Украина получала ощутимые
Украина получала ощутимые "дивиденды" от сотрудничества в рамках СНГ, фото: cis.minsk.by

Политика всегда связана с мифотворчеством. Украинская политика – это в основном мифотворчество из-за особой склонности наших избирателей "голосовать сердцем". В области дипломатии это особенно заметно. Последний яркий образчик неточных, а во многом и ложных утверждений, искажающих реальность в угоду "патриотической легенде" – громкие заявления власти о выходе из Содружества Независимых Государств

Попробую соотнести основные из этих мифов с фактами и реальным четвертьвековым опытом функционирования этой региональной международной организации.

Сделаю это с позиции автора единственной в Украине кандидатской диссертации по теме "Политика России в отношении СНГ", а также опубликованной на ее основе монографии.

Ведь, собственно, вокруг искажения или непонимания этой политики и строятся соответствующие мифы.

Миф первый: СНГ – инструмент восстановления СССР 

Любому объективному историку известен решающий вклад команды президента России Бориса Ельцина в развал Советского Союза. Пусть цель была лишь избавление от политического руководства СССР во главе с Михаилом Горбачевым.

В любом случае, вклад этот намного больший, чем всех украинских общественных и политических деятелей от вождей "Руха" до Леонида Кравчука, который сохранял лояльность "союзному центру" до его фактической самоликвидации по итогу неудавшегося путча в августе 1991 года.

Именно через призму финализации ликвидации Советского Союза без катастрофических последствий для региона и мира с самого начала рассматривало СНГ руководство России.

Здесь стоит привести обширную цитату видного члена ельцинской команды Егора Гайдара: "Осенью 1991 года уже речь шла не о возможности сохранить единое государство, а о том, как выйти из политического и экономического хаоса и при этом избежать масштабных гражданских войн. Если учесть размер советского ядерного потенциала, разбросанного теперь по четырем странам (Россия, Украина, Беларусь, Казахстан), становится ясным, что судьба всей цивилизации оказалась под угрозой. Если бы в 1989 году информированных аналитиков спросили: распад какой из многонациональных социалистических стран – Югославии или СССР – более чреват риском гражданской войны, они, конечно, сказали бы – второй. Ведь Югославия была гораздо богаче, в ней была либеральная по социалистическим меркам политическая система и сформированная рыночная экономика. История распорядилась иначе. И не последнюю роль в этом сыграло решение о создании СНГ".

И эту точку зрения разделяют те в сегодняшней России, кто явно огорчен крахом Советского Союза.

"Если в Европе страны ЕС совместно работали для объединения, то СНГ создавалось для цивилизованного развода. Все остальное – политические наслоения и болтовня. Если кто-то ждал от СНГ каких-то особых достижений в сфере экономической интеграции, в сотрудничестве в политической области, военной – то, естественно, этого не было, поскольку и не могло быть. Цель одна – СНГ создавалось, чтобы процесс распада СССР проходил наиболее цивилизованным способом. С этим заданием СНГ справилось". Это слова Владимира Путина, сказанные им на саммите Содружества в Ереване 25 марта 2005 года.

Однако все это вовсе не означает, что Россия не стремилась и не стремится создать вокруг себя пояс государств-сателлитов.

В Москве в решении этой задачи видят неотъемлемую составляющую обеспечения статуса великой державы и собственной безопасности. Просто никогда эта работа всерьез не велась именно через Содружество. Уже в середине 90-х, когда первоначальная мечта нового руководства России о быстрой интеграции в западное сообщество оказалась иллюзией, Москва стала пытаться заниматься до того полузабытым "ближним зарубежьем" через параллельные Содружеству структуры: Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). Созданы они были с пониманием того, что все бывшие союзные республики под одну гребенку не причешешь, и более консолидированные институты лучше строить с теми, кто этого хочет.

Украина в этот перечень с самого начала не входила и к соответствующим структурам даже не пыталась примкнуть и при наиболее "пророссийских" президентах, довольствуясь работой на постсоветском пространстве как раз через механизмы Содружества.

А появлению в СНГ полноценных наднациональных органов, которые взяли бы на себя часть суверенитета государств-членов, препятствовала сама Москва. В 1998 году тогдашний исполнительный секретарь Содружества Борис Березовский (был в яркой биографии покойного олигарха и такой эпизод) представил амбициозный план реформирования организации в направлении большей консолидации.

