Порошенко возрождает церковную идею Ющенко

На этих выходных президент сделал важное заявление на Всеукраинском совете церквей, выступив за создание единой независимой православной церкви. Тем самым он возродил давнюю идею Виктора Ющенко. Виктор Андреевич, как известно, был фанатом идеи объединения УПЦ, УПЦ Киевского патриархата и УАПЦ в единую поместную церковь. А чтобы обеспечить каноничность этого объединения (то есть, признания остальными православными церквями), то предполагалось, что новая церковь (или целиком, или каждой конкретной епархией) пойдет под Константинопольский патриархат. 

До сих пор Порошенко воздерживался от четкой артикуляции позиции по церковному вопросу. Хотя, учитывая довольно благожелательное отношение властей к процессу захватов храмов Московского патриархата радикалами с целью последующей передачи их в ведение УПЦ КП, было понятно, что на Банковой не очень жаловали УПЦ МП. Тем более, что руководитель последней - митрополит Онуфрий демонстрировал подчеркнуто независимую, по отношению к украинской власти, позицию. И в своих выступления постоянно делал упор на необходимость прекращения конфликта на востоке через примирение обоих сторон противостояния. Что прямо противоречило официальной трактовке войны как российской агрессии.  

По данным "Страны" от масштабного форсирования объединения церквей на государственном уровне Банковую удерживали до недавнего времени лишь настойчивые рекомендации западных партнеров не создавать новый очаг напряжения на юго-востоке. Кроме того, и ЕС, и США в последнее время наоборот требуют от Киева реализации политической части Минских соглашений. То есть, того самого примирения, о котором говорит Онуфрий. И идти прямо наперекор таким "советам" своих основных кредиторов украинская власть пока не осмеливается.

Но, судя по всему, только пока. Стоит вспомнить, какими именно словами Порошенко призвал к созданию единой поместной церкви.

"Очевидно, что в сегодняшней ситуации многим верующим трудно согласиться с существующим разъединением украинского православия, - заявил президент. - Конечно, я кардинально не допускаю, чтобы государство вмешивалось – и я этого не допущу – в межцерковные отношения. Это дело верующих и церквей. Но и игнорировать волю народа тоже не гоже, так же как неприемлемо допустить вмешательство в эти процессы другого государства".

По этой фразе можно сделать вывод, что "народ" в лице представителей радикальных организаций и далее будет все более активно демонстрировать свою "волю" к объединению церквей через захваты храмов. А власть, подключится уже на следующем этапе, когда "волю народа уже нельзя будет игнорировать".

Правовая база для этого уже готовится.

Само заявление президента о поместной церкви прозвучало на следующий день после внесения в Верховную Раду законопроекта №4511 «Об особенном статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в стране, признанном Верховной Радой государством-агрессором». На данный текст документа еще не опубликован на парламентском сайте. Но понятно, что имеется в виду Россия, которая Рада признала государством-агрессором 27 января 2015 года, и, соответственно, украинская православная церковь, которая сохраняет каноническое подчинение Московскому Патриархату, хотя и обладает правами широкой автономии.

Порошенко ждет миротворцев на Донбасс

Президент снова актуализировал тему вооруженной миссии ОБСЕ на Донбассе. Во время своего визита в Запорожье он заявил, что ожидает ее уже в ближайшее время. Правда, при этом Порошенко расширил сферу применения этой миссии.

«В ближайшее время я ожидаю внедрения новой вооруженной полицейской миссии ОБСЕ для обеспечения контроля над режимом прекращения огня, для контроля отвода вооружений, для обеспечения вывода оккупационных войск Российской Федерации с оккупированной территории и для обеспечения эффективного контроля пограничного украинско-российской границы, чтобы новые регулярные войска и вооружения не заходили на территорию Украины», – заявил он.

Президент не может не понимать, что миротворцев, которые выполняли бы все указанные ним функции, не будет никогда. Его нынешний оптимизм основан на поддержке идее со стороны Путина, а тот во время своей пресс-конференции о миссии ОБСЕ высказался однозначно: «На линии разграничения», чтобы «добиться полного прекращения огня».

