Работать российским банкам в Украине нелегко. Когда 20 мая по Киеву шел полк Азов, вывеску "Сбербанка" спрятали под черной пленкой
Работать российским банкам в Украине нелегко. Когда 20 мая по Киеву шел полк Азов, вывеску "Сбербанка" спрятали под черной пленкой, Александр Барабошко/Facebook

Андрей Дайнеко 

Банки с российскими госкапиталом в ближайшее время просто физически не смогут покинуть Украину. Все трое. И ВТБ Банк с Проминвестбанком, чье московское руководство публично заявило о готовности продать украинские "дочки", и Сбербанк России, который пока публично опровергает уход из нашей страны. Причина одна — отсутствие инвесторов, способных купить столь крупные структуры.

"Многие понимают, что в нынешних экономических реалиях найти инвесторов, готовых профинансировать такие крупные сделки, маловероятно. И, думаю, руководство данных финструктур, это осознает. Поэтому в ближайшее время громких продаж крупных участников финансового сектора ожидать не стоит", — подтвердила директор по рискам Банка Кредит Днепр Елена Домуз.

Никому не нужны

Слишком уж непрезентабельно на текущий момент выглядит украинская банковская система, и перспективы ее развития. Больше двух лет не вылезает из убытков: в 2014 г. ушла "в минус" на 52,9 млрд., в 2015 г. — на 71,89 млрд. грн., а в первом квартале 2016 г. — на 8,55 млрд. грн.

Из-за глубокого экономического кризиса, потери части Донбасса с Крымом и смены власти в стране банки увязли в кредитных невозвратах, и несут гигантские потери. Потому их реальную стоимость сейчас оценивают по минимуму. И три банка с российским госкапиталом в том числе. "Несмотря на то, что эти финучреждения устойчивы и являются одними из лидеров рынка по активам, продавать их придется с коэффициентами в районе 0,3-0,5 от капитала", — оценил аналитик группа компаний "Финам" Богдан Зварич.

Но даже по такой более чем скромной оценке Проминвестбанк, ВТБ Банк и Сбербанк России совокупно стоят от 15,8 млрд. грн. до 26,3 млрд. грн. (уставный капитал трех банков вместе составляет 52,5 млрд. грн.). Совершенно очевидно, что это нереальная цена ни для украинских, ни для зарубежных инвесторов.

И не потому, что у западных финансовых групп нет нужных $0,6-1 млрд., наверняка они есть. А потому, что крупные банковские покупки в нашей стране на текущий момент не имеют никакого смысла. Финансовый бизнес в Украине остановился еще в 2014-м и практически не двинулся с мертвой точки в последние пару лет. Банки увязли в судах, пытаясь вернуть выданные до кризиса кредиты, и как огня боятся выдавать новые займы и зарабатывать на этом.

По сути их деятельность сводится к двум вещам: расчетно-кассовому обслуживанию населения и предприятий, которое за короткое время подорожало почти вдвое, и к покупке депозитных сертификатов Нацбанка и гособлигаций Минфина. Доходность у таких бумаг небольшая — до 18-20% годовых, и при средних депозитных ставках в 17-19% так много не заработаешь. Потому сверхприбылями на нашем рынке сейчас и не пахнет. И это при условии, что кризис не будет обостряться.

"Если же ситуация в экономике будет ухудшаться, найти покупателя на эти активы станет практически невозможно, либо придется сильно снижать цены, в случае если банки захотят окончательно избавится от своих "дочек", — отметил Зварич.

Правда, глава ВТБ Андрей Костин сообщил, что к покупке украинской "дочки" российского госбанка уже проявили интерес несколько компаний.

"Есть у нас, я не буду их сейчас называть, но их уже 3–4 интересанта — и украинские, есть и российские, и международные группы, правильно говорили, что не так все просто там", — сказал он на форуме Россия – АСЕАН.

Он отметил, что работа по продаже отделения на Украине сложная, в первую очередь, по политическим причинам.

