Совет национальной безопасности и обороны во главе с Александром Турчиновым включились в "работу по предупреждению большого кризиса в Одессе". Об этом на своей странице в Facebook 5 июля написал нардеп от "Батькивщины" Игорь Луценко, который около месяца назад обратился в РНБО заявлением об угрозе потери Одессы по сценарию Донбасса.

Основанием для таких громких слов нардепа стали "участившиеся нападения на проукраинских активистов". Таким образом вип-поддержка экс-главы одесской ячейки "Правого сектора" Сергея Стерненко, который в мае нанес смертельные ножевые ранения жителю Черноморска Ивану Кузнецову, вышла на новый уровень.

Можно ли ожидать, что при таких тяжеловесах в защите у Стерненко полиция Одесской области, которая ранее занималась расследованием инцидента, или Главное следственное управление Нацполиции, куда дело передали в конце июня, смогут объективно расследовать дело?

В подобных случаях вся надежда – на общество и медиа.

"Страна" собрала новую информацию, которая может пролить свет на то, что на самом деле сделал экс-глава одесской ячейки "Правого сектора", а ныне руководитель организации "Небайдужі" Сергей Стерненко.

ВИП-защита

Еще в день убийства нардеп Луценко заявил, что "Стерненко – молодец!", а после инициировал обращение к СНБО. Нардеп Мустафа Найем, комментируя случай, использовал формулировку "покушение", на которой настаивает Стерненко, но которая противоречит фактам из расследования (об этом – ниже).

Сам Стерненко не скрывает наличие поддержки в парламенте.

"Спасибо народным депутатам Игорю Луценко, Андрею Денисенко, Владимиру Парасюку, Андрею Белецкому, Егору Соболеву, Андрею Ильенко, Мустафе Найему, Игорю Гузю, Юрию Берегу, Оксане Корчинской и многим другим за поддержку и обращение в Генпрокуратуру по поводу необходимости передать расследование в орган, не связанный с Одессой, где уже давно присутствует явный конфликт интересов между мной и руководителями правоохранительных ведомств", – написал Стерненко в Facebook.

Но за месяц пребывания производства в ГУ Нацполиции в Одесской области правоохранители не предъявили подозрение экс-главе Одесского "Правого сектора". Равно как и Алексею Исайкулу – участнику конфликта с другой стороны, которому удалось скрыться после получения от рук самого Стерненко нескольких ножевых ранений.

В Главном следственном управлении Нацполиции, судя по тональности комментариев, также никуда не спешат.

"Закон не предусматривает сроки, в которые нужно сообщить о подозрении. После собрания достаточных доказательств следователь по согласованию с прокуратурой составит сообщение о подозрении. Какого-то ограничения по времени с момента открытия производства до объявления подозрения закон не предусматривает", – сказал "Стране" заместитель начальника Главного следственного управления Нацполиции Александр Ковтун.

Фото: "Пушкинская"

Было ли нападение

Большинство национальных СМИ, освещая события того вечера, используют формулировку о нападении, или даже о покушении на Стерненко. Вероятно потому что до этого случая было два нападения на активиста.

"Я шел домой со своей девушкой Наталией. Возле подъезда, когда мимо нас проходило двое людей, они на меня напали. Без каких-либо слов начали наносить удары. Ну как драка, меня начали бить, нанесли удар по голове, разрезали мне руку. Мне наесли удар ножом в руку, я не помню, как я в том состоянии, как нож оказался у меня в руке и я начал отмахиваться. Обычно я не хожу без ничего. Но в тот день у меня была другая одежда, и все мои средства для самообороны остались в других штанах. ... Я начал отмахиваться практически вслепую, я их не видел в тот момент. Через несколько секунд или несколько десятков секунд, мне сложно оценивать время, они стали бежать в разные стороны. Я не знал в тот момент, ранены они или не ранены... Я побежал за одним из них, он пробежал несколько десятков метров и упал на землю. Я увидел, что у него порезана брюшная полость, он начал говорить: "Мне плохо, я умираю", я тут же достал мобильный, бросил нож, который тогда был у меня, и стал вызывать скорую", – рассказал Стерненко в интервью "Громадському".

Уточним, что это – версия активиста, действиям которого будет дана квалификация в рамках производства об умышленном убийстве, открытом по факту смерти Кузнецова. Таким образом, следует относится к словам о нападении (и, тем более, покушении) как к версии событий заинтересованного лица, которую предстоит доказать или опровергнуть.

Другая сторона конфликта утверждает обратное. По словам адвоката Исайкула и родственников Кузнецова Рубена Степаняна, встреча тем вечером была абсолютно случайной.

"Это не планируемое нападение, это не выслеживание. Эта встреча была абсолютно случайной. Кузнецов и Исайкул находились в различных местах между третьей и пятой станциями Фонтана в течение нескольких часов, перемещаясь от одного места к другому. Уже уходя из этого района, они оказались лицом к лицу с Сергеем. Они больше опешили, чем он. Когда они с ним соприкоснулись на ближнюю дистанцию, как спортсмены, и Стерненко нанес первый удар Исайкулу он отскочил (Исайкул занимается боксом - Прим.Ред.). Это его спасло. Он начал бежать. За ним побежала девушка, а Сергей переключился на второго участника и начал его атаковать. Я туда привел тренера Исайкула, который сам позвонил и требовал – приведите меня в полицию. Он рассказал, какой это молниеносный спортсмен. Если бы он захотел атаковать, Сергей бы с ножом не справился. У него длинные руки, у него спортивная конституция тела", – рассказал Степанян в интервью "Стране".

На прошлой неделе следователи провели воспроизведение обстановки и обстоятельств того вечера. Стороны продолжают настаивать на своих версиях.

Как сообщили в Нацполиции сразу после инцидента, все трое фигурантов получили ранения от одного ножа. Согласно сведениям в ходатайстве о проведении медико-криминалистической экспертизы, у Кузнецова – пять ножевых ранений (в материале "Страны" от 25 мая говорилось о четырех, но по уточненным данным, их именно пять).

"Проникающее ранение в область брюшной полости слева, проникающее ранение в область сердца (стало смертельным – Прим.Ред.), непроникающее ранение в область правого плеча, непроникающее ранение в области брюшной полости справа, непроникающее ранение в области грудной клетки слева", – говорится в ходатайстве от 25 мая.

Адвокат Исайкула Степанян уточнил "Стране", что его подзащитный получил два ранения.

"У Исайкула две травмы: колотая рана со стороны печени, и колото-резаная рана живота, снизу вверх по диагонали к сердцу", – рассказал адвокат.

Стерненко, по его собственным словам, получил ранение руки с повреждением вены, артерии и сухожилия.

А теперь, когда читатель знаком с совокупностью фактов о ранениях, переходим к главному.

Стерненко после ранения. Фото: "Народна правда"

Стерненко получил ранение последним?

"Страна" выяснила результаты судебной молекулярно-генетической экспертизы – одного из ключевых исследований, проведенных в рамках дела по факту убийства Кузнецова. Эта экспертиза была назначена 31 мая, то есть еще до передачи дела Главному следственному управлению Нацполиции. 

Экспертам предстояло изучить нож, изъятый на месте преступления. По данным следствия, это единственное оружие, которое применялось в схватке Стерненко с Кузнецовым и Исайкулом: после тщательного прочесывания местности не было обнаружено ничего другого колюще-режущего, а ранения всех троих получены от одного и того же ножа.

Следователи пытались выяснить, есть ли на рукоятке и на лезвии ножа кровь, по которой можно определить ДНК-профиль, и, если да, с чьим из троих участников конфликта он совпадает. И экспертам удалось это установить. Как следует из документа, содержание которого "Стране" подтвердили сразу несколько источников, на лезвии и на рукоятке ножа в изобилии присутствуют образцы ДНК двоих участников конфликта: погибшего Кузнецова и Стерненко.

Кровь Исайкула на ноже не обнаружена.

Эта экспертиза проливает свет на важнейший вопрос, в какой последовательности все трое получали ножевые ранения.

Рука Стерненко через полтора месяца после ранения. Фото: Facebook/Сергей Стерненко

Напомним версии: Стерненко утверждает, что получил удар по голове, потом ранение руки (без подробностей, лишь шутливо отговаривается "я не сам это себе сделал"), затем перехватил нож и стал отмахиваться (нанеся семь ножевых ранений противникам – Прим.Ред.), после чего они стали убегать.

Выходит, активист, не имея возможности применить серьезно раненную руку, одной правой обезоружил двоих нападавших, отобрал нож и порезал обидчиков.

Исайкул, позицию которого "Страна" знает со слов адвоката, утверждает, что не нападал на Стерненко. По его словам, сначала последовал удар ножом от Стерненко, после чего Исайкул интуитивно ударил в ответ. Затем увидел, что у него порезан живот и убежал.

"По этим экспертизам мы понимаем, что на ноже кровь Кузнецова и Стерненко. Крови третьего нет. Кровь Стерненко доминирует. То есть сначала порезали Исайкула (поэтому следы ДНК первого пострадавшего утрачены – Прим.Ред.), потом Кузнецова, а потом ранение получил Стерненко", – объяснил "Стране" источник, знакомый с ходом следствия.

Таким образом, можно аргументированно предположить, что ранение Стерненко было получено уже после окончания противостояния.

Другими словами, сначала он нанес удары ножом Исайкулу и Кузнецову, а после он, судя по всему, порезал сам себя (или это сделал кто-то из его соратников). Ведь один его противник к тому моменту убежал, а другой находился при смерти. 

Чтобы подтвердить все эти предположения следствие проведет три дополнительные экспертизы по генетике, сообщают наши источники.

Стерненко, а также его адвокат Евгений Стельмах от комментариев "Стране" отказались.

Нож, которым были ранены все три участника конфликта. Фото: YouTube ГУ Нацполиции в Одесской области

Чей нож

О принадлежности орудия убийства можно будет судить и по результатам психологической экспертизы стрима, который Стерненко вел сразу после инцидента (позже видео было удалено из Facebook, активист утверждает, что это сделала соцсеть).

Кстати, суд не сразу удовлетворил ходатайство о проведение психологической экспертизы – лишь со второго раза. Это случилось на следующий день после передачи дела в Киев, о чем свидетельствует запись в реестре судебных решений. Экспертам предстоит ответить на ряд вопросов о психоэмоциональном состоянии Стерненко, а также, главное, – определить, имеются ли в его речи признаки воспроизведения заученного или выдуманного текста, или же Стерненко говорит правду.

На этом стриме Стерненко и его девушка трижды повторили ключевую фразу - что нож принадлежит ему. И что активист достал оружие как только увидел два силуэта в темноте.

"Я иду, мне навстречу идут два силуэта. Наталка (девушка Стерненко – Прим.Ред.) говорит: "Что это за две тени нам навстречу идут?". И я достал, знаешь, нож, на всякий случай, думаю, ну мало ли. И они проходят мимо меня и на меня прыгают. Ну я уже начал обороняться", – сказал Стерненко на стриме.

На 14-й минуте девушка Стерненко Наталья на вопрос чей нож отвечает: "Это Сергея. На нас уже не первый раз нападают. Он защищался". А на 9:50, когда Стерненко госпитализируют и он просит свою девушку находиться с ним, между Сергеем и Натальей происходит следующий диалог: "А нож, Сергей! – Это вещественное доказательство. – Я понимаю, что его не нужно… – Он должен оставаться на месте. У меня еще часы. Наверное, куплю себе другие".

Вскоре Стерненко изменил версию событий.

"Ну я не сам себе это сделал, это точно, – рассказал активист в интервью "Эспрессо" 31 мая. – Это был их нож, и я по сути, скорее всего, не дал себя убить тем, что выставил левую руку вперед. Потому что там несколько, там три пореза. Я не помню, как я перехватил нож потом, и стал ним отмахиваться в темноте, просто чтоб не дать им возможности подойти. Где-то через секунд 15-20, это все очень быстро происходило, они стали убегать в разные стороны", – сказал он.

Стерненко утверждает, что не важно, чей нож, ведь согласно украинскому законодательству, в случае группового нападения человек имеет право на вооруженную самооборону. Тем не менее, это является одним из ключевых вопросов в деле, и вот почему.

 

А был ли мальчик?

В рамках дела о нападении на Стерненко следствие должно оценить – а была ли вообще угроза жизни, о которой говорит Стерненко, и можно ли рассматривать как самооборону события, произошедшие у подъезда.

Другими словами, даже если было нападение на Стерненко, насколько адекватным было то, что он его отбил, нанеся смертельные ранения человеку (тем более, если, по одной из версий, он уже от него убегал).

"Если Стерненко достал нож, когда его жизни ничего не угрожало и тем самым готовился к нанесению увечий, то это никак не необходимая оборона. Необходимая оборона возможна от общественно опасного посягательства. Второй момент – интенсивность обороны. Она должна быть соразмерной посягательству. Возможно поэтому изменились показания по ножу – "отобрал нож у нападавшего" звучит явно выгоднее, чем "достал свой нож еще до каких-либо поползновений в его адрес со стороны предполагаемых нападавших", – объясняет "Стране" адвокат Марина Паринова.

"Догнал и добил": подтвердить нельзя опровергнуть

"Страна" рассказывала ключевую версию следствия сразу после происшествия. Следователи, с которыми на условиях анонимности удалось пообщаться тогда нашим журналистам, предполагали, что повреждения Кузнецову наносились в два этапа: у подъезда и в месте, где Стерненко догнал убегавшего. В пользу этой версии говорит осмотр территории. Капли крови были обнаружены на клумбе у подъезда активиста, а также лужа крови в месте смерти Кузнецова. В то же время, по информации источников "Страны" в полиции, которые осматривали место происшествия, по пути следования от первой локации ко второй, по которому Кузнецов убегал от Стерненко, крови не обнаружено.

"Страна" побывала на месте событий и измерила расстояние шагами: получилось 100 шагов. Кстати, путь от подъезда, где была стычка, до места смерти Кузнецова не прямой, а извилистый, с двумя поворотами – сначала направо, потом налево. 

На многие вопросы в рамках производства об умышленном убийстве может ответить медико-криминалистическая экспертиза тела погибшего. "Стране" удалось ознакомиться с выводами экспертов, но ясности делу они не добавили. Характер повреждений на теле Кузнецова не дает возможности определить последовательность нанесения всех пяти ранений.

Также судмедэкспертиза не опровергла и не подтвердила упомянутую выше версию о ранении Кузнецова в два этапа.

"При нанесении этого повреждения (проникающего ранение в область сердца – Прим.Ред.) обычно в течение короткого промежутка времени, который исчисляется от нескольких секунд до нескольких десятков секунд, наступает потеря сознания, в теории не исключает совершения целенаправленных действий в течение указанного времени", – говорится в результатах судмедэкспертизы, с содержанием которой ознакомилась "Страна".

То есть, экспертиза говорит, что несмотря на столь тяжелые повреждения, теоретически возможно передвигаться и после них. Но насколько это было возможно в данном конкретном случае - непонятно.  

Результатов экспертизы о том, кому принадлежат капли крови у подъезда, пока нет.

Алкоголь и наркотики

В рамках дела была проведена экспертиза на содержание алкоголя в крови у Стерненко. По информации наших источников в полиции, была обнаружена доза в 0,16 промилле. Для понимания, ответственность за вождение в нетрезвом состоянии наступает с отметки 0,2 промилле.

Но защита Исайкула настаивала на проведении другой экспертизы – на содержание наркотических веществ.

"Мы не знаем причину, по которой Сергей находился в клинике. Месяц назад я заявил ходатайство о проведении наркологической экспертизы с исследованием генетики волос. Они упустили срок, по которому нарковещества (амфитамины, прокурсоры) содержатся в фолликуле волос. Теперь это уже не актуально. Все вещества, если они находились, уже исчезли", – рассказал "Стране" адвокат Исайкула и супруги Кузнецова Рубен Степанян.

Олеся и Ольга Кузнецовы – вдова и бывшая супруга погибшего. Фото: "Третий цифровой"

Попытка суицида

А тем временем Исайкул находится дома под защитой полиции. Состояние его тяжелое. По словам его адвоката Степаняна, он даже совершил попытку самоубийства.

"Его психологическое состояние крайне ухудшилось. Он проводит время в квартире, находится в угнетенном состоянии. У него была попытка выброситься из окна. Она была пресечена родителями, которые все время находятся дома. На днях они обратились за психологической помощью. Скорее всего, будет выдано направление на нахождение в стационаре. А Сергей вернулся в Одессу и свободно передвигается по городу", – рассказал Степанян.

На вопрос с чем связано столь угнетенное состояние, адвокат пояснил, что Исайкул опасается расправы со стороны Стерненко или его побратимов.

Что же до семьи Кузнецова, его вдова Олеся осталась без кормильца с 10-месячным ребенком на руках. Бывшая супруга Ольга растит двоих маленьких детей и также признана в деле потерпевшей. Перевод дела в Киев они воспринимают без воодушевления – доехать на следственные действия у них попросту нет денег.

"Представьте, что нам понадобится ездить в Киев. На какие средства поедет туда девять человек? Ольга и Олеся, папа Исайкула, сам Исайкул, два адвоката, один помощник и двое полицейских. Кто будет это все финансировать? Девочкам тяжело приезжать даже в Одессу, у них денег ни на такси ни на что. Мы как защита не получили ни одной копейки денежных средств", – сказал Степанян "Стране".

По просьбе семьи погибшего Кузнецова "Страна" публикует номера счетов, по которым можно финансово поддержать вдову Кузнецова и его бывшую супругу:

4149 4378 6548 0071 вдова Олеся Кузнецова.

4149497819640576 бывшая супруга Ольга Кузнецова.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!