29 ноября Генеральная прокуратура и Служба безопасности Украины задержали, а потом отпустили семерых "агентов под прикрытием" Национального антикоррупционного бюро (НАБУ).

Как сообщала "Страна", их обвинили в провокации взятки – преступлении, предусмотренном статьей 370 Уголовного кодекса. Агентов обвинили в том, что они принуждали получить взятку в размере 30 тысяч долларов замглавы миграционной службы Дину Пимахову.

"Страна" разобралась, действительно ли действия агентов НАБУ являются провокацией взятки, и чем они отличаются от похожей провокации правоохранителей против главного редактора "Страны" Игоря Гужвы.

Что говорит Уголовный кодекс

Согласно статье 370 Уголовного кодекса за провокацию подкупа, которая была совершена работником правоохранительных органов, предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы от трех до семи лет вместе со штрафом от 8500 до 12750 гривен:

 

Источник: zakon.rada.gov.ua

Согласно этой статье, провокацией подкупа считается подстрекательство на:

  • предложение, обещание или на предоставление неправомерной выгоды;
  • принятие предложения, обещания или на получение неправомерной выгоды.

Под неправомерной выгодой в Уголовном кодексе понимаются денежные средства или другое имущество, преимущества, льготы, услуги, нематериальные активы, любые другие выгоды нематериального или неденежного характера, которые предлагают, обещают, предоставляют или получают без законных на то оснований. То есть, банальная взятка наличными деньгами является одним из видов более широкого понятия "неправомерной выгоды".

Подстрекателем в данном случае может быть только должностное лицо. Например – работник правоохранительных органов. Поэтому, если к неправомерной выгоде подстрекает обычный гражданин, то к нему статья 370 УК не применяется.

Европейский суд – тоже против провокаторов

Неприемлемость провокаций со стороны правоохранителей в своих решениях подтверждает и Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Более того, он неоднократно признавал, что все доказательства, полученные в ходе передачи денег агентом правоохранительных органов, являются ничтожными. А решения ЕСПЧ имеют в Украине преимущество даже над внутренним законодательством.

Например, в решении ЕСПЧ по делу "Ваньянь против России" сказано следующее:

"Когда случается, что действия тайных агентов направлены на подстрекательство преступления, и нет оснований полагать, что оно было бы совершено без их вмешательства, то это выходит за рамки понятия тайный агент и может быть названо провокацией. Такое вмешательство и его использование в разбирательстве уголовного дела может непоправимо подорвать справедливость суда".

А фабула дела ЕСПЧ "Раманаускас против Литвы" вообще сильно напоминает провокации украинских правоохранителей.

Заявитель по этому делу Кестас Раманаускас, который подал жалобу в ЕСПЧ против Литвы, работал прокурором. К нему через знакомого обратился агент под прикрытием специального антикоррупционного отдела литовской полиции. Раманаускасу была предложена взятка в 3000 долларов за закрытие уголовного дела против третьего лица. Прокурор сначала отказался, но потом согласился, поскольку полицейский агент многократно повторял свое предложение. В итоге взятка была получена, и взяточник-прокурор получил обвинительный приговор.

Однако после обращения в ЕСПЧ картина изменилась. Европейский суд обвинил литовскую полицию в подстрекательстве преступления и указал следующее: "Подстрекательство со стороны полиции имеет место тогда, когда соответствующие работники правоохранительных органов или лица, действующие по их указаниям, не ограничиваются пассивным расследованием, а с целью установления преступления, то есть получение доказательств и возбуждения уголовного дела, влияют на субъекта, склоняя его к совершению преступления, которое в ином случае не было бы совершено".

Так что распространенная у наших силовиков практика провокации взятки никак не согласуется с европейскими нормами. Правоохранительные органы должны раскрывать существующие преступления, а не сами создавать преступные схемы и подстрекать граждан к совершению преступлений.

Конечно, намного проще самим придумывать преступления и пытаться втянуть граждан в преступную деятельность с целью их последующего разоблачения. Однако к борьбе с реальной преступностью это никакого отношения не имеет.

Как оправдываются провокаторы

Практикующие провокации взяток правоохранители, как правило, оправдывают свои "схемы" и говорят, что проводят спецоперации. Поэтому подбрасывающие взятки "агенты под прикрытием" якобы не должны нести ответственность.

При этом правоохранители ссылаются на статью 43 Уголовного кодекса, согласно которой не является преступлением вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам лицом, которое в соответствии с законом выполняло специальное задание, участвуя в организованной группе или преступной организации с целью предупреждения или раскрытия их преступной деятельности:

 
Источник: zakon.rada.gov.ua

Возможность работать агентами под прикрытием и выполнять спецзадания предусмотрена Законом "Об оперативно-розыскной деятельности", а также статьей 272 Уголовного процессуального кодекса. Эта статья предусматривает, что выполнение специального задания по раскрытию преступной деятельности организованной группы или преступной организации заключается в том, что лицо, выполняющее спецзадание, участвует в организованной группе или преступной организации. Благодаря этому могут быть получены сведения, вещи и документы, имеющие значение для досудебного расследования тяжких или особо тяжких преступлений.

Для выполнения спецзадания можно использовать ненастоящие (имитационные) или помеченные средства. Речь идет, в частности, о муляжах денег или о меченых купюрах. Также можно проводить контрольную закупку, контрольную поставку, вести аудио-, видеозапись  т.д.

Однако ни в одном законе не сказано, что агент правоохранителей может подстрекать к преступлению – например, предлагать либо давать взятку. Более того, это прямо запрещено частью 3 статьи 271 Уголовного процессуального кодекса:

 
Источник: zakon.rada.gov.ua

Так что правоохранители, защищающие правомерность провокаций, тем самым, фактически, призывают нарушать Уголовный процессуальный кодекс.

Когда провокатор провокатору рознь

В обнародованном НАБУ видео, на котором запечатлены переговоры замглавы миграционной службы Дины Пимаховой и агента НАБУ "под прикрытием" Сергея Боярского, чиновница сама предложила агенту схему возможного получения иностранцем украинского гражданства. И сама озвучила сумму, в которую она оценила реализацию этой схемы: "Там сумма взрослая. Делается так, что не подкопаешься. Озвучь ему тридцать".

Вполне возможно, что перед этим агент НАБУ осуществил то, что в терминах Уголовного кодекса считается "подстрекательством на получение неправомерной выгоды". Во всяком случае, этого мнения придерживаются Генпрокуратура и СБУ. Однако это не отменяет того факта, что чиновница сама озвучила и схему, и сумму.

Что касается "дела Гужвы", то на опубликованном генпрокуратурой видео разговора главреда "Страны" с "агентом" правоохранителей Филипковским последний сам всячески склонял Гужву к тому, чтобы он согласился взять деньги за снятие с сайта публикаций о депутатах от Радикальной партии.

Игорь Гужва тогда отказался от предложения Филипковского (о чем свидетельствует и переписка, найденная в телефоне Филипковского и приобщенная к материалам дела), и деньги просто подбросили.

Доллары в кабинет главреда "Страны" мог подкинуть либо Филипковский, который перед этим посещал бизнес-центр, где находилась редакция, либо купюры принесли с собой сами правоохранители, начав обыск в отсутствие адвоката и со "своими" понятыми.

Бывший заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин тогда отметил, что "дело Гужвы" – классика провокации силовиков.

"Уголовный кодекс предусматривает ответственность не только за получение взятки, но также и за дачу взятки, а также и за провокацию взятки сотрудниками правоохранительных органов с целью последующего "изобличения" взяточника", – заявил он.

А журналист Владимир Бойко также квалифицировал диалог главреда "Страны" с Филипковским по двум статьям УК Украины. По его оценке, журналист ничего ни у кого не вымогал:

"К Гужве подослали СБУшного агента исключительно с целью "сознательного создания должностным лицом обстоятельств и условий, которые предусматривают предложение или получение неправомерной выгоды".

В таком случае агент, если он является штатным сотрудником правоохранительных органов, должен быть привлечен к ответственности по ст. 369 УК Украины, глава СБУ Василий Грицак и генеральный прокурор Юрий Луценко – по ст.370 УК Украины, а Гужва не несет никакой ответственности даже в том случае, если он взял деньги", –  отметил Бойко.

В случае с "делом Гужвы" пока не удалось привлечь к ответственности правоохранителей-фальсификаторов за провокацию взятки. Практика "подстав" со стороны силовиков продолжилась.

Ведь провокация взятки – очень удобный способ для правоохранителей показать, что они "ловят преступников". Не нужно следить за подозреваемыми, тайно документировать их преступную деятельность и разрабатывать сложные операции. Достаточно под запись озвучить предложение денег за "решение вопроса", а затем подбросить их жертве провокации.

По мнению харьковского экс-прокурора Александра Ружанского, о котором сообщала "Страна", в деле против главреда "Страны" Гужвы была провокация взятки, а в деле Пимаховой ее не было.

"Помните, дело Гужвы и оперативное видео, где агенты СБУ, или доверенные лица ГПУ, открыто предлагали и навязывали Гужве деньги за снятие материалов с сайта СТРАНА.ua? Многие юристы – специалисты в уголовном праве, тогда отмечали, что в отношении Гужвы со стороны правоохранителей была совершена стопроцентная провокация подкупа. Но там ее ГПУ в упор не увидела. Зато, по Пимаховой, Юрий Витальевич эту провокацию как-то смог разглядеть", – написал он.

Ранее "Страна" уже публиковала расследование, как правоохранители провоцируют людей на взятки. Украинские правоохранители массово организовывают "подставы", устраивая запрещенные законом провокации взяток. Для этого используются специальные "подсадные утки" на службе у силовых органов.

"Торпеды" – штатные и внештатные провокаторы, – используются всеми правоохранительными органами. Но пока почти никого не наказывают за такую практику. Ведь этот инструмент силовики используют для улучшения своих показателей раскрываемости и профилактики преступлений, несмотря на их полную искусственность. Нередко один и тот же "агент" используется много раз для псевдоизобличения разных "коррупционеров".

В такой неприглядной роли оказался и "агент" Филипковский, который предлагал деньги за снятие публикаций в "Стране". А вот в случае с высокопоставленной чиновницей Госмиграционной службы не все так однозначно: она сама, если верить обнародованным записям НАБУ, предложила передать ей взятку, озвучила стоимость своих "услуг" и коррупционную схему по предоставлению украинского гражданства иностранцам.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!