Зарубил план Борис Ельцин, небезосновательно усмотревший в нем инструмент реализации политических амбиций самого Березовского. Вскоре после этого исполнительного секретаря СНГ сменили на тихого и смирного Юрия Ярова, а президент РФ заявил, что создания наднациональных структур в рамках Содружества "уровень интеграции между ее членами еще не требует".

При этом Европейский союз в своей основе имеет широкий отказ стран-членов от многих суверенных функций и прав в пользу наднациональных органов. Как подметил на недавней конференции в Загребе один хорватский политик, "в ЕС с нами не ведут переговоры. Мы приезжаем в Брюссель, получаем домашнее задание, возвращаемся и выполняем его. Потом едем отчитаться о выполнении домашнего задания, и нас либо хвалят, либо ругают. Но в этом нет переговоров, как не бывает их между учителем и учеником".

Но вернемся к СНГ. Много интересного можно рассказывать о бурных дебатах по поводу судьбы Содружества, проходивших в российском политическом классе и экспертном сообществе в 1990-х и 2000-х. Упомяну лишь доклад 2000 года авторитетного Совета по внешней и оборонной политике, возглавляемого тогда Сергеем Карагановым. В нем прямо содержится призыв сосредоточиться на двусторонних отношениях с государствами Содружества, а участие России в многосторонних встречах СНГ снизить до министерского и рабочего уровня. Доходило даже до заявлений отдельных экспертов о необходимости РФ выйти из Содружества и избавиться от "груза излишней ответственности за соседей".

Так Стас Белковский, подавшийся сейчас в критики Путина, в 2005 году призывал Кремль распустить СНГ, "не ожидая, пока это сделает Украина или пул государств-членов ГУАМ". 

К началу 2010-х дискуссия в целом завершилась отказом от крайних позиций. СНГ решено было сохранить, но лишь как вспомогательную площадку для встреч с лидерами тех стран, которые холодно относятся к настоящим интеграционным инициативам Москвы, главной из которых сейчас является Евразийский союз. Дошло до того, что в речах Путина привычное "пространство СНГ" заменили на "евразийское пространство". Акцент в деятельности Содружества сместили в сторону культурно-гуманитарных проектов и совершенствования общей правовой базы. Так что никаким новым СССР здесь и не пахнет.

Рассказы Петра Порошенко о том, что свертыванием деятельности в рамках СНГ Украина "отдаляется от Российской империи", могут вызывать в Москве только ироничную ухмылку. 

Миф второй: Договоры и соглашения в рамках СНГ ограничивают суверенитет Украины         

На самом деле правовая база Содружества ограничивает свободу действий Украины ровно в той мере, в какой ее ограничивают и любые другие дву- и многосторонние соглашения. С момента создания СНГ Киев последовательно придерживался линии на подписание лишь тех соглашений, которые считал для себя выгодными. Остальные подписывал частично или с оговорками, но чаще всего не подписывал вовсе. Благодаря этому комплексу договоров мы пользуемся безвизовым режимом со странами Содружества, облегчены признание дипломов, зачет пенсионного стажа, регистрация предприятий, трудоустройство, выплаты алиментов и многое другое.

Выгодность всего этого продемонстрировало решение Грузии остаться участницей более чем 60 многосторонних соглашений в рамках СНГ даже после формального выхода из числа членов организации.

Мнение о том, что правовая база Содружества дает какие-то преимущества Москве, является совершенно ложным. Скорее – наоборот. Это в России считают подписанные на волне "СНГ-оптимизма" 90-х соглашения более выгодными бывшим республикам. И потому с начала 2000-х выходят из них.

Так за время президентства Путина РФ прекратила участие в нескольких десятках многосторонних документов. Среди них: Соглашение о принципах таможенной политики (подписано 13 марта 1992 г.); Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности (от 24 декабря 1993 г.), Договор о порядке пребывания и взаимодействия сотрудников правоохранительных органов на территории стран-участниц СНГ (подписан 4 июня 1999 г.).

Также Госдума отказалась ратифицировать Конвенцию об упрощении порядка приобретения гражданства гражданами стран-участниц СНГ от 19 июня 1996 года. Таким образом, Кремль сам последовательно проводит курс на ограничение своих правовых обязательств перед странами Содружества, перенося все бонусы взаимодействия в рамки более узких по составу ОДКБ и Евразийского союза, члены которых относительно лояльны к Москве. Объясняя эту линию, российский министр иностранных дел Сергей Лавров жаловался, что к таким действиям Москву подталкивают партнеры по Содружеству, которые "если и подписывали соглашения, то тормозили их реализацию, перекладывая на Россию всю тяжесть ответственности".

