фото rbc.ua
фото rbc.ua

Невзирая на официальные заявления "для общественности", в Генпрокуратуре намерены законсервировать вопрос передачи ряда функций новым антикоррупционным структурам. И вновь отсрочить казалось бы неизбежный процесс делегирования своих полномочий еще на год-два.

Публично это объясняется провалом "эксперимента" по созданию Госбюро расследований. И грозящим в результате этого правовым коллапсом в работе правоохранительных органов.

Его в красках описывал на заседании парламентского комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности 8 ноября глава ГПУ Юрий Луценко. Неоднократно подчеркнув свое желание "развести" по разным структурам следствие и надзор, он констатировал - сделать это в установленные законом сроки не получится.

А значит, силовики стоят перед выборов из двух зол: оставить все как есть, или внедрять новые прожекты.

Вину за случившееся положение возложили на политические распри членов конкурсной комиссии по избранию руководства ГБР. Руководитель последней Роман Майданик на заседании комитета выступал в роли "мальчика для битья", получив массу критических замечаний от народных избранников.

Впрочем, верят этой версии, продемонстрированной на телеэкранах 8 ноября, далеко не все. Есть мнение, что делиться полномочиями с коллегами прокуроры на самом деле не хотят, а массам на заседании комитета парламента представили заранее разыгранный спектакль.

Называются и причины, которые на самом деле движут верхушкой ГПУ в процессе непередачи части своих полномочий прочим структурам. И они банальны - это нежелание потерять источники коррупционных доходов.

С деталями и подводными камнями истории о якобы грозящем ГПУ ступоре в работе разбиралась "Страна".

"Прокурорские дедлайны"

20 ноября, согласно нормам переходных положений УПК, прокуроры лишаются части своих полномочий. Следственные функции от надзорников должны перейти к Государственному бюро расследований.

Но это еще не все.

В тот же день (согласно другой интерпретации - после 5 декабря) истекает срок полномочий органов прокуратуры по расследованию уголовных производств, подследственных НАБУ.

Закон делегировал прокурорскому следствию такое право на период до начала работы Бюро плюс еще два года. И поскольку ведомство Артема Сытника начало свою работу в конце 2015 года, то у следователей прокуратуры заканчиваются полномочия по расследованию "производств НАБУ".

Подчиненные главы ГПУ Юрия Луценко обязаны в течение трех месяцев передать их Антикоррупционному Бюро. Дорасследовать эти, ранее начатые дела, должны будут на в НАБУ.

Оценки этого массива дел разнятся.

Генпрокурор утверждает, что таковых - целых 15 тысяч. Собеседники "Страны" в прокурорском цехе называют в 50 раз меньшую цифру. В их трактовке, к передаче готовится 300 уголовных производств. Но в их числе большое количество резонансных (и весьма "хлебных" для прокуроров) дел вроде вертолетного дела налоговиков и многие другие производства, связанные с представителями прежней власти.

Функционал военных прокуроров предлагают сохранить до окончания АТО

Несмотря на заявления Юрия Витальевича о том, что он выступает локомотивом разделения процесса следствия и процессуального руководства, подобная перспектива утраты части полномочий без оптимизма была встречена в Генпрокуратуре.

Первыми в набат ударили сторонники военной прокуратуры, выступающей "застрельщиком" в целом ряде резонансных уголовных дел, расследуемых ГПУ. В защиту "военки" зарегистрировали петицию, которая набрала свыше 2100 голосов.

В ее тексте утрата с 20 ноября военными прокурорами полномочий по расследованию военных преступлений трактуется как первый шаг к фактической ликвидации ведомства Анатолия Матиоса. Передача же вопросов противодействия преступности в вооруженных силах (в том числе в зоне боевых действий) "на откуп" гражданским следователям оценивается как происки врагов государства.

"Создается впечатление, что кому-то очень нужно, чтобы военный прокурор "ослеп" и "оглох". Поразительно, что такая антигосударственная позиция превалирует именно у тех, кто по закону должен отстаивать закон и народные интересы", - говорится в петиции.

Для выхода из кризиса ее авторами предлагается на некий "особый период" продлить полномочия военных прокуроров. В тексте не говорится об этом прямо, но, вероятнее всего, речь идет о времени до конца проведения Антитеррористической операции. Которая, как известно, длится уже четвертый год с туманными перспективами сроков завершения.

Фактически подчиненным Матиоса податели петиции хотят сохранить ныне имеющиеся в их распоряжении полномочия. С размытым спектром деятельности "военки", включающем и нехарактерные для данного ведомства делами.

Источник фото: petition.president.gov.ua

На Резницкой боятся повторения сценария прошлой весны

О возможном коллапсе следствия говорили и коллеги военных прокуроров в системе ГПУ. Здесь также не против сохранить за собой имеющийся функционал полномочий.

В Генпрокуратуре опасаются, что после истечения "дедлайнов" суды будут отказываться принимать ходатайства от следователей и процессуальных руководителей. Более того, заблокированным окажется не только ранее начатое следствие, а и прежде всего - перспектива расследования новых дел.

Якобы из-за грозящего ступора дальше стадии регистрации новых уголовных производств их расследование не будет продвигаться. И как результат - не удастся избирать меры пресечения подозреваемым, получать санкции судов на осуществление оперативно-розыскных мероприятий и т.п.

Открывающиеся ввиду этого перспективы прокуроры описывают в апокалиптических тонах. Среди озвучиваемых аргументов - коллапс будет способствовать резкому ухудшению криминогенной ситуации и дискредитации принципа неотвратимости наказания за совершенные преступления.

В качестве примера "Стране" приводят историю 1 марта 2016 года.

Тогда ввиду истечения следственных полномочий прокуроров эти функции по закону они должны были передать в Госбюро расследований. Но к началу весны прошлого года это ведомство существовало исключительно на бумаге, и де-факто не могло работать.

Отдельные суды, впрочем, толковали закон буквально. И отказывали в регистрации ходатайств надзорников еще на стадии канцелярии.

В марте 2016 года ситуацию спасали с помощью "толмачей" законодательства. В разосланном прокурорам и служителям Фемиды письме говорилось, что сохранение функций следователей прокуратуры не нарушает закон о Госбюро, который вступил в силу.

"В законе не говорится о том, что прокуроры или следователи что-то потеряли. Следствие прокуратуры действует до момента создания полной системы органов предварительного расследования Украине. Это не нарушает закон. Закон о ГБР регулирует деятельность конкретного правоохранительных органа - ГБР. Само вступление закона о ГБР еще не означает, что система (органов досудебного расследования - Прим. Ред.) создана. Поэтому, согласно УПК, органы прокуратуры вообще не могут нарушить этот закон", - пояснял позицию ГПУ по этому вопросу и.о. генпрокурора Юрий Севрук.

На аналогичную позицию встал и Высший суд по гражданским и уголовным делам в своем разъяснении.

О коллапсе следствия заговорили на фоне ступора с созданием ГБР

По одной из версий, авторы петиции в защиту военных прокуроров и "гражданские" обитатели Резницкой несколько поторопились с выводами. И заранее дуют на холодное, разыгрывая незамысловатый сценарий в два хода: "показали проблему, и тут же предложили решение в свою пользу".

Сторонники этой трактовки говорят: да, 20 ноября следствие от прокуратуры (в том числе и военной) должно перейти новому органу - Госбюро расследований. Вместе с этим, на данный момент создание этого ведомства не слишком продвинулось с весны прошлого года. И на сегодня оно фактически заблокировано. Что не оставляет никакого иного решения, как продлить полномочия следователей прокуратуры.

Аналогичный диагноз ГБР (в части того, "пациент скорее мертв, чем жив") поставили и собравшиеся на заседании парламентского комитета народные избранники.

Официально причиной проволочки тем же главой конкурсной комиссии ГБР Майдаником называется... полиграф. Проверку которого в обязательном порядке должны были пройти претенденты на пост "главного следователя" Бюро.

Но лишь 9 ноября (то есть, на следующий день после заседания парламентского комитета, посвященного вопросам прокурорского следствия и создания Госбюро расследований) данное тестирование было признано завершенным. Как следует из сообщения на сайте правительства, 13 и 14 ноября запланировано повторное собеседование с претендентами на кресло главы ГБР.

В проволочках вокруг Госбюро увидели руку АП

Есть и другая версия происходящего. Ее сторонники утверждают - процесс создания Госбюро расследований скрыто саботируется самой властью. Причин этому называется две.

С одной стороны, "Народный фронт" и БПП не могут договориться, чей человек встанет у руля ГБР. А называемый прессой одним из фаворитов - действующий заместитель генпрокурора Анатолий Матиос, так и не сумел убедить обе коалиционные политсилы в безальтернативности своей кандидатуры.

С другой, считается - консервация ситуации в ее нынешнем положении, когда следствие ведут прокуроры, выгодна Банковой (к чьим пожеланиям весьма чуток глава ГПУ Юрий Луценко). И команде президента выгодно сохранять этот статус-кво как можно дольше.

В пользу этого приводит аргументы на своей странице в Faceboook журналист Станислав Речинский. По его словам, на одно из последних заседаний конкурсной комиссии Госбюро в полном составе не явились представители президентской квоты.

"Как результат к 20 ноября, когда ГБР должно быть создано и уже работать - ни глава ГБР, ни его заместители, скорее всего, избраны не будут. По идее, должен наступить следственный коллапс, так как прокуратура по закону с 20 ноября лишается следственных полномочий, которые переходят к ГБР, которого еще нет, - отмечает Речинский. - Но, люди Порошенко спешат на помощь! И уже зарегистрировали законопроект, которым хотят отсрочить создание ГБР на три (!) года. И тем самым оставив следствие за Юрием Луценко".

О том, что Госбюро расследований не заработает в 2017 году открыто говорят члены конкурсной комиссии, занимающейся отбором первых лиц ведомства. По словам одного из них, Дениса Монастырского, до 20 ноября, как это предусмотрено УПК, комиссия очевидно, не справится с выбором директора Госбюро.

При этом, даже если это и произойдет, то полноценно новое ведомство заработает не ранее, чем через год после назначения руководителя ГБР.

Прокурорский сценарий: тайный законопроект, вольное чтение закона и правки в УПК

Уточним, что слухи о существовании такого законопроекта уже год муссируются с подачи Резницкой. Правда, речь в нем идет не о трех годах отсрочки, как пишет Речинский, а двух.

Еще в начале ноября 2016 года об этом заявила заместитель генпрокурора Анжела Стрижевская. Выступая на круглом столе, она сообщила - ГПУ инициирует предоставление ей права расследовать подследственные Государственному бюро расследований уголовные производства до 20 ноября 2019 года.

Вместе с этим, на сайте парламента соответствующего законопроекта нет. Отрицают факт его регистрации в Раде и наши собеседники, близкие к Комитету по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. Не заслушивалась информация о нем и 8 ноября в ходе последнего заседания.

Источники "Страны" в прокурорских кругах говорят, что этот документ могут "вбросить" в самый последний момент. А перед этим - готовить почву к его принятию, пугая общественность "сливами" о грядущем коллапсе следствия. Дабы тем самым не дать возможности сторонникам идеи лишения прокуроров полномочий одержать верх.

Собственно, свидетелями этого "шоу" и стали участники заседания парламентского комитета 8 ноября. На нем официально было признано - Госбюро расследований к "времени "Ч" не заработает. Ведь даже если его руководителя к тому моменту все-таки назначат (что сомнительно), то само ГБР будет представлять собой ведомство с одной штатной единицей. То есть, будет нерабочим органом.

Заседание комитета ВР о якобы грозящем прокурорскому следствию коллапсе, источник видео: 112.ua

Наряду с этим, большинство опрошенных "Страной" прокуроров уверены - коллапса 20 ноября не произойдет. Ветераны цеха вспоминают, как еще в момент принятия Конституции следствие у прокуратуры планировали отобрать через 5 лет. Но и спустя два десятилетия "воз и ныне там". Нечто подобное, уверены надзорники, произойдет и сейчас.

В истории ноябрьского казуса-2017, называются три варианта выхода из цугцванга.

Первый из них - внесение изменений в УПК, которыми будет предусмотрена очередная отсрочка передачи следственных полномочий прокуроров в пользу Госбюро.

Эту идею озвучил директор НАБУ Артем Сытник, и к ней лояльно отнеслись как нардепы, так и силовики. По данным собеседников "Страны", именно эта идея имеет наибольшие шансы оказаться претворенной в жизнь.

Спорным остается лишь вопрос, на какой период продлить следствие. Глава ГПУ говорит об одном годе, в Антикоррупционном Бюро - о вдвое большем сроке.

Если же реализовать этот сценарий не удастся, то на Резницкой есть и резервный вариант консервации положения. Речь идет о попытке вновь растолковать в свою пользу положения закона.

"Можно, конечно, попытаться поиграться - мол, пока Госбюро не создано и не работает, функции прокуратуры остаются. Это, конечно, с натяжкой, но и такая версия тоже рассматривается", - говорит "Стране" прокурор ГПУ Владислав Куценко.

Наконец, сам Луценко намекнул - он готов пойти на очередной эксперимент, и в случае законодательной неурегулированности, работать по новым правилам. Что заранее называется силовиками со стажем "дорогой в никуда".

"Выход из ситуации в связи с отсутствием ГБР я вижу в том, что буду своим постановлением определять подследственность дел, подведомственных так и не созданному Госбюро за МВД или СБУ. Закон дает мне такие полномочия. При этом бывший следователь ГПУ должен стать процессуальным руководителем, который с небольшим штатом СБУ и МВД будет делать свою работу. При этом бумажной работы будет вдвое больше", - сказал генпрокурор.

Собеседники "Страны" на Резницкой утверждают, что эта идея руководителя надзорного ведомства заранее обречена на провал, так как администрировать огромное количество уголовных дел один человек просто не в состоянии.

"Остается надеяться, что парламент поддержит правки в УПК и не лишит прокурорских полномочий в сложившейся ситуации", - говорит один из начальников отдела ГПУ на правах анонимности.

Почему прокуроры не отдадут "рычаг"

Более откровенны, говоря о подоплеке истории с якобы возможным коллапсом прокурорского следствия, бывшие надзорники.

"Риторика в духе "все пропало", которую мы слышим, это не более чем подготовка почвы для продления властных полномочий. Ведь ведомственное следствие зачастую используется как силовой рычаг, а желания его терять у тех, кто возглавляет, нет, - сказал "Стране" экс-прокурор Донецкой области Олег Сюсяйло.

В его интерпретации, с 20 ноября 2017 года "ничего необычного" не произойдет. И до начала деятельности Госбюро расследований (то есть после набора всех сотрудников нового ведомства) следователи прокуратуры на законных основаниях продолжат выполнять следственные функции.

О том, что следственную "дубинку" у надзорников не отберут, считает и долгое время проработавший в надзорном ведомстве столицы экс-прокурор Александр Кузьменко.

"Больше двух третьих уголовных производств, которые расследуют следователи прокуратуры - далеки от процессуальной задачи установить истину, преимущественно касаются экономики и возможному влиянию на тех или иных должностных лиц. К такому заключению легко придти изучив определения судов в едином реестре. Ходатайства следователей и прокуроров зачастую идут в разрез с нормами УПК, обоснование не подтверждается доказательной базой", - констатирует он.

Резюмируя позицию прокуроров можно подытожить: на данном этапе следствию ГПУ фактически ничего не угрожает.

Поднимаемый шум - всего лишь "пена", под которой скрыты консервативные планы прокуроров удержать имеющиеся у них полномочия. И, если повезет, под шумок решить еще и совсем другую задачу - сорвать передачу в НАБУ уголовных дел, подследственных Бюро.

 

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!