Процесс согласования миссии всеми 57 странами-членами ОБСЕ вообще не быстрый, но если он и будет согласован (что вполне реально), то только в формате, о котором сказал президент России. Хотя бы потому, что Россия – один из членов ОБСЕ, и она не допустит миротворцев на территориях самопровозглашенных республик.

Еврообструкция: ОБСЕ и ПАСЕ критикуют Украину

Тем временем та самая ОБСЕ, чьей миссии ждет Порошенко, разразилась критическим заявлением в отношении закона о запрете российских фильмов, который на днях подписал президент. В нем решение украинской власти запретить весь российский контент называют «чрезмерными шагами и введением цензуры».

Практически одновременно с этим ПАСЕ сделала резкое заявление в отношении срыва ЛГБТ-фестиваля во Львове радикалами 18 марта – парламентарии потребовали от официального Киева расследования и наказания виновных.

И первое, и второе заявления весьма неудобны для власти. Но если в отношении критических высказываний Дуни Миятович из ОБСЕ власть уже привыкла делать вид, что не слышит их, то с ПАСЕ сложнее – хотя бы в том плане, что провести указанное расследование и наказать виновных означает всколыхнуть радикалов и одновременно заполучить против себя консервативное большинство избирателей.

Поэтому и ОБСЕ, и ПАСЕ официальный Киев проигнорирует, за что нарвется на новую порцию критики. Порошенко не может не понимать, что постепенно происходит такой же процесс его «демонизации» в глазах Запада, который в отношении Януковича происходил, начиная с 2004 года и заканчивая последними днями Майдана-2014. На Банковой это понимают, но сделать ничего не могут, потому что идти на поводу у ЕС означает окончательно потерять доверие своего "майдановского" электората. 

Футбольная Премьер-лига: вакансий очень много

Украинский футбол погружается в глубокий кризис, не менее глубокий, чем в начале 90-х. На днях стало известно, что сразу четыре клуба Премьер-лиги – харьковский «Металлист», ужгородская «Говерла», луцкая «Волынь» и запорожский «Металлург» – не прошли аттестацию Федерации футбола и, с большой вероятностью, не смогут играть в следующем сезоне в элитном дивизионе. Впрочем, запорожский «Металлург» уже снялся с чемпионата и потому не может остаться в Премьер-лиге даже теоретически. У остальных теоретические шансы пока сохраняются.

Однако упомянутая четверка – не единственные «претенденты» на вынужденное расставание с элитой. Под большим вопросом пребывание в ней двух клубов с громкими именами – днепропетровского «Днепра» и одесского «Черноморца». У первого – долги перед тренерской командой Хуанде Рамоса, у второго – долги внутри страны.

И все это означает, что даже в сокращенную в следующем сезоне до 12 команд Премьер-лигу придется набирать участников турнира Первой лиги не по спортивным результатам, а по принципу «лишь бы деньги были». Естественно, что качественным такой чемпионат не получится.

Впрочем, все это лишь следствие процессов, начавшихся еще в 2014 году. Война с олигархами бьет по футболу сильнее, чем по самим олигархам, поскольку футбольные клубы – это имиджевые активы, от которых избавляются в первую очередь. Исключение составляют только Ринат Ахметов и братья Суркисы.

Второй удар по ряду клубов нанесла война на Донбассе. И даже не в том плане, что клубам из Донецкой и Луганской областей негде играть, – парадокс в том, что из всех бездомных команд Донбасса исчез только донецкий «Металлург», да и тот слился с днепродзержинской «Сталью». Война привела к тому, что в Украину не хотят ехать футболисты европейского уровня – а это ставит крест на создании команд европейского уровня. Поэтому, например, и потерял интерес к «Днепру» Коломойский.

Уже третий сезон украинский футбол живет на резервах, созданных за предыдущие 15 лет. Однако они тают, а новых резервов не появляется.

Подписывайся на "Страну" в Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости