Встреча Ангелы Меркель и Владимира Путина может иметь далекоидущие для мировой политики последствия, фото: ostexperte.de
Встреча Ангелы Меркель и Владимира Путина может иметь далекоидущие для мировой политики последствия, фото: ostexperte.de

С чем Путин уехал от Меркель

За отсутствием каких-либо серьезных действий отечественных политиков главной темой обсуждений вчера оставался президент России Путин. Который за последние дни успел и на австрийской свадьбе побывать (что вызвало бурю фейсбучной ненависти к Австрии), и провести в Германии переговоры с Меркель. Удивительно, но в соцсетях немецкая поездка Путина обсуждалась намного слабее австрийской. А зря.

Еще до визита российского президента к немецкому канцлеру было ясно, что это неординарная поездка. А потом ее неординарность (и даже экстраординарность) подтвердили практически все западные СМИ.

Если не проводить личностные параллели, а только событийные, то события августа 2018 года можно сравнить с событиями августа 1939 года, когда СССР и Германия вели отдельные политические игры с Британией и Францией, а потом подписали знаменитый договор. Только в роли французов и британцев теперь выступают США.

Правда, новый пакт Молотова-Риббентропа на прошедших выходных не состоялся. Но очевидно, что перелом в отношениях между Меркель и Путиным произошел, – и теперь они ищут взаимопримлемые способы выхода из кризиса последних четырех лет. Причем, судя по всему инициатором намечающегося сближения является Берлин, а не Москва.

Путин уже привык жить под давлением санкций (и даже извлекать из них выгоду), а вот для Меркель давление, оказываемое нынешним хозяином Белого дома, – явление непривычное и неприятное. Нынешняя Германия уже может позволить себе независимую от Вашингтона политику – но при условии отсутствия "войны на два фронта" (из-за которой она проигрывала все последнее столетие).

Для Путина это чужая война. Но он явно не прочь сыграть на противоречиях и разрушить пока еще единый санкционный блок, сложившийся в 2014 году. И потому готов пойти навстречу Меркель в ее стремлении найти приемлемый для обоих выход из кризиса. Он уже готов решать сирийский вопрос не с Трампом, а с Меркель и Макроном. Но главный вопрос – украинский. И здесь еще до конца года следует ожидать серьезных изменений. 

Откажутся ли "республики" от выборов? 

Первым последствием немецкой встречи Путина уже называют ожидающийся отказ руководства "ДНР" и "ЛНР" от проведения выборов в собственных "республиках", которые должны пройти в ноябре – спустя четыре года после первых. Пока об этом говорят неофициально, но все настойчивее.

Скорее всего, решение по этому вопросу в Кремле еще не принято, идет зондаж относительно того, как его воспримут на Западе и, собственно, в самих "республиках". Но вероятность отмены выборов очень велика.

У такого решения может быть как тактическая, так и имиджевая подоплека. Но, так или иначе, оно завязано на другом решении, которое должно быть принято в Киеве. В ближайшие два месяца украинскому парламенту придется рассмотреть вопрос о пролонгации действия закона об особом статусе Донбасса, принятого в 2014 году и продленного в сроках осенью прошлого года.

Тогда ради пролонгации этого закона устроили шумиху вокруг другого – о "реинтеграции" Донбасса. Но сейчас это может не сработать: выбору на носу, и взаимные обвинения в "зраде" неизбежны.

И если очередное продление недействующего закона не состоится, это станет отличным аргументом в руках Путина: мол, "республики" отказываются от выборов ради выполнения Минских соглашений, а Киев хоронит их.

Если же действие закона продлят, отмену выборов можно будет представить как жест доброй воли со стороны "ДНР" и "ЛНР", готовых к выполнению соглашений. И тогда перед Верховной Радой может встать еще более сложный вопрос – об имплементации Минских соглашений. Она на это не пойдет – и Киев снова предстанет виновным в невыполнении договоренностей.

