источник фото: УНИАН
источник фото: УНИАН

Вступившие в силу с 15 марта изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, вокруг которых с момента их утверждения парламентом осенью прошлого года развернулись жаркие споры, дали свои первые всходы.

За два дня работы новаций, вопреки анонсам полиции и прокуратуры, массового коллапса в судах и явного ступора работы силовых структур не наблюдалось.

Сторонники принятия поправок потирают руки от удовольствия, а противники уверяют - первое впечатление обманчиво. Во вторник они планируют предпринять уже третью по счету попытку отменить изменения в стенах парламента. И уверяют, что если этого не будет сделано, то уже со следующей недели новеллы Кодекса уж точно дадут о себе знать в полную силу со всеми вытекающими негативными последствиями.

Пока же судьи привыкают работать по новой процедуре, а правоохранители - взяли паузу. Они не спешат заваливать суды ходатайствами для получения санкций на проведение экспертиз, а также по мерам обеспечения в уголовных производствах.

И ждут директив от руководства, как вести себя в сложившейся ситуации.

Единоначалия в ней, к сожалению не произошло. В результате первые звоночки того, что неоднозначные поправки УПК (ассоциируемые с личностью нардепа от Радикальной партии Андрея Лозового) чреваты скандалами, в том числе связанными с "похоронной процедурой", все же прозвучали. Параллельно - стали известными, возможно, подлинные причины неприятия новелл процессуального закона со стороны силовиков и отдельных депутатов.

Что скрывается за этой ситуацией и как заработала "поправка Лозового", разбиралась "Страна".

Почему в судах не было аншлага

Два первых дня с момента вступления в силу новаций УПК, автор этих строк провел в Шевченковском райсуде Киева. Именно здесь, как предсказывали оппоненты "поправки Лозового", и должен был проявиться наибольший ажиотаж, связанный с новыми алгоритмами подачи ходатайств в уголовных делах по "месту прописки" следственных органов.

Реальность оказалась прямо противоположной. Коридор канцелярии по уголовным производствам был практически пуст, принимая немногочисленных посетителей из системы правоохранительных органов.

Последние на правах анонимности объясняли "Стране", почему анонсированный коллапс не случился.

Если суммировать их мнения, то ситуация представляется так. На "летучках" руководство органов Нацполиции довело до подчиненных, чтобы те не рвали жилы и не "пороли горячку". Мол, вскоре новшества УПК должны обнулить, а потому, в сложившейся ситуации, пауза будет лучшим выходом из ситуации.

Кроме того, силовики выражали убеждение - нормы "поправки Лозового" касаются исключительно тех дел, которые были внесены в ЕРДР начиная с 15 марта. Мероприятия по ранее открытым производствам они расследуют по прежней процедуре, и при необходимости обращаются в привычные райсуды Киева и области.

Ввиду этого у следственных органов попросту не успели накопиться массивы ходатайств, с которыми они планируют выходить в суды.

Столпотворения ждут с понедельника

В схожем духе комментируют ситуацию и в Шевченковском райсуде Киева, куда нормами "поправки Лозового" "привязали" (по новым делам, открытым с 15 марта) следователей центральных аппаратов Нацполиции, ГФС, СБУ, а также главки МВД столицы и Киевской области.

Как рассказала "Стране" судья-спикер учреждения Ирина Фролова, вероятно, опасаясь столпотворений, ряд следователей заранее подали свои ходатайства в суд еще до вступления в силу новшеств УПК. По ее словам, за два дня нагрузка на Шевченковский суд не выросла, что подтверждается статистикой.

"Никаких лимитов по количеству принимаемых к рассмотрению документов мы не устанавливали. В пятницу у нас было зарегистрировано 83 ходатайства в уголовных делах, 15 марта - 125. Для сравнения, 14 марта таковых прошло 163", - говорит Фролова.

Вместе с этим она допускает, что это временное явление. А основной наплыв следователей нагрянет в Шевченковский суд уже на следующей неделе. Справится ли с ним учреждение, пока неясно.

"Мы ожидаем увеличения ходатайств как минимум в четыре раза. Это не учитывая тех жалоб и ходатайств, которые будут поступать от следователей Киевской области. В такой же ситуации окажутся абсолютно все районные суды, в территориальной юрисдикции которых находятся областные управления полиции", - говорит журналистам еще одна судья-спикер Шевченковского суда Марина Антонюк.

Как готовятся к новшествам в регионах дает понять письмо, спущенное в райсуды Запорожской области местной апелляционной инстанцией. В нем говорится о допущении к приему ходатайств следователей МВД по "свежеоткрытым" уголовным делам исключительно в Орджоникидзевском райсуде, где "прописано" областное управление Нацполиции.

Источник фото: facebook.com/RomanMaksymovcom

По информации "Страны", аналогичные директивы были доведены судьям во всех регионах Украины. На момент подготовки этого материала каких-либо сигналов о столпотворениях у канцелярий при попытках сдачи ходатайств на местах также не поступало.

Аргументы противников "поправки Лозового"

В свою очередь, правоохранители продолжают настаивать на необходимости отмены "поправки Лозового". Они апеллируют к тому, что вступивший в силу УПК играет на руку подозреваемым и не учитывает интересы потерпевшей стороны.

Источник видео: youtube.com/Національна поліція України

Еще одна "страшилка", которой пугают силовики - ограничение сроков досудебного расследования. Мол, это приведет к необходимости тотального закрытия "фактовых" уголовных дел, в результате чего совершившие преступления лица де-факто получат индульгенцию. Заметим, что в этой дискуссии правоохранители несколько преувеличивают масштаб возможной проблемы.

И как подробно писала "Страна", сроки досудебного расследования и по новым правилам можно продлевать неограниченное число раз. Но только не постановлениями прокуроров, а через суд.

В свою очередь, позицию силовиков, ратующих за отмену "поправки Лозового", параллельно поддержали отдельные народные депутаты.

Они обнародовали свой перечень претензий к вступившему в силу процессуальному закону. Их не устраивает закрепление следователей к судам по месту юридической регистрации органа досудебного расследования, а также процедуры назначения экспертиз исключительно у государственных организаций и только через судебное решение.

Аргументы противников "поправки Лозового" в депутатском корпусе, источник фото: facebook.com/lenasotnik

Но, как уже писала "Страна", провести соответствующий законопроект №7547 на текущей неделе его авторам не удалось. Ожидается, что вновь его внесут в повестку дня 20 марта. Противники новаций в УПК не скрывали своего разочарования по поводу провала.

"Ну что ж, не приняли закон. В принципе, логичное действие, хорошая запятая, которая поставит крест на судебной системе. Мало того что у нас судей катастрофически не хватает, так теперь ожидай разгул преступности, просто не будут успевать избирать меры пресечения, давать санкции на обыск. Это крах, господа, по крайней мере на какое-то время", - считает судья Изюмского горрайонного суда Харьковской области Михаил Одарюк.

Источник фото: facebook.com/Судді України

Из-за чего на самом деле ведется борьба

У адвокатов, в большинстве своем, преобладает противоположная трактовка ситуации.

В сети можно встретить несколько упоминаний о том, что защитники намерены в ближайшее время активно начать использовать инструментарии "поправки Лозового". В первую очередь, в части обжалования подозрений.

Что характерно, хотя нормы процессуального закона предусматривают эту возможность исключительно для уголовных дел, открытых после 15 марта, часть адвокатов расценивает это как дискриминацию и ущемление прав их клиентов. Они намерены обжаловать "пидозры", объявленные до вступления в силу новелл УПК.

Эти юристы апеллируют к нормам Конституции, согласно которой смягчение уголовного законодательства должно применяться для абсолютно всех категорий граждан. И готовы пройти на этом пути все судебные инстанции.

"По 303 (статья Уголовно-процессуального кодекса, предусматривающая оспаривание объявления о подозрении - Прим. Ред.) начинаем обжаловать с сегодняшнего дня. Отказывайте, пусть Конституционный суд разбирается", - пишет на этот счет адвокат Инна Рафальская.

Опрошенные "Страной" юристы уверены, что именно возвращение нормы, которая позволяет оспорить "пидозры", и является одним из краеугольных камней скандала из-за "поправки Лозового". Сторонники этой версии уверены - прокуроры и следователи попросту боятся, что выписанные ими подозрения по тем или иным причинам будут "разбиваться" судами. В результате чего развалится значительный массив уголовных дел. Благо значительная часть подозрений выписывается следователями с явными нарушениями норм законодательства, а во-многих случаях, носит характер заказного преследования по политическим или бизнес-мотивам.

Называется и еще одна причина баталий вокруг измененного процессуального закона. Дело в том, что вступивший в силу Кодекс содержит нормы, сужающие фантазию следователей при получении санкции на обыск исключительно теми предметами, которые имеют отношение к уголовным делам.

В результате, правоохранители отныне должны в ходатайствах о проведении "шмонов" указывать, что именно они хотят найти. Это значит, что огульные обыски по всему списку указанных "от фонаря" людей, а также изъятие у них ценностей (якобы имеющих отношение к установлению истины в уголовных производствах) уже устроить не получится.

В подтверждение того, что именно эта деталь больше всего не устраивает в новом варианте УПК силовиков, приводятся статистические выкладки по поданным в судах ходатайствам на осуществление следственных действий. Согласно им, за последние пять лет количество таких "клопотань" выросло в 45 раз (с 2645 до 118 844), а затребований санкций на получение временного доступа к вещам и документам - в 25 (с 10152 до 257 744).

Противники этой версии заявили автору этих строк, что данная статистика не репрезентабельна, поскольку охватывает не весь период до вступления в силу УПК образца 2012 года (по нему работали не весь год). Но факт того, что массовая выдача "ухвал" на проведение "шмонов" все больше свидетельствует о скатывании Украины к авторитаризму и статусу полицейского государства, признавали как эксперты, так и сами власти.

Четыре месяца назад министр юстиции Павел Петренко назвал украинскую правоохранительную и судебную системы самыми репрессивными в Европе. Приведенные им цифры красноречивы и говорят о том, что после Майдана давление силовиков на украинцев выросло в несколько раз.

"Вдумайтесь, за три года количество обысков у бизнеса увеличилось в два раза. В 2014 году это было 40 тысяч, в этом (2017 - Прим. Ред.) году – уже 70 тыс. В прошлом (2016 - Прим. Ред.) году – 100 тыс. обысков. То есть каждый час проходят 10–15 обысков", - заявлял Петренко.

Источник видео: youtube.com/112 Украина

Для сравнения следует указать еще один порядок цифр. Если в 2011 году каждый день в Украине проводилось в целом по стране 133 обыска (с учетом Крыма и всей территории Донбасса), то в 2017 эта цифра увеличилась более чем в два раза. Причем в выкладках прошлого года приведены только те "шмоны", которые касаются бизнеса...

Сторонники "поправки Лозового" полагают, что именно боязнь утраты этого рычага давления и потенциальной коррупции и является причиной скандала вокруг новаций УПК.

В тоже время, и противники поправки не представляют собой единого лагеря. Нардеп Мустафа Найем, который борется за ее отмену, подметил интересную деталь, которая характеризует, что именно провластные фракции хотят оставить в новом УПК.

"Наконец-то выяснилась истинная цель внесения поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, - пишет Найем на ФБ. - Во время обсуждения компромиссного варианта изменений УПК авторы поправки и их союзники из БПП готовы были согласиться на какие угодно уступки, кроме двух статей и трех разделов специальной части уголовного кодекса. Ниже - неполный перечень преступлений, для которых Радикальная партия и БПП просили сделать исключения: это мошенничество, контрабанда, хищение госиммущеста, фальсификация, поделка денег, превышение служебных полномочий, рейдерство, доведение до банкротства, отмывание денег, уход от уплаты налогов и т.п. И я думаю, вы с первой попытки догадаетесь, какой правоохранительный орган чаще всего сталкивается с этими статьями Уголовного кодекса. Это НАБУ".

Две трактовки "нового УПК"

Как бы там ни было, но апробация механизмов нового процессуального закона уже запущена. При этом единой линии их применения не было найдено даже в скандальной "похоронной эпопее", суть которой детально описывала "Страна".

В частности, в Киеве решили обойти норму, обязывающую получать санкцию суда для направления тел покойных на экспертизу использовав лазейку. Согласно ей, тела усопших, где есть подозрение на насильственные причины смерти, направляют в морги "на исследование" постановлением следователя. Такую линию поведение официально подтвердили в прокуратуре столицы. И, как рассказал "Стране" завотделом Одесского областного бюро судмедэкспертизы Борис Яворский, нечто подобное используется и в Южной Пальмире.

"В Одессе возрождена практика направлений на судебно-медицинское исследование трупов. Эта практика соответствует правилам, утверждённым Приказом №6 МОЗ Украины от 17.01.1995 г "Про розвиток та вдосконалення...", который до сих пор является действующим. Предполагается, что только в случае выявления насильственной природы смерти будет запускаться предусмотренный УПК процесс", - поясняет судмедэксперт.

По словам Яворского, такой вариант выхода из ситуации видится ему наиболее рациональным не только как "временная заплатка", но и как постоянная практика.

В то же время, как минимум в двух регионах Украины, прокуроры решили действовать иначе. И по фактам тех смертей, где заводятся уголовные дела, тела в морги решено направлять исключительно после получения санкции судов.

"Расследуются, то есть осматриваются и подлежат экспертизе, только трупы, смерть которых может свидетельствовать о насилии или о подозрении на насилие - с телесными повреждениями, самоубийцы, умершие при странных обстоятельствах и так далее. Всё. Если причина смерти на момент сообщения об обнаружении трупа не установлена, следствие подозревает насильственную. Это незыблемая презумпция. Никаких похоронных судов, ритуальных прокуратур, поминальных апелляций", - пишет на этот счет в Facebook начальник отдела Управления надзора в уголовном производстве прокуратуры Харьковской области области Марина Яловенко.

Источник фото: facebook.com/yalovenkom

Аналогичную линию заняли и прокуроры Запорожской области. Руководитель местной прокуратуры №2 Роман Мазурик пояснил "Стране" свою логику действий. Он говорит, что направление трупов "на исследование" - это "игра с огнем", которая даст о себе знать при первом же прецеденте признания в судах доказательств, полученных в результате вскрытия тел, недопустимыми.

"Есть закон! Потом петух клюнет в попу, - используя образные выражения описывает ситуацию Мазурик. - За сегодня по районам, которые находятся в ведении нашей прокуратуры, выявлено уже три трупа, по которым с ходатайствами едут".

Первый скандал с трупами и новые риски

Заметим, что именно в Запорожье назревает и первый громкий скандал, связанный с "похоронной поправкой" УПК. Местная жительница Ольга Яковенко в красках описала, что доведется ей перенести после того, как в день вступления в силу "поправки Лозового" после продолжительной болезни скончался ее отец.

"Отец умер в четверг и исходя из всех процедур (следственная группа, судэксперт, осмотр места происшествия, прокуратура, суд, судмедэкспертиза в морге, опять прокуратура) я смогу похоронить своего отца, в лучшем случае, в среду", - написала Яковенко в Facebook.

Источник фото: facebook.com/zastolga

Девушка не ответила на просьбу "Страны" рассказать о том, чем закончилась ее история. Но как считает судмедэксперт Яворский, такого рода эпизод может стать сигналом к тому, что люди будут искать незаконные пути "ускорения" процедуры погребения родственников.

"В результате, люди будут готовы за любые деньги купить врачебное свидетельство о смерти, даже при наличии повреждений - в поликлиннике или в патологоанатомическом морге. Все для того, чтобы избежать тягостной процедуры с полицией, прокуратурой и судебно-медицинским моргом", - полагает он.

И добавляет, что во всем этом "бардаке" с УПК его беспокоит еще одна деталь. "Есть опасность увеличения объёма злоупотреблений, связанных с сокрытием факта смерти от полиции. Не знаю, как в регионах, а в Одессе это постоянная опасность и проблема", - подчеркивает Яворский.

Насколько проявит себя этот и прочие риски, заложенные в "поправке Лозового", и несут ли они больше позитива, нежели негатива, не берется говорить никто. 

"Процессуальная колесница еще не набрала достаточных оборотов, нужно время", - резюмирует первые итоги работы обновленного УПК одна из участниц Facebook-сообщества "Судьи Украины".

Обжалование "пидозры"

Противники поправок, тем временем, опасаются того, что в ходе "процессуального безвременья" судьи в отдельных регионах не станут ждать, чем завершится история, а на свое усмотрение принимать соответствующие решения.

Примером такой практики является жарко обсуждаемое в юридическом сообществе решение следственного судьи Октябрьского районного суда Днепропетровской области Вадима Трещова. Своим вердиктом он "разбил" "пидозру", вынесенную в отношении одного из фигурантов уголовных дел.

Заметим, что ранее подобные решения следственных судей были большой редкостью. Целый ряд юристов восприняли его как некий знак. Мол, в свете новых изменений в УПК решение Трещова могут использовать как типовое чтобы отменять "пидозры". Подобные ситуации чреваты полным развалом уголовных дел, ведь такого рода определение следственного судьи не подлежит обжалованию.

Впрочем, есть и те, кто считают "ухвалу Трещова" банальным совпадением. Они указывают, что знаковое решение днепропетровским судьей было вынесено ещё до вступления в силу изменений в УПК и основывалось на нарушении процедуры вынесения "пидозры". Причем, выносивший его судья не полагался в нем на нормы "поправки Лозового".

Что, не отменяет вероятности того, что по такому же образу и подобию могут приниматься решения и после 15 марта. Особенно - по знаковым и так называемым "политическим делам". Которые при непротивлении властей могут быть закрыты в отношении тех, на кого укажут с Банковой.

Обсуждаемый же днепропетровский случай явно не относится к таковой когорте производств, и скорее является "бытовухой". В решении судьи Трещова от 7 марта констатируется нарушение процедуры уведомления о подозрении и объявления в розыск фигуранта уголовного дела Эдуарда Карамщука, которому вменяется нанесение телесных повреждений. Адвокат мужчины сумел убедить суд, что при объявлении Карамщуку о подозрении была нарушена процедура, ввиду чего его розыск является незаконным. В итоге, следователя обязали отменить уведомление о подозрении, тем самым "обнулив" уголовное дело.

 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!