Секретарь СНБО Украины Александр Турчинов внезапно заговорил о привлечении на выборы Национальной гвардии, фото: rnbo.gov.ua
Секретарь СНБО Украины Александр Турчинов внезапно заговорил о привлечении на выборы Национальной гвардии, фото: rnbo.gov.ua

Почему Турчинов хочет Нацгвардию на выборы

Выборы все сильнее вторгаются в умы отечественных политиков. Вот и вчера секретарь СНБО Турчинов на учениях Нацгвардии заговорил о них, дав понять, что эту Нацгвардию и привлекут для обеспечения "честных, прозрачных и демократических выборов".

О том, как батальон Нацгвардии "Азов" обеспечивал честное и демократическое избрание своего вождя Белецкого в 2014-м, хорошо знает вся столичная Оболонь. Но, собственно, всем и так понятно, что для представителей власти честными и прозрачными являются те выборы, которые гарантируют им стабильное будущее на следующие пять лет.

И вот тут-то секретарю СНБО есть о чем беспокоиться. Президент формирует штабы, раскручивает пиар и закручивает гайки, а Турчинов, если верить его верной соратнице Сюмар, во всем этом не при делах. А тот, кто не при делах на выборах, может оказаться не у дел и после них.

И Турчинову, и реальному хозяину Нацгвардии Авакову (да и всему "Народному фронту", целиком или по частям) пора определиться. Кстати, желание секретаря СНБО задействовать Нацгвардию показывает, что на данный момент он находится в одной лодке с министром внутренних дел. Вот только они еще не знают, к какому берегу грести.

Вариантов, в общем-то, немало, но глобальный выбор для "НФ" сводится к двум берегам – Порошенко и Тимошенко. И там, и там могут кинуть, но выбор делать все равно нужно. И для успеха торгов нужно выставить товар лицом – а Нацгвардия, пожалуй, главный козырь Турчинова с Аваковым.

Однако, хотя карта эта, безусловно, козырная, но – не туз. Потому что, если Порошенко даст команду обеспечивать честные и прозрачные выборы армии, батальоны Авакова могут оказаться бессильны.

Как силы ООС заняли 15 квадратных километров?

Однако пока армии не до выборов. Вчера командующий Операцией объединенных сил Наев отчитался, что со времени начала этой операции (то есть с 30 апреля) украинская армия заняла 15 квадратных километров территории, которые ранее ею не контролировалась.

Заявление, безусловно, патриотическое. Однако оно опровергает все то, что руководство ООС говорило ранее. В то время как "Страна" писала об атаках украинской армии под Горловкой и на других участках линии разграничения, штаб ООС заявлял, что никаких наступательных операций не проводится.

Представим на минуту, что это так. Тогда получается, что на линии разграничения находились никому не нужные 15 квадратных километров территории (с двумя населенными пунктами), украинская армия решила их занять, а сепаратисты махнули рукой – мол, пусть ВСУ оборудуют себе линию обеспечения. Похоже на правду?

Проблема не в том, что этому не поверят журналисты и критически мыслящие читатели. Этому не поверят и специалисты из миссии ОБСЕ, и военные эксперты западных государств. Потому, делая заявления о занятии территории, Наев должен отдавать себе отчет, что эти заявления будут рассматриваться как признание в нарушении перемирия и попытках сорвать выполнение Минских соглашений. Даже если упомянутые 15 километров формально не входят в зону, подконтрольную сепаратистам.

Логика проста: территории захватывает тот, кто атакует. А тот, кто атакует, и является стороной, виновной в нарушении договоренностей. Можно не сомневаться, что этот аргумент уже в ближайшее время будет использован на международном уровне. 

Омелян хочет закрыть дорогу в Россию всем, кроме медведей

Министр инфраструктуры Омелян перешел от слов к делу. Точнее, пока еще – от угроз к словам о делах. Вчера он сообщил, что подписал некий исторический документ, содержание которого осталось неизвестным. Но в итоге, благодаря этому документу (как уверяет министр), "в Москву будут ходить только медведи, как в старые добрые времена".

Тут, безусловно, возникает вопрос - о каких старых добрых временах говорит Омелян. Потому что в 20-м веке в Москву приходили (но не дошли) немцы, в 19-м – французы, в 17-м – поляки, а до этого четыре века приходили монголо-татары. Возможно, министр имеет в виду еще более ранние времена, но тогда получается, что медведи ходили в Москву, которой еще не было.

Но бог с ним, с неудачным сравнением, потому что содержание "исторического документа" может оказаться куда большей глупостью. Омелян уже намекнул, что речь в нем пойдет о запрете железнодорожного сообщения с Россией и о каких-то других запретах. Возможно, речь пойдет также и об автобусном сообщении.

Что это значит для миллионов украинских заробитчан и их семей, объяснять не нужно. И потому не нужно объяснять, какой будет их реакция. А значит, если "исторический документ" не останется в архивах Мининфраструктуры и будет принят правительством, то на выборах появится новая тема. И партии/кандидаты, которые заявят о восстановлении транспортного сообщения с Россией, получат дополнительно от 3 до 6 млн голосов. 

 

ГПУ требует для Януковича "пятнашку"

Суд по "госизмене" Януковича, длящийся уже несколько месяцев, ушел на месячный перерыв. Произошло это после того, как представители Генпрокуратуры зачитали патетическую речь об изменнических делах бывшего президента, в конце которой потребовали для него 15 лет тюремного заключения.

В речи было много замечательных моментов. К примеру, о том, что Янукович 23 февраля 2014 года "бежал в объятия агрессора, который уже сжал Крым военным кольцом", хотя прошло не так много времени, чтобы все забыли, что 23 февраля Крым еще не был ничем сжат и Россию еще никто не называл "агрессором".

Однако была там и фраза, которую противники Майдана поймут куда лучше, чем его сторонники: "Гарант Конституции Янукович Виктор Федорович предал свой народ... Как последний трус он покинул страну на произвол судьбы".

Впрочем, приведя множество аргументов, Генпрокуратура так и не ответила на основной вопрос: как мог Янукович, будучи уже отстраненным Верховной Радой от президентского поста, совершить должностное преступление в виде измены Родине.

А поскольку ответа на этот вопрос нет, то не имеет значения, сколько требует ГПУ – 13, 15 или 150 лет. Без этого ответа любой обвинительный приговор будет шит белыми нитками.

Не имеет значения этот приговор и для самого обвиняемого (который вряд ли когда-то вернется в Украину), и для общества, которое забудет об этом приговоре быстрее, чем его официально опубликуют.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!