Так что простор для тактических ходов и пиар-игр для Путина открывается широкий. И тут главным является вопрос: придумает ли Порошенко контрходы, которые нужно будет, к тому же, делать в условиях жесткой предвыборной критики? А самое главное, эти контрходы должны устроить не только армию ботов в "Фейсбуке", но и Меркель. Которая может стать гораздо более придирчивой к политике Киева.

Что сказала ООН об "Иловайском котле"

Донбасс в эти дни оказался в центре внимания не только в Германии и России, но и в ООН. Там был опубликован глобальный доклад о событиях августа 2014 года, известных как "Иловайский котел". Доклад не идеальный, но куда более обстоятельный, чем аналогичный документ, опубликованный комиссией украинского парламента.

И в этом докладе нет одной виновной стороны: в пытках и убийствах обвиняют как сепаратистов, так и украинских военных. Правда, с одной поправкой – не всех, а только добровольческие батальоны, которые, собственно, и были в эпицентре "Иловайского котла". Причем сепаратистов обвиняют преимущественно в пытках пленных украинских военных, а добробаты – в пытках и убийствах мирных граждан.

Если говорить о последствиях такого доклада, то в ближайшей перспективе их ждать не стоит. Он является скорее лакмусовой бумагой, показывающей, что в мировом общественном мнении война на Донбассе выглядит не так, как ее представляют провластные политики и СМИ в Украине.

А значит, отечественным политикам, заявляющим о Гаагском трибунале для Путина, стоит задуматься – не окажутся ли они на той же скамье. Ведь за балканские войны начала 90-х годов прошлого века судили не только сербов…

Зачем в Харькове напали на горсовет 

В Украине в эпицентре вчера был Харьков. Там произошло вооруженное нападение на горсовет, в результате которого погибли полицейский и сам нападавший. Полиция рассматривает три версии – личная месть кому-то из горсовета, психические отклонения у преступника и… хулиганство.

В этом нападении действительно много странного, что указывает скорее на вторую версию. Потому что желание отомстить кому-то из горсовета за некое решение ночью выглядит нелогично. Но хулиганство без психических отклонений – это и вовсе нелепость.

Однако среди версий, рассматриваемых полицией, нет еще одной, которая напрашивается, – запугивание мэра Харькова Кернеса. Убить его ночью не могли, а вот послать предупреждение в виде психически нездорового человека – вполне.

Все хорошо понимают, что от Кернеса зависит в Харькове очень многое, а Харьков даже без области – это более миллиона избирателей. Впрочем, ожидать, что версию относительно Кернеса выскажет советник главы МВД Геращенко (человек из конкурирующей с харьковским мэром команды, да еще и перебежчик), вряд ли стоило. А потому не стоит и ожидать, что ею займется полиция. 

В правительстве заметили беспредел радикалов 

А в Киеве вчера в центре внимания оказалась радикальная молодежь из националистических группировок. В этот раз она не выполняла заказ по блокированию церкви, СМИ или банка, а занималась самодеятельностью – и потому попала под критику со стороны провластных политиков.

Самодеятельность радикалов состояла в том, что они нападали на юношей и девушек в нестандартной одежде или с нестандартными прическами. Возмущение целого (целой) вице-премьера Климпуш-Цинцадзе и поддержка нардепа от "Народного фронта" Виктории Сюмар были искренними и вполне оправданными.

"Подонки, которые считают возможным с нашивками националистических группировок устанавливать свои правила и издеваться над детьми, должны понести наказание", – под этими словами подпишутся миллионы человек по всей Украине. Потому что проблема куда шире, чем ее представляет вице-премьер.

Оппозиционные СМИ и непровластные правозащитники уже четыре года говорят о националистических группировках, которые "устанавливают свои правила". И тут только один вопрос: а кто им дал возможность устанавливать свои правила? Климпуш-Цинцадзе обратилась к руководству организаций "таких, как "Нацкорпус", чтобы они приняли меры, но ей в комментариях резонно ответили, что обращаться нужно тремя этажами выше. В смысле этажей власти.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!