Так что можно быть уверенным, что Россия в ответ на громкие заявления Киева о "выходе из СНГ" начнет кропотливую работу по выталкиванию Украины из выгодных ей многосторонних соглашений, о сохранении которых уже успел заявить наш МИД. В конечном итоге, украинских граждан, работающих и просто живущих в России, несопоставимо больше, чем россиян в Украине. Так что от демонтажа общей правовой базы пострадают в первую очередь они.

Что же касается суверенитета, то наднациональных органов, как уже говорилось, в СНГ нет и никогда не было. Механизма наказания стран-участниц за невыполнение решений Содружества тоже нет.

Украина все эти годы умудряется пользоваться инструментами СНГ, не будучи даже официально ее членом, поскольку устав организации Верховная Рада так и не ратифицировала. От чего решила избавиться украинская власть, понять трудно. 

Миф третий: Экономическое взаимодействие в рамках СНГ выгоднее России 

В реальности – с точностью до наоборот. Не случайно и при Викторе Ющенко Киев активно выступал за создание в СНГ зоны свободной торговли без изъятий и ограничений. В 2011 году новое соглашение о ЗСТ было подписано (предыдущее – 1994 года – так и не вступило в силу из-за позиции Москвы), но с внесенными РФ изъятиями.

В частности, под изъятия попали газ и целый ряд других важных для Украины товаров.

Требуя от Виктора Януковича отказа от Соглашения об ассоциации с ЕС, Москва шантажировала его разрывом и этого куцего соглашения, которое все же существенно упрощало доступ украинских товаров на ликвидный российский рынок. В нем, по крайней мере, нет комически малых квот на беспошлинные поставки сельхозпродукции, которые для наших экспортеров установил Евросоюз. С 2016 года, после вступления в силу Соглашения об ассоциации, Россия начала сворачивание торговых преференций для Украины, но по многим позициям РФ и другие страны СНГ остаются важным рынком для украинских товаров.

То же самое касается и рынка труда. Благодаря СНГ украинцы получают хорошо оплачиваемые рабочие места не только в России, но и в Казахстане, Азербайджане, Беларуси. Причем речь идет об инженерах и прочих высококвалифицированных специалистах, в то время как в ЕС спрос в основном на чернорабочих.

Чем отказ от работы в органах Содружества поможет всем этим людям, совершенно неясно. К слову, европейцы ни разу не увязывали подписание Соглашения об ассоциации или другие шаги по интеграции в политико-правовое и экономическое пространство ЕС с ограничением участия Украины в СНГ.

Долгое время украинская дипломатия использовала СНГ как площадку для взаимодействия с другими странами постсоветского пространства. Порой для организации вместе с некоторыми из них антироссийской фронды. Даже посол в США Валерий Чалый в 2009 году в бытность экспертом Центра Разумкова отзывался об СНГ как о "формате, который можно использовать для обмена мнениями и встреч на уровне президентов, руководителей правительств, министров". И ее действительно использовали для координации независимых от Москвы шагов во взаимодействии с Азербайджаном, Казахстаном, Беларусью, Молдовой и Узбекистаном. Часто вопросы двустороннего сотрудничества с этими странами также решались на полях саммитов  и других мероприятий Содружества.

Причем на саму Россию это никакого впечатления не производило. Резкая активизация работы Киева в рамках СНГ при Януковиче не уберегла его от нарастающего давления Кремля в связи с подготовкой к подписанию СА с ЕС.

Иными словами, Содружество давно потеряло особое значение для РФ, чтобы проецировать изгибы украинско-российских отношений на участие Киева в деятельности этой организации. Напомню, что даже Исполком СНГ расположен в Минске, что избавляет от необходимости ездить на территорию "страны-агрессора" для работы в нем. Хотя, к слову, и посольство в Москве никто не закрыл и до смены власти, очевидно, уже не закроет. 

Но нынешнему МИД не до многоходовых комбинаций. Как и нынешней власти в целом. Прекращение участия в работе органов Содружества (по факту оно и так заморожено с 2014 года) действительно уменьшит экономические, дипломатические, гуманитарные связи Украины с постсоветским пространством. Но какой от этого практический выигрыш? Сплошной вред без иных приобретений, кроме эмоций "профессиональных патриотов". 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!