Пожалуй, самый приятный подарок к годовщине инаугурации сорок пятый президент США получил от того, от кого менее всего ее ожидал.

"Интеллектуальный сектор", – кино- и рекординговые студии, IT-компании, масс-медиа, творческая богема, – во время последних выборов горой стояли за Хиллари Клинтон. Этот самый динамичный сегмент американской экономики традиционно холоден к консервативным республиканцам и уж подавно к Трампу с его борьбой с миграцией, антилиберальными убеждениями и националистической риторикой.

И тут 17 января Тим Кук, глава Apple (крупнейшего налогоплательщика в Соединенных Штатах), сделал патриотическое заявление: "История Apple – это история успеха, которая могла случиться только в Америке, и мы с гордостью связываем нашу долгую историю с поддержкой экономики США". При этом он пообещал инвестировать в страну 350 млрд долл., не считая налогов, и создать дополнительно 20 тысяч рабочих мест.

Для начала "яблочная" компания выплатит $38 млрд в рамках исполнения требований проведенной Трампом и республиканцами налоговой реформы. Кук нигде не упомянул хозяина Белого дома, которого до того яро критиковал, но все поняли, кому был пас.

"Я обещал, что мои указы позволят компаниям, таким как Apple, вернуть огромные суммы денег обратно в Соединенные Штаты. Приятно видеть, как Apple следует плану в результате сокращения налогов. Это большая победа для американских рабочих и США!" – написал Трамп в своем твиттере, сопроводив запись ссылкой на соответствующую новость. В рядах либералов событие породило волну уныния. Похоже, крупный бизнес подумал, посчитал и смирился с Трампом. По крайней мере, пока.

Рост ему в помощь

Год назад Трамп обещал дать толчок американской экономике. И волна подъема удерживает его на плаву. На самом деле позитивную динамику большинство секторов бизнеса начали демонстрировать еще при Бараке Обаме. Но Трамп и республиканское большинство в Конгрессе сумели грамотно поддержать этот тренд. Биржевые индексы весь год устойчиво били рекорды. Ожидания экспертов на 2018 год являются также довольно высокими.

Консенсус-прогноз аналитиков предусматривает рост ВВП США на 2,7% в текущем году, а также снижение безработицы, составлявшей в декабре 2017 года 4,1%, до 3,9% к середине года и 3,8% к декабрю. По всем этим показателям Соединенные Штаты выглядят ощутимо лучше большинства стран еврозоны.

Начатая также предыдущим президентом политика реиндустриализации Америки приносит свои плоды и всецело поддерживается Белым домом. Кстати, в решении о поставках в Украину противотанковых комплексов не последнюю роль играли соображения поддержки американского ВПК. Трамп вообще дал указание профильным агентствам максимально упростить экспорт вооружений (для сравнения, одним из условий создания коалиции с ХДС немецкие социал-демократы обозначили ограничение поставок оружия в зоны конфликта, в частности, на Ближний Восток).

Проведенная в декабре самая масштабная за два десятилетия налоговая реформа также обещает устойчивый рост крупнейшим корпорациям, которые традиционно для Америки тянут за собой малый и средний бизнес. Все вместе это дает надежду на то, что зафиксированный в прошлом году 5-процентный рост доходов американских семей продолжится и даже ускорится.

Именно стагнация зарплат на фоне роста ВВП заставила многих белых американцев из нижней части среднего класса разочароваться в Обаме и демократах в целом. Теперь Трамп надеется, что они поверят, что именно его избрание помогло им начать выбираться из социальной депрессии. Действительно, экономическую политику президента одобряли на начало января на 8% больше американцев, чем его деятельность в целом.

Враги есть, отставки нет

Хорошая экономическая динамика является главной причиной для спокойствия главы государства, за год нажившего себе море врагов в истеблишменте и среди властителей дум. Президент открыто воюет с либеральными СМИ, ссорится с демократами и многими республиканцами, получает регулярные громкие отповеди от звезд шоу-бизнеса. Он упорно отказывается прислушиваться к уговорам команды быть помягче и продолжает втягиваться в перепалки со всеми подряд: от журналистов до Ким Чен Ына.

Несмотря на хаос в команде (за первый год Трамп вынужден был сменить около половины своих соратников) и рекордно низкие для Америки рейтинги (39% по итогам 12 месяцев у руля), надежды на свержение президента через импичмент или добровольную отставку также оказались безосновательными.

Да, над миллиардером до сих пор висит дамоклов меч расследования Комиссии Роберта Мюллера, ищущей доказательства сговора между Кремлем и командой кандидата от республиканцев во время выборов. Ряду бывших соратников Трампа выдвинуты официальные обвинения. Но все они касаются чего угодно, кроме собственно "сговора с Россией".

С высокой вероятностью можно утверждать, что вмешательство Москвы в избирательную кампанию, если оно даже и имело место, то точно осуществлялось без согласования со штабом Трампа. Да и вряд ли могло как-то существенно повлиять на исход голосования.

В то же время "российское расследование" хотя и не дало никаких ключей к избавлению от Трампа, но очень серьезно ослабило его как президента. Особенно в вопросах внешней политики.

Чрезвычайный и неполномочный

Дипломатии Трампа характерны та же хаотичность и непоследовательность, что и работе администрации в целом. Атмосферу в Госдепе опытные сотрудники открыто характеризуют как "бардак". Выходец из корпоративного сектора Рекс Тиллерсон так и не стал для обитателей здания в Фогги Боттом своим. У него нет доверия к прежней команде и кадров, чтобы создать свою.

В итоге почти все амбициозные планы Трампа проводить внешнюю политику иначе, чем его предшественники, развеялись как дым. Да, США вышли из Парижского соглашения по климату. Но это была давняя общая позиция республиканцев. Да, Вашингтон обострил отношения с Ираном и однозначно стал на сторону Израиля в конфликте с арабами. Но все эти шаги предпринял бы в той или иной форме любой правый американский политик.

А вот прекратить поддерживать НАТО, ввязаться в открытое противостояние с Китаем (хотя бы в экономической сфере), перезагрузить отношения с Россией Трамп или не решился, или не смог. В целом, если отложить в сторону шумную, но безрезультатную твиттер-риторику президента, его внешнеполитический курс в известной степени укладывается в неоконсервативную колею времен Джорджа Буша – младшего. Только менее амбициозную. Причем ключевую роль во внешней политике играют не дипломаты, а представители наиболее упорядоченного и крепкого ведомства в нынешней администрации – Пентагона.

Так США вернулись на Ближний Восток. Пока неуклюже и не всегда успешно. Но задекларированная переориентация на Тихоокеанский регион так и не состоялась. Напротив, военные кинулись наверстывать упущенное осторожным Обамой и разместили в Сирии более чем пятитысячный контингент, который будет главным козырем при обсуждении с Россией послевоенного урегулирования в этой стране. Наращивается присутствие и в Ираке, и в Афганистане. Резко на второй план с государствами региона отошли вопросы демократии и прав человека. В фаворе вновь "свои сукины дети". Но масштаб прошлых ошибок и взаимоисключающих интересов союзников в регионе таков, что пока США выглядят на Ближнем Востоке не всегда убедительно.

Охлаждение в отношениях с европейским либеральным политическим истеблишментом также только внешне связано с Трампом. На самом деле республиканцы не слишком считались с союзниками из Старого Света и при Буше.

Именно тогда глава Пентагона Дональд Рамсфельд поделил континент на "старую и новую Европу". Эту же линию продолжает и Трамп. Он откровенно благоволит консервативным режимам в Восточной Европе (особенно в Польше) и в натянутых отношениях с Ангелой Меркель и Эмманюэлем Макроном. Глубокий кризис целеполагания в ЕС позволяет придерживаться такого подхода без потерь. Европейцы мало чем могут ответить. Даже когда, утверждая в прошлом июле закон о санкциях против России, Конгресс явно пренебрег практикой Обамы все такие шаги детально заранее обсуждать с союзниками.

Российский фактор

Очевидный отказ США от многосторонней и идеологизированной дипломатии по факту копирует практику России (хотя в Москве любят утверждать, что это они переняли политику "бури и натиска" у американских неоконов начала 2000-х). Что облегчает для  Кремля движение к многополярному миру в форме "глобального концерта" великих держав.

Американский истеблишмент в целом настроен по отношению к РФ резко негативно. Но с Москвой вынуждены считаться. Что собственно и было основной целью Путина все последние годы. И, при всем желании нормализовать диалог с Вашингтоном, никто в российском правящем классе не готов ради этого к масштабным уступкам и геополитическим отступлениям.

Взамен предлагают серию сделок по ключевым проблемным точкам, которые, возможно, и симпатичны Трампу, но ему пока не по зубам. По крайней мере, до завершения расследования Мюллера.

Америка примет любой исход выборов в Украине. Как в 2010-м

Что касается Украины, то интереса к ней со стороны лично президента нет точно. Да и остальные высокопоставленные члены команды интересуются Киевом только в связке с политикой на российском направлении. А поскольку там царит ситуация "ни мира, ни войны", то и в диалоге с нами нет никакой определенности. Ясно только то, что в Белом доме не испытывают никакой симпатии к нынешней власти и не чувствуют своих обязательств перед ней (какие были у ушедшей администрации Обамы).

С другой стороны, отсутствие разумной и лояльной альтернативы заставляет Кремль считать, что Вашингтон "опекает своих". На самом деле это лишь инерционное нежелание позволить Украине свалиться либо в хаос, либо в сферу влияния России. Ни то, ни другое для республиканцев неприемлемо. Этот инерционный сценарий проявляется во всем: от вопросов коррупции до подходов к Минским соглашениям.

Никто в США не хочет, чтобы стало резко хуже, но и как сделать лучше – тоже никто не знает. Особенно с учетом того, что предыдущая республиканская администрация с ногами влезла в поддержку первого Майдана только для того, чтобы бессильно наблюдать, как пришедшая к власти часть элиты бездарно разбазарила весь его обновленческий потенциал.

Потому можно предположить, что США примут любой более-менее легитимный исход следующих президентских выборов, как уже сделали это в 2010 году, когда условно пророссийский Виктор Янукович при помощи американских консультантов сходу сумел доказать Вашингтону, что его успех не тождественен победе Кремля.

В ответ он вывез запасы высокообогащенного урана, заблокировал поставки сварочных аппаратов института Патона в Иран, до декабря 2013-го отбивался от приглашений в Таможенный союз, проводил учения совместно с НАТО, привлек в страну Chevron и ExxonMobil, а также сделал много других больших и малых шагов навстречу.

Что полезного могут предложить конкуренты Петра Порошенко Соединенным Штатам, пока не очень ясно.                 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!