.

С большой вероятностью можно предположить, что именно так все и планировалось. Закон о госязыке – один из ударных инструментов предвыборной кампании Порошенко, поэтому расходовать его вхолостую нынешней осенью слишком расточительно. Вопрос только в том, начнут рассмотрение эпохального закона в феврале-марте, под первый тур, или отложат на десерт, под апрельское голосование второго тура.

Ответ на него зависит от того, какие будут рейтинги к февралю. Если Порошенко будет уверен в попадании во второй тур, то с принятием закона еще потянут. Там, во время наиболее вероятного противостояния с Тимошенко, важно будет ежедневно, в течение минимум недели показывать, как главная конкурентка плетется в обозе предвыборной повестки президента.

Однако то, что может казаться успешной политтехнологией, одновременно рискует оказаться фактором, который окончательно разрушит межнациональный мир в Украине. Две тысячи правок означают, что нынешний парламент будет голосовать только за те из них, которые предусматривают самую жесткую украинизацию.

Так было с законом об образовании, в котором именно под влиянием пропагандистской дискуссии в зале появились все правки, направленные против нацменьшинств и разрушившие отношения с Венгрией. А ведь тогда не было выборов! Перед выборами же начнется такое соревнование в "патриотизме", что любая здравая мысль в нем утонет. И даже те остатки прав нацменьшинств, которые есть в проекте после первого чтения, погибнут под копытами националистического большинства. 

А ты перевел деньги маме?

Тема повышения цен на газ, дополнившаяся перед выходными постановлением о новых повышениях, запланированных на 2019 год, на выходных была дополнена еще и интервью главы "Нафтогаза" Коболева, в котором он, нимало не смущаясь, сообщил, что перевел маме в Штаты почти 8 млн долларов премии.

Это та самая премия за якобы победу "Нафтогаза" в Стокгольмском суде над "Газпромом". В размере 45 млн долларов, которые были расписаны на целый ряд сотрудников НАКа, но достались большей частью двум первым лицам компании – Коболеву и Витренко.

Это та самая премия, которая возмутила премьера Гройсмана. Возмущение, как видим, ни во что не вылилось: деньги уже не просто у Коболева, а у его мамы в Штатах, чтобы не отобрали.

Вчера "Фейсбук" был переполнен всевозможными фотожабами на тему "А ты уже перевел деньги маме?". Но шутки шутками, а возникает вопрос: если вдруг возмущение Гройсмана найдет выход, и Кабмин проголосует за возврат премий в бюджет "Нафтогаза", что будет делать Коболев?

Вариантов тут в принципе немного, но реальный только один – срочно уедет к маме. Ведь деньги-то и выведены как раз для того, чтобы никакой Кабмин их вдруг не вернул. И в таком контексте уже не до шуток – вопрос вполне серьезный: может ли чиновник, умыкнувший больше 220 миллионов гривен и готовящийся отправиться вслед за ними, руководить самой важной госкомпанией страны? 

"Нафтогаз" должен быть разрушен

Впрочем, у власти насчет "Нафтогаза" другие планы. Вчера появилось интервью все того же премьера Гройсмана, который заявил, что "Нафтогаз" должен быть разрушен. Его разрушение неизбежно, так как это требование Евросоюза. Точнее, Энергетической хартии, которую Украина подписала.

Однако эти планы обозначены весьма "конкретной" датой – когда-нибудь, но не теперь. Теперь невозможно, потому что "Нафтогаз" пытается выколотить долги из "Газпрома", а если его расформировать, то долгов нам не видать как своих ушей.

Объяснение, честно говоря, так себе. Поскольку Энергетическая хартия вовсе не обязывает расформировывать "Нафтогаз" и создавать из него несколько отдельных структур. Она обязывает выделить из НАКа его самую прибыльную часть – газотранспортную систему – и создать отдельную компанию, занимающуюся транзитом газа. И не более.

Нежелание власти выполнять Энергетическую хартию объясняется совсем другим. Просто, пока под крышей "Нафтогаза" находятся все структуры, занимающиеся добычей, транспортировкой и продажей газа, доходы и расходы сваливаются в общий котел, в котором легко могут потеряться миллионы, если не десятки миллионов.

Однако через пару лет требование ЕС все-таки выполнят. Если будут введены в строй "Северный поток-2" и "Турецкий поток", ГТС из прибыльной части превратится в еще один убыточный сектор. И тогда она в общем котле уже не будет нужна. 

Конец эпохи Меркель

Меркель объявила об отставке. Об отставке не прямо сейчас, а через три года – когда истечет ее четвертый срок на посту канцлера Германии. Впрочем, это может случиться и раньше – если коалиция ХДС и СДПГ развалится, а новую склеить не получится. И то, и другое при нынешних раскладах вполне реально.

Парадокс в том, что 13-летнее правление Меркель, одно из наиболее успешных в истории страны, подходит к концу в период затяжного политического кризиса, который может иметь непредсказуемые последствия как для Германии, так и для Евросоюза в целом.

Нет сомнения в том, что фрау канцлер войдет в историю страны как политик, при котором была восстановлена реальная независимость государства. При всех достижениях ее предшественников, от Аденауэра до Шредера, в их эпоху Германия оставалась сателлитом США. Сегодня это в прошлом, хотя заслуга в обретении ФРГ реальной независимости принадлежит не только Меркель, но и Трампу.

Вместе с независимостью был восстановлен и лидерский статус Германии в Европе. Однако именно европейская политика фрау Ангелы привела к нынешнему кризису. Уже не только "новые правые" в лице "Альтернативы для Германии", но и "старые правые" в партии самой Меркель выступают против тех шагов, которые являются неизбежной платой за лидерство, – и инициатив по миграции, и мер по поддержке тонущих экономик южных стран Евросоюза.

Поэтому окончание эпохи Меркель может оказаться более значимым событием, чем окончание эпох ее двух великих предшественников – Аденауэра и Коля. Без фрау канцлер другой станет не только Германия, но и вся Европа. 

 

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!