Итог года - украинцы не готовы протестовать, но довольных властью и ситуацией в стране становится все меньше, фото: facebook.com/pg/SaakashviliMikheil
Итог года - украинцы не готовы протестовать, но довольных властью и ситуацией в стране становится все меньше, фото: facebook.com/pg/SaakashviliMikheil

В последние дни убегающего 2017 года "Страна" решила подвести его главные политические итоги для Украины.

1. Обухом реформ

Для простых украинцев 2017-й важен скорее не политическими скандалами, коих было много и на любой вкус, а принятием пенсионной и медицинской реформ, которые однозначно повлияют на жизнь каждого гражданина нашей страны.

Реформу пенсионного обеспечения правительство запускало под лозунгом увеличения пенсий миллионам нынешних пенсионеров.

Но "Страна" предупреждала, что в этой красивой обертке населению "продадут" непрямое, но существенное повышение пенсионного возраста и в целом - рекое уменьшение числа людей, имеющих право на пенсию (за счет увеличения минимального стажа). А также - отмену досрочного выхода на пенсию для профессий с тяжелыми условиями труда вроде шахтеров и металлургов, для "чернобыльцев" и другие малоприятные новшества. 

Пенсии действительно пересчитали, но значительно увеличились они далеко не у всех пенсионеров. Более того, это повышение может стать последней серьезной индексацией на ближайшие три года.

Медицинская реформа, которую критиковали не меньше, также обещает сюрпризы и не всегда приятные. Как мы писали, ключевая новация - разделение медицинских услуг на три уровня. Первичные (полностью бесплатные), медицинские услуги с частичной оплатой (часть их стоимости покрывает пациент, часть - государство) и полностью платные. 

Впрочем, до сих пор непонятно какие услуги войдут в каждый из этих уровней, каков прейскурант для платной медицины и когда вообще реформа заработает.

Судя по всему, президент не очень хочет торопиться с введением платной медицины, которая может вызвать шквал народного возмущения. Поэтому, скорее всего, попытается отсрочить ее введение на время после выборов.

Но курс пенсионной и медицинской реформами уже задан. Это стратегия "сбрасывания" государством с себя социальных функций. Чтоб население не обходилось бюджету слишком дорого и у государства была возможность рассчитываться по внешним долгам.

Отметим, что это идет в разрез с общемировой тенденцией. Передовые страны наоборот стараются сделать медицину, образование и другие госуслуги бесплатными, чтобы способствовать максимальному развитию "человеческого капитала". От чего и зависит конкурентоспособность страны в 21 веке. 

Но у наших властей, как видим, иные приоритеты. Может ли быть изменен этот курс? Может, но только вместе со сменой власти. 

Судебная реформа, принятая Радой в один день с пенсионной, для простого народа значит на первый взгляд гораздо меньше, чем пенсионная или медицинская.

Тем не менее, с ней столкнется каждый, кому придется идти в суд. Например, теперь при подаче иска заявитель должен внести залог в размере суммы расходов на адвоката стороны ответчика. 

Для защиты в суде нужно нанимать только адвокатов, которые имеют этот статус официально. Простые юристы или сами граждане, пожелай они сами представлять себя на процессе, лишены такого права.

В глобальном смысле реформа дает Администрации президента (АП) возможность влиять на судебную систему. Усилить свое влияние команда Порошенко пыталась и другими способами. Так, в самом конце года АП занялась расформированием местных судов с последующим их преобразованием в суды окружные. Цель простая – увеличить контроль, чтобы не допустить сюрпризов вроде решения судьи Печерского районного суда Киева Ларисы Цокол которая отказалась брать под арест лидера партии "Рух новых сил" Михаила Саакашвили.

Власть гнет свою линию с реформами, не обращая внимания на народное отношение к ним. Согласно опросу Центра Разумкова, большинство украинцев не поддерживают начинания, запущенные правительством и президентом.

На выборах это может стать для президента серьезной проблемой. 

2. Передел календаря и образование по-украински

Уходящий год показал, что власть не намерена сворачивать со взятого идеологического курса - на отказ от всего, что можно заподозрить в связях с советским прошлым и с Россией.

Причем соответствующие инициативы почему-то традиционно возникают в момент неких крупных коррупционных скандалов. После чего власть тут же пытается сменить фокус внимания, поделив страну на "патриотов" и "агентов Кремля".

Процесс этот приобретает самые различные формы. Например, после завершения декоммунизации названий городов, взялись за календарь. Предполагается отметить выходной на Международный женский день 8 марта и День победы 9 мая.

Правда, с этим пока не получилось. Очевидно, что проверкой общественной реакции были отмена выходного дня 2 мая и установление праздничным католического Рождества 25 декабря, которое отмечает небольшая часть населения.

И власть не намерена отступать и в новом году попробуют довести дело с идеологически неудобными праздниками до конца, пусть этому противится львиная часть народа.

В конце концов, украинцы были недовольны закрытием российских соцсетей, что также случилось в уходящем году, но "проглотили".

С календарем, конечно, будет сложнее. Лишенные статуса выходного дня оба праздника могут приобрести сугубо политическое значение. Причем в контексте протеста против действующей власти и ее идеологического курса.

С 9 мая это уже фактически произошло. Если же люди начнут воспринимать и празднование Женского дня как форму протеста, властям будет непросто удержать даже нынешние свои рейтинги, не говоря уже об их увеличении к выборам.

Еще один идеологический "фронт" - украинизация. Здесь тараном стал новый закон об образовании, принятый парламентом 5 сентября.

Документ ввел фактический запрет на получение образования на любом языке, кроме украинского. С 2018 года только в младшей школе останутся классы с преподаванием предметов на языках национальных меньшинств. С 5-го класса преподавание предметов на языках национальных меньшинств ликвидируется. С 2020 года и для младших классов эту норму отменят. То есть с 2020 года образование в Украине станет целиком украиноязычным.

Проект сильно критиковали еще до принятия, что в дуумвирате БПП и НФ пропустили мимо ушей.

И напрасно: закон вызвал острую реакцию в соседних странах, интересы чьих меньшинств были затронуты. Особые проблемы создала Венгрия, которая не ограничилась выражением дипломатической "озабоченности", а стала вставлять палки в колеса украинской внешней политике где только могла.

Также Европейская комиссия "За демократию через право" (Венецианская комиссия) заявила об отсутствии баланса между желанием усилить обучение на государственном – украинском языке и фактическим наступлением на языки национальных меньшинств, в частности русского, "как наиболее широко используемого в Украине языка после государственного", что прямо называлось дискриминацией.

Киев сделал вид, что пойдет на попятную, пообещав уточнить применение "языковой" статьи в дополнительном законе о среднем образовании. Однако, по заявлениям министра образования и науки Лилии Гриневич и других высокопоставленных лоббистов украинизации образования, можно понять, что кардинального изменения подходов ждать не стоит.

А это значит, что трения с недовольными соседями останутся.

И, что еще хуже - будет расти напряжение внутри страны.

"Украинизаторские" инициативы власти (а вдогонку к закону об образовании уже готовятся законопроекты о полной украинизации сферы услуг и медиа) ведут к отторжению миллионов русскоязычных граждан от курса государства, создают у них четкое ощущение гонений.

Что, естественно, создает потенциально мощную линию разлома внутри украинского общества. И, если курс не поменяется, рано или поздно это даст о себе знать.

Президенту Петру Порошенко (слева) будет важно сохранить единство своей команды в новом году, фото: president.gov.ua

3. "Безвиз" наше все

В 2017 году Украине после долгих проволочек предоставили безвизовый режим с Европейским союзом.

Власть и лично президент Петр Порошенко считает это одним из самых главных достижений и не устает об этом напоминать.

Тут, конечно, можно спорить о том, насколько действительно оказалось важным для украинцев возможность в любой момент взять да и полететь на денек в Вену, чтоб сходить в оперу. Но однозначно, что безвиз облегчил возможность для трудовой миграции в ЕС. Чем и воспользовались в первый же год миллионы наших сограждан.

Для власти это, безусловно, является положительным моментом, так как снижает социальное напряжение внутри страны и может способствовать увеличению в будущем притока денег от мигрантов. 

Однако, превратится ли это в политические дивиденды большой вопрос. Значительное число людей, уезжая в ЕС, оседает там навсегда и теряет всякую связь с Родиной. В первую очередь это касается молодежи. Старшее же поколение остается на месте. А именно оно, в наибольшей степени, скептически относится к действиям власти.

Поэтому, по итогу, может случиться тот же парадокс, что и в Молдове. Когда после полутора лет безвиза с ЕС в Кишеневе к власти пришел "пророссийский" Додон, за которого проголосвали люди старшего возраста. Молодое поколение же молдован в этот момент по большей части работало на чужбине.

4. Напряженные отношения с соседями и вашингтонский крен

Еще одной победой на европейском направлении власть называет окончательную ратификацию Соглашения об ассоциации Украины и Евросоюза. При этом, стыдливо умалчивая, что такая ратификация стала возмодной лишь после того как в конце 2016 года Совет ЕС внес к Соглашению об ассоциации унизительные поправки, которыми подчеркивалось, что ассоциация не означает будущее членство Украины в Евросоюзе.

Впрочем, если брать в целом, основные усилия украинской внешней политики были брошены не на ЕС, а на поддержание отношений с США.

Не то, чтобы в Вашингтоне украинских гонцов всегда ждал теплый прием. Напротив, на украинского президента, настойчиво добивавшегося благосклонности американского коллеги Дональда Трампа, смотрели, скорее, снисходительно и принимали соответствующе.

Однако по обоюдному желанию Украина остается в фарватере политики Вашингтона. Его мнение остается решающим для администрации Порошенко, а вот к голосу ЕС там прислушиваются уже реже.

Из-за постоянной критики внутренней политики руководства Украины между Евросоюзом и Киевом появилось ощутимое недопонимание.

Все сложно в отношениях и с соседними государствами.

Даже Польша, которая долго время была адвокатом Украины в отношениях с ЕС, стала чуть ли не враждебной страной из-за идеологического вектора украинских властей (впрочем, повлияли еще и внутрипольские причины). Порошенко, пойдя не уступки по спорным вопросам гуманитарного характера, попытался восстановить отношения во время визита польского коллеги Дуды.

Но надолго ли хватит этого импульса - непонятно. В следующем году Варшава будет отмечать 75 лет Волынской резне, что даст новый повод для обострения.

Впрочем, Польша не единственный сосед, с которым в уходящем году вдруг резко возникли проблемы у Украины. Отношения с Венгрией и Румынией накалились из-за закона об образовании (см выше). Это очевидно.

А вот объяснить лавинообразное ухудшение отношений с Белоруссией гораздо труднее.

Минск с начала конфликта Украины и России занимал подчеркнуто нейтральную позицию. А между Порошенко и Лукашенко установились достаточно тесные отношения. Тем удивительнее, что с осени начала нарастать конфронтация. Для этого, безусловно, были свои поводы (например, задержание украинского журналиста Павла Шаройко по обвинению в шпионаже). Но накал враждебной риторики и со стороны Киева откровенно зашкаливал. 

Появилась даже конспирологическая версия, что Украина специально показывает ухудшение отношений с Белоруссией, чтобы торпедировать идею введения на Донбасс белорусских миротворцев.

Как бы там ни было, но уходящий год не прибавил Украине друзей среди стран-соседей. Причем, самое тревожное, что конфронтационные темы в отношении и Венгрии, и Белоруссии, и Польши, активно подхватывают внутри Украины различные СМИ, блогеры и экспертное сообщество.

Складывается впечатление, что им мало проблем на Востоке и они хотели бы открыть второй и третий фронт на Западе и Севере.

5. Крест Донбасса

Война на Востоке, межу тем, оставалась важным фактором украинской политики.

Сдвигов в ситуации вокруг Донбасса, тем не менее, не произошло. В большей степени - из-за глобальных различий в позициях Москвы и Киева по вопросу. Привести к общему знаменателю их не удалось. Дело и в Кремле, который соглашался играть только на своих условиях, как в случае с введением миротворческим контингентом. Но и Банковая под влиянием "партии войны" (негласный лидер - один из центров влияния Народного фронта секретарь СНБО Александр Турчинов) отвергала любые болезненные компромиссы в отношении Донбасса.

Предложения искать выход поступали с разных сторон, понимание, что проблема тянет страну вниз, уже есть во всех слоях общества.

Согласно опросу Киевского международного института социологии, 72% украинцев беспокоит война.

Письмо известного промышленника Виктора Пинчука (к слову, зятя бывшего президента Леонида Кучмы) о необходимости сделки по Донбассу с Россией, опубликованное на сайте Wall Street Journal - сигнал уже от элит (хотя бы их части).

Политику власти это не изменило.

Напротив, за любые предложения по урегулированию начиналась откровенная травля, которой подвергся тот же Пинчук и народный депутат Андрей Артеменко, лишенный за миротворческие усилия полномочий.

Ситуацию с Донбассом несомненно усугубили разрыв экономических связей с "большой" Украиной и потеря собственности на этой территории на огромную сумму.

Миссия спецпредставителя Госдепа США по Украине Курта Волкера также не имела успеха. В ситуации с миротворцами ООН стороны оказались в тупике из-за отсутствия согласия между Россией с одной стороны и США и Украины с другой по ключевым моментам. Слабую надежду на "смену погоды" дал обмен заложниками между Украиной и "республиками".

Однако, остальные сигналы говорят пока об обратном. В частности - настойчивые слухи об уже принятом решении Вашингтона о поставках летального оружия в Украину. 

Приведет ли это к новой эскалации на Донбассе - вопрос открытый. По большому счету сейчас в ней не заинтересованы обе стороны. Украина и ее западные партнеры вряд ли могут расчитывать на военную победу в случае наступления (армия РФ наверняка, как это уже было под Иловайском и Дебальцево, придет на помощь сепаратистам). А Путину надо спокойно провести выборы и Чемпионат мира по футболу. В целом, его действия показывают, что он пока находится в логике не войны, а поиска компромиссов с Западом. 

Кроме того, в Кремле, вероятно, есть надежда на смену курса Украины после выборов 2019 года. И скорее в Москве будут готовиться к ним, а не к новой войне на Донбассе. 

6. Антикоррупционный хомут 

Год уходящий ознаменовался беспрецедентным столкновением интересов недавно созданных антикоррупционных органов со сложившейся после Евромайдана системой власти.

Прежде всего, речь идет о Национальном антикоррупционном бюро, которое пользуется огромной поддержкой Запада и США в частности.

В свое время Порошенко пошел на создание НАБУ, так как это было одним из условий продожения западной помощи Украине. Однако, украинские власти постарались сразу же интегрировать этот орган, а также созданную вместе с ним Специализированную антикоррупционную прокуратуру в общий расклад дабы пустить спонсорам пыль в глаза. 

И, поначалу, все выглядело именно так. По крайней мере в 2016 году, несмотря на переодическое пикирование НАБУ и Генпрокуратуры, антикоррупционные органы особых хлопот правящему тандему Порошенко и Народного фронта не доставляли. 

Но в 2017 году ситуация резко изменилась. То ли Запад жестко надавил на руководство НАБУ и САП, то ли у главы Антикоррупционного бюро Артема Сытника неожиданно проснулись амбиции, то ли еще по какой-то причине, но "антикоррупционеры" нанесли сразу несколько ударов по очень влиятельным людям во власти.  

Первой ласточкой стало дело руководителя Государственной фискальной службы Романа Насирова, которого относят к президентской сфере влияния. Второй - Николая Мартыненко, одного из главных спонсоров Народного фронта и особо приближенного к Арсению Яценюку человека.

Дальше же дела посыпались как из рога изобилия. Увенчался же процесс задержанием сына Авакова и уголовными делами за растрату средств на оборону против предприятий Порошенко и ответственных лиц МО.

У власти хватило ресурсов смягчить этот удар и перевести процесс в режим волокиты, но полностью его остановить не получается.

Более того, предпринятая в ответ объединенными усилиями БПП и Народного фронта атака на НАБУ позорно захлебнулась после жесткого окрика из Вашингтона

Запад, очевидно, намерен использовать антикоррупционные органы (включая антикоррупционный суд, который он требует создать) для переформатирования политического и бизнес-пространства Украины. А именно - отстранения от командных высот в политике и экономике представителей украинского бизнеса и открытие страны для захода в приоритетные отрасли транснциональных корпораций. 

Встречный аргумент нынешней политической элиты, что подобная стратегия может привести к дестабилизации ситуации в стране и к ее ослаблению в противостоянии с Россией, на Запад действует лишь в части скорости и жесткости процесса, но отнюдь в не в плане изменения конечной цели.

И это, пожалуй, самый главный вызов для украинского истеблишмента, который стал очевиден в уходящем году.   

7. Неистовый Михо

То, что политический год прошел под знаком Михаила Саакашвили не такое уж преувеличение.

Экс-президент Грузии за год окончательно прописался в украинской политике и стал ее ярким, хотя и весьма специфическим, игроком.

При этом отношение к нему неоднозначное даже среди тех, кто в принципе поддерживает его нещадную критику режима Порошенко. Если верить опросам, популярность Михо у народа невысока.

Банковая делает все, чтобы его окончательно дискредитировать.

Но ее же стараниями он держится в поле зрения общества. Лишили украинского гражданства, хотя сами же его выдали - Саакашвили триумфально прорвался через границу. Он раскручивает МихоМайдан возле Рады и обещает вынести Порошенко из АП - его пытаются задержать, что выливается в фарс и приводит к еще более массовым митингам.

Последнее обвинение - о связях с прошлой властью. Брал ли Михо деньги у беглого Курченко или нет, еще нужно доказать. Однако факт, что власти уже не верят до конца.

Пойдет ли она в ва-банк, пытаясь выдворить Михо из страны или посадить - вопрос: он уже доказал, что умеет возвращаться. Во все смыслах.

У политологов есть теория, что Саакашвили, дескать, выполняет заказ Банковой по дискредитации протестных акций, однако в это можно поверить с трудом. Не будь Михо - не было бы вообще никаких акций.

Среди всех политиков в Украине он оказался единственным, кто был готов в редиме нон-стоп "почить" Порошенко и, вопреки всем прогнозам, ему даже удалось сформировать вокруг себя не такое уж и малочисленное число адептов. Последние акции за импичмент собирали по 10 тысяч и более человек.

Но главное даже не это. Основой пиара Порошенко, на котором он собирается прорваться на второй срок, является образ мудрого политика, который мастерски сумел провести страну между Сциллой реванша и Харбидой революционной смуты. Пусть он и не без греха, и приворовывает может быть что-то, но, в целом, сохранил государство и ведет его верным курсом. 

Саакашвили же занимается последовательной десакрализацией и разрушением этого светлого образа. Рисуя вместо него образ карикатурного "барыги". 

Сам по себе тот факт, что Михо до сих пор ходит на свободе, а палаточный городок его сторонников комфортно расположился прямо под Радой, является сигналом для украинской элиты, что Порошенко не контролирует ситуацию. А значит и не может никому гарантировать свое переизбрание на второй срок.

И в этом смысле Саакашвили выполняет важную функцию, дезорганизуя усилия аппарата Порошенко по зачистке к выборам политического пространства. А так как в этом заинтересованы многие силы и внутри страны, и за ее пределами, шоу наверняка будет в том или ином виде продолжаться. 

8. Казус Коломойского

Сложная игра влиятельного бизнесмена Игоря Коломойского с Банковой далека до окончания.

Ведется она сразу на нескольких досках.

Одна из них - Приватбанк, чья национализация прошла в конце 2016 года.

Нацбанк обвиняет Коломойского и его партнера Геннадия Боголюбова в том, что они вывели из финучреждения миллиарды долларов. А Коломойский утверждает, что его банк стал "жертвой произвола НБУ". Это "перетягивание каната" в судах продолжалось весь год.

Однако Министерство финансов Украины сделало сильный ход - Лондонский суд принял решение об аресте активов в рамках судебного процесса "Приватбанка" против своих бывших владельцев.

Второй удар - отчет американской компании Kroll на тему вывода средств из банка. Однако тут уже контрход сделала группа Коломойского. Законность найма американских детективов теперь проверяют в неожиданно открытом уголовном производстве после встречи Коломойского и генпрокурора в Амстердаме. 

На доске телеканала "1+1", подконтрольному Коломойскому, затишье. Открытой критики президента нет, но это не значит, что она не появится в самый неудобный момент для АП.

Зато на третьей доске ситуация пока непонятная. Коломойского связывают с МихоМайданом и другими акциями протеста в центре столицы только слухи. Хотя "Плюсы" более разносторонне, чем другие каналы освещали тот же арест Саакашвили.

Обострится ли игра, если на доске "Приватбанка" Коломойский начнет проигрывать? Новый год покажет.

Опять же, ситуацию с Коломойским нужно рассматривать в контексте общего наступления Запада на украинские элиты.

Как уже писала "Страна", именно Запад был основным застрельщиком активизации процесса взыскания долгов с бывших акционеров банка.

Украинская же власть в лице Порошенко и рада бы "раскулачить" олигарха (особенно в части медиактивов), а с другой стороны боится "ответки". В конце концов, в последние годы Порошенко и Народный фронт с одной сторорны и Коломойский с другой довольно тесно взаимодействовали во многих сферах. И Игорю Валерьевичу есть что рассказать широкой общественности

Поэтому власти пытаются спустить дело на тормоза (и случай с уголовным производством по агентству Kroll в этом плане показательный), но после внушения со стороны Запада вынуждены продолжать процесс взыскания с Коломойского миллиардов.

Какими будут действия олигарха, когда он окончательно поймет, что Порошенко не может ему уже ничего гарантировать, увидим в следующем году. 

9. Неуловимая коалиция

Одним из свидетельств неудачных попыток президента поставить под свой полный контроль политическую жизнь страны является ситуация в Верховной Раде.

Две фракции правящей коалиции - БПП (138 депутатов) и "Народного фронта" (81 депутат) в совокупности имеют только 219 "штыков", и даже с учетом шести лояльных внефракционных депутатов можно утверждать: коалиции в Верховной Раде на сегодняшний день не существует.

Более того, собрать даже 225 депутатов под нужные голосования власти не удается.

Когда на кону важные для нее законопроекты, приходится добирать голоса во фракции-сателлита – Радикальной партии Ляшко и идти на обмен с депутатскими группами "Воля народа" и "Видродження". По сути это ситуативное большинство, существование которого официально никто не признает. Иначе пошли бы разговоры о перевыборах, чего АП явно не хочет.

Двусмысленную ситуацию в БПП и НФ понимают, но менять ничего не будут. Вероятнее всего статус-кво сохранится и в новом году.

10. Нечувана свобода слова

Эти слова стали с легкой руки Петра Порошенко одним из главных мемом года.

Правда, журналисты все чаще употребляли его с горькой иронией.

Негосударственный Институт массовой информации признал: в Украине стали больше нарушать свободу слова. Если в 2016 году было зафиксировано 264 случая, то в уходящем - 274.

Глава Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко назвал уходящий год крайне тревожным с точки зрения свободы слова и защиты прав журналистов, а также их безопасности.

Власти, по мере приближения выборов, усиливают давление на СМИ, о чем "Страна" уже подробно писала.

Под удар попала и "Страна", слишком неудобная для власти. Как писали мы не раз, против главного редактора Игоря Гужвы фабрикуется дело о вымогательстве при помощи провокатора и реанимируют старые дела, не взирая на полное отсутствие в них состава преступления. Обыскам по разным поводам подвергалась сама редакция и квартиры ряда наших сотрудников, на что бал резкая отповедь журналистских организаций как в Украине, так и за ее пределами.

Наша команда воспринимает давление как своеобразную оценку работе и не намерен менять позицию. Благодарим читателей за поддержку. Обещаем, что с нами будет в следующем году еще интереснее.

Этот год заканчивается. Несите новый!

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!