"Эти отношения слишком политизированные, но мы не жалуемся на отношения центрального банка (Национального банка Украины. — "Газета.Ru") и даже правительства", — добавил он.

Только продажа

Продажа — это единственный приемлемый вариант для Проминвестбанка, ВТБ Банка и Сбербанка России, если они действительно решат покинуть нашу страну. Можно не сомневаться, что никто из российских акционеров не отважится просто свернуть бизнес в Украине и взять на себя все убытки.

Совершенно нереальным считается и вариант с банкротством трех банков.

"Банкротство российских банков выглядит маловероятным. По сути их обязательства являются квази-суверенными обязательствами России, то есть их "банкротство" — это что-то вроде квази-суверенного дефолта России", — объяснил руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий.

Если же российские власти все же захотят устроить демарш с громкими банкротствами по политическим причинам, это обойдется Украине в крупную цифру, которую придется выплачивать нынешним вкладчикам трех банков.

"Депозиты физических лиц в дочках российских госбанков превысили 22 миллиарда гривен на конец 2015 года, что сопоставимо с объемом депозитов Дельта-Банка. Соответственно расходы Фонда гарантирования вкладов при гипотетическом выведении таких банков с рынка будут сопоставимыми с расходами по Дельта Банку. Кроме того, примерно такую же сумму потеряют и украинские предприятия, клиенты таких банков. Такой вариант является очень негативным сценарием для украинской экономики", — заметил аналитик UniCredit Bank Андрей Приходько.

Что теряем

В случае ухода российской троицы с украинского банковского рынка наш финансовый рынок потеряет кредиторов. ВТБ Банк, Проминвестбанк и Сбербанк России более всего сегодня проявили себя именно в этом амплуа — финансировании предприятий.

"Дочки российских госбанков изначально фокусировались на кредитовании крупных корпоративных клиентов. В 2015 году доля трех финучреждений составила 16% в общем объеме кредитования юрлиц, а также 6% от общего объема депозитов юрлиц. Для сравнения: их доля в кредитовании населения составляла 2%, а их доля в розничных депозитах — 6%", — отметил Приходько.

Такое позиционирование финучреждений объясняется несколькими причинами. Во-первых, они были нацелены на поддержку российского бизнеса в Украине: финансировали и непосредственно его, и украинские компании-партнеры. "Рост корпоративного кредитования поддерживал позиции российского капитала в Украине, что позволяло также достигать и политических целей", — считает Приходько.

Во-вторых, в российских банках неофициально признавали, что настроены на поглощение наиболее интересных украинских предприятий, и потому готовы их охотно кредитовать: очень часто залогами при таком финансировании являлись акции компаний. В случае невозвратов по кредитам предприятия переходили в собственность банков. Правда, в разгар кризиса финансисты оказались в ловушке по таким кредитам: не гася займы, заемщики выводили с предприятий наиболее интересные активы, и банки оставались с акциями компаний-пустышек на руках.

Это стало главной причиной гигантских убытков, которые несли российские банки в Украине. Проминвестбанк показал рекордный убыток по итогам 2015 г. среди всех украинских банков — 20,3 млрд. грн. А ВТБ Банк по итогам первого квартала 2016-го — 4,6 млрд. грн.

Собственно, потому их московское руководство и заговорило сейчас об уходе с украинского рынка. Ведь все эти убытки нельзя просто так держать на балансе, Нацбанк требует покрыть их за счет новых денежных вливаний — поступает, как и все остальные центробанки мира. Так что банки РФ оказываются в безвыигрышной ситуации: мало того, что они у нас не зарабатывают, так им еще и приходится раскошелиться.

А теперь они попадут в замкнутый круг: чтобы обратить на себя со временем внимание инвесторов, и продать свои структуры в Украине, им придется потратиться на банки. Сейчас все деньги будут уходить на латание дыр в балансах, а дальше — только надежда, что финансовый рынок Украины наконец начнет оживать, и заинтересует иностранных инвесторов. Ведь только они будут способны купить дорогущие российские банки.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости