Несмотря на внешнюю демократичность пресс-конференции Порошенко, вопросы о нечуваной свободе слова в Украине так и не были заданы, фото: president.dov.ua
Несмотря на внешнюю демократичность пресс-конференции Порошенко, вопросы о нечуваной свободе слова в Украине так и не были заданы, фото: president.dov.ua

Зачем "большая тройка" устроила пресс-конференции? 

Вчерашний день был днем внезапных пресс-конференций. Почти на одно и то же время были назначены пресс-конференция президента и совместный брифинг спикера и премьера, что заставило думать о некоем важном сигнале, который хотели послать обществу.

Тема пресс-конференций подогревалась инсайдом о состоявшейся договоренности между БПП и "Народным фронтом" относительно раздела квот в совместном списке партии власти на будущих парламентских выборах.

Но никаких важных сигналов три главных госдеятеля страны передавать ей не собирались. Гройсман хотя бы дал более-менее четкий отрицательный ответ на вопрос "Страны" о совместном списке власти. Парубий в очередной раз заявил, что никаких досрочных выборов не будет. А вот для чего вышел к прессе Порошенко, мало кто понял.

Все их заявления сводились к масштабному списку реформ, которые парламент должен принять. Под реформами подразумевались Антикоррупционный суд, который вдруг всем стал очень нужен, новый состав Центризбиркома, закрепление в Конституции курса на ЕС и НАТО. Но самой главной реформы – реформы власти через досрочные парламентские выборы – не будет.

Если вычленить из всего этого самое главное, то, по сути, обе пресс-конференции созвали для того, чтобы дать сигнал Западу о готовности украинской власти принимать закон об Антикоррупционном суде.

Хотя вполне может быть, что эта пресс-конференция была частью сложных переговоров Порошенко с "Народным фронтом" и Гройсманом об объединении и президент хотел таким образом своих партнеров как-то пошантажировать. Правда, не совсем понятно, как именно. С учетом того, что идею выборов "зарубили" синхронно на обеих пресс-конференциях.

Параллельно президенту пришлось отвечать на ряд неудобных вопросов: о Мальдивах, отношениях с олигархами, рейтингах Тимошенко и негосударственных парамилитарных структурах. Но в общем и целом он скорее уходил от ответов, чем давал их.

При всей кажущейся демократичности пресс-конференции Порошенко (если не считать выпад пресс-секретаря, поделившего СМИ на олигархические и неолигархические), на ней было четкое деление: Цеголко упорно не замечал СМИ, против которых власть ведет войну. Право на вопрос не получили ни "Страна", ни "Вести", ни ZIK. А потому тема "нечуваної свободи слова" на пресс-конференции так и не прозвучала.

"Закон Колесниченко – Кивалова" отменен 

На фоне брифингов власти буднично и почти незаметно прошла глобальная новость о том, что Конституционный суд признал неконституционным закон о языковой политике, более известный как "закон Колесниченко – Кивалова".

Неконституционность закона оказалась в том, что при его принятии кнопкодавили. Хотя всем понятно, что по этому принципу можно завалить половину законов, принимаемых парламентом. И нынешним парламентом даже в большей степени, чем предыдущим.

При этом КС не стал касаться содержания. Что и понятно, ведь закон о языковой политике – один из немногих, полностью согласованных с Венецианской комиссией. Эта комиссия приветствовала целый ряд норм, которые торчали бельмом на глазу нынешней власти, – автоматическое признание языка региональным в случае, если не менее 10% населения региона считают его родным, невмешательство государства в языковую политику частных компаний (в том числе СМИ), обеспечение права нацменьшинств учиться на родном языке.

Известно, что именно отмена этого закона Верховной Радой 22 февраля четыре года назад привела к первым акциям протеста на Юго-Востоке, которые в результате вылились в крымский "референдум" и провозглашение сепаратистских "республик".

Тогда, в марте 2014-го, Турчинов не решился подписать решение Рады об отмене "закона Колесниченко – Кивалова", а целый ряд политсил развернул кампанию "Єдина країна – Единая страна", подразумевая, что Украина является единой страной, в которой не будет ущемляться русский язык.

Решение КС поставило точку в этой кампании, публично продемонстрировав, что в подобном тезисе власть больше не нуждается. А вице-премьер Кириленко по горячим следам заявил, что нужно принимать закон о государственном языке, который полностью уничтожит права русского языка и других языков нацменьшинств.

Лукаш и Клюев остались без санкций 

Вчера прозвучал и другой отголосок событий четырехлетней давности: стало известно, что Евросоюз продлил персональные санкции против ряда чиновников прошлой власти. Однако при этом список снова сократился.

Первоначально в этот список, поданный революционной властью по горячим следам, входило 18 человек, и ЕС "на доверии" его утвердил. Однако уже год спустя, продлевая санкции, Брюссель признал, что погорячился – и в результате из списка исчезли бывший замглавы Администрации президента Портнов, экс-председатели СБУ Калинин и Якименко, а также сын премьера Азарова Алексей. В июне того же года санкции сняли с младшего сына Януковича Виктора – из-за его гибели.

Вчера санкционный перечень стал короче еще на две фамилии – Брюссель вычеркнул из него экс-министра юстиции Лукаш и брата бывшего главы АП Клюева.

Для еще почти дюжины человек санкции продолжены. Хотя в этом списке все еще есть политики, чье пребывание там ничем не оправдано – прежде всего, экс-министр образования Табачник, который по должности не мог иметь отношения ни к экономической коррупции, ни к событиям на Майдане. Впрочем, еще неизвестно, насколько сократится список через год и когда он вообще исчезнет.

Вилла Авакова или гостиница жены?

Еще один скандал вчерашнего дня пока не разгорелся в полную меру – вокруг "виллы Авакова", которую СМИ обнаружили в Италии. Вилла на морском побережье из 26 комнат и площадью 566 кв. метров, по оценке журналистов, стоит около 774 тысяч евро. Что явно не соответствует доходам министра внутренних дел.

Правда, министр отреагировал быстро, сообщив, что он тут ни при чем: эта вилла – покупка жены, которая хочет сделать из нее гостиницу. Но проверить, действительно ли речь идет о бизнесе, пока не получится, поскольку она еще минимум год будет стоять без дела и заработает как гостиница не раньше 2019 года.

Но если утверждение насчет бизнеса проверить не получится, то другое утверждение – насчет того, что вилла является покупкой жены, – опровергается прямо сейчас. Поскольку куплена она фирмой, на сто процентов (согласно декларации Авакова) принадлежащей министру. Так что, возможно, куплена она для жены, но все-таки самим Аваковым.

Истории с виллами в последнее время в украинской политике возникают нередко, однако до сих пор речь шла о виллах политиков, которые имеют крупный бизнес и декларируют большие доходы. Так что истории с виллой Авакова, похоже, суждена не менее долгая жизнь, чем печально известным рюкзакам.

Реформа еврокубков: футбол для богатых

УЕФА объявил об очередной реформе еврокубков. Которая, если определить ее коротко, будет называться "еврокубки для богатых". О подобной реформе говорили давно – даже предлагалось ввести постоянный клубный чемпионат Европы, в котором лучшие 16 клубов соревновались бы по круговой системе. Когда главой УЕФА избирали словенца Чеферина, многие надеялись, что он как представитель небольшой страны будет противостоять планам футбольных олигархов, но вышло иначе.

Что же представляет собой очередная реформа? Прежде всего, максимальные преференции для клубов из топ-четверки стран – Испании, Англии, Италии и Германии. Они теперь будут без всяких предварительных этапов получать по 4 места в групповом турнире Лиги чемпионов и еще по 2 места в групповом турнире Лиги Европы.

16 команд из топ-четверки плюс победители ЛЧ и ЛЕ – это уже больше половины всех участников группового турнира. А если к ним прибавить еще и по две команды от пятой и шестой стран рейтинга УЕФА (сейчас это Франция и Россия), то на всю остальную Европу остается всего 10 мест.

Правда, что касается Украины, то она не только не пострадала, но даже немного выиграла (по крайней мере, пока мы находимся на 8-м месте в рейтинге УЕФА). От нас по-прежнему одна команда попадает в групповой турнир напрямую, а вторая будет идти по пути "представителей лиг". Но зато на этом пути больше не будет представителей стран топ-четверки, и самое худшее, что может попасться, – это французы.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!