Воюет ли СБУ с НАБУ?

СБУ завела дело на следователей Специализированной антикоррупционной прокуратуры и Национального антикоррупционного бюро по подозрению в госизмене. Новость об этом стала одной из самых громких вчера.

И вчера же она получила опровержение от самой спецслужбы – мол, никаких дел на НАБУ и САП нет.

Кому верить в этой ситуации? Однозначно можно сказать одно: наличие опровержения от СБУ ничего не меняет. Потому что задача спецслужбы – скрывать информацию, а не публиковать ее.

Другой вопрос: а может ли быть такое дело? Ответ на него лежит в самих действиях антикоррупционных структур. По информации СМИ, дело было заведено в ответ на дело Минобороны и арест замминистра обороны Павловского. А в связи с этим делом как раз много писалось о том, что нити коррупции оборонного ведомства ведут в самые верхние эшелоны власти.

Если это правда, то на что способна власть, защищаясь? Когда даже в цивилизованной Европе взрывают журналистов, расследующих коррупцию власти, то по сравнению с этим команда СБУ открыть дело против детективов – невинная мелочь.

Могла ли спецслужба открыть такое дело, даже если оно явно незаконно? Вместо ответа на этот вопрос лучше вспомнить резонансные дела, которые она открывала в последнее время. Например, "флешку с гостайной" в офисе "Страны". После такого примера никаких аргументов больше не нужно.

Конечно, каждый сам для себя решит, верит он в войну СБУ с САП и НАБУ. Мы же можем сказать только одно: есть много аргументов за то, что такое дело есть. И нет ни одного аргумента за то, что его нет. Кроме опровержения самой СБУ. А здесь, как в вопросе с религией, – либо веришь, либо не веришь. Доказательств не будет.

Аваков нашел "московский след" МихоМайдана

Министр внутренних дел Аваков вчера опубликовал информацию о том, кто же стоит за МихоМайданом. Естественно, это оказался "московский след" – тот самый, который обычно находят по горячим следам советники главы МВД (и который, правда, теряется в ходе расследований).

В качестве доказательства этого Аваков привел 24-секундное видео эфира одной из российских радиостанций, на котором беглый нардеп Олейник признается в том, что финансирует одну из палаток, стоящих возле Верховной Рады. Из этого заявления министр сделал вывод, что Семенченко-Саакашвили-Соболев-Деревянко работают на "грязные деньги сбежавших регионалов из своры Януковича".

То, что "палатку Олейника" на МихоМайдане в итоге не нашли, конечно, ни о чем не говорит: если такое было, то такой факт все равно никто не опубликует. Однако тут важен другой вопрос: а хоть кто-то поверил в заявление Олейника?

Министр внутренних дел по должности должен подвергать все сомнению и пользоваться дедуктивным методом. Тем более, что обычно Аваков и его советники априори не верят заявлениям из Москвы, даже если речь идет о прогнозе погоды. А заявлению Олейника министр почему-то поверил сразу и безоговорочно.

Аваков имеет большой опыт работы на Майдане-2014 и хорошо знает: ни один спонсор никогда себя не раскрывает. Если бы по ходу того Майдана всплыли бы все источники финансирования, это стало бы мощнейшей его дискредитацией. Отталкиваясь от этого, нетрудно понять, что заявление Олейника как раз является такой дискредитацией. Но стал бы он дискредитировать МихоМайдан, если бы действительно вкладывал в него деньги? Очевидно, что нет.

Впрочем, скорее всего, Олейник даже не задумывался над тем, что значило его заявление, – он просто сказал для красного словца и вряд ли представлял, что ему поверит целый министр внутренних дел. Но с эмигранта взятки гладки – он может рассказывать что угодно. А может ли глава МВД обвинять политиков в работе на "заграничный центр", не имея на руках ничего, кроме 24 секунд видео?

Правда, может быть заявление Авакова было лишь поводом для более хитроумной многоходовки. В этом плане довольно загадочной выглядит история с появлением и быстрым исчезнованием "новости" от СБУ о якобы покушении на Петра Порошенко со стороны сторонников МихоМайдана. В спецслужбе быстро заявили, что эту новость рассылали не они, а кто-то из "соседней страны", подделав почту пресс-центра СБУ.

Но соратники Михо подозревают, что пресс-релиз просто выпустили раньше времени, так как готовилась некая провокация, которая должна была стать поводом для зачистки палаточного городка под Радой.

Нардепы больше не неприкосновенны

Вчера Нацполиция завела уголовное дело по факту насилия в отношении государственного деятеля. Государственный деятель – это Лозовой, один из главных соратников лидера Радикальной партии Ляшко, которого избили во время поездки во Львовскую область на встречу с избирателями.

Оставим в стороне "собачью драму", которая вроде бы стала поводом для конфликта. Вспомним другое: сколько до 2014 года было случаев, когда народных депутатов избивали за пределами сессионного зала или хотя бы просто нападали на них? Возможно, если покопаться, то что-то припомнится. Но сходу такую историю вспомнить практически невозможно.

Сегодня же парламенту вовсе не обязательно голосовать за снятие депутатской неприкосновенности – она уже снята по факту. Перед избиением Лозового было избиение "нарфронтовца" Березы, а до этого – нападения на Гончаренко и Барну. Тут стоит привести еще одно сравнение: в феврале 2013-го тогдашняя оппозиция бросала в спины женщинам-регионалкам снежки – но они все-таки уходили из Верховной Рады через парадный выход, а нынешние народные избранники уходят из нее через катакомбы.

Разница между 2014-м и 2017-м годом показывает не только возросшую озлобленность активистов. Она является следствием физического преследования оппозиции в 2014-м, которое не только не пресекалось, но и приветствовалось властью. Кадры с избитым в Одессе Шуфричем – это учебник по безнаказанности, который внимательно читали нынешние радикалы. Только используют они свои знания уже против тех, кто поощрял избиения политических оппонентов три года назад.

Судя по происходящему, тенденция будет только нарастать. А это значит, что на следующих парламентских выборах многие всерьез задумаются над тем, стоит ли идти в Верховную Раду. Потому что если сегодня стало нормальным избить нардепа, то через пару лет может стать нормальным убить его.

Почему началась война социологов?

В Украине возобновилась война социологов. Вчера были опубликованы результаты опросов сразу двух компаний – "Софии" и Центра Разумкова, которые напомнили о временах президентских выборов 2010 года, когда после первого тура экзитполы всех соцконтор показали 10%-й перевес Януковича над Тимошенко, и лишь в одном случае оказалось, что отрыв составляет 4%.

Один случай – это был "Национальный экзитпол", проводившийся совместно Центром Разумкова и КМИСом. Сегодня эти две компании – по разные стороны "баррикад": КМИС, как и большинство их коллег, показывает, что лидером опросов является Тимошенко с "Батькивщиной", причем ее отрыв от Порошенко и БПП постепенно растет. Кстати, именно такие данные вчера опубликовал и центр "София": его тройки лидеров – Тимошенко, Порошенко, Бойко, а также "Батькивщина", Оппозиционный блок и БПП.

А вот Центр Разумкова выдал неожиданно совсем другое. У него тройки лидеров выглядят так: кандидаты в президенты – Порошенко (с 6%-м отрывом!), Тимошенко, Гриценко, партии – "Солидарность" (с 4%-м отрывом), "Батькивщина", "Гражданская позиция".

То, что Центр Разумкова сверхлояльно относится к Гриценко с его "Гражданской позицией", это уже традиция, но чем можно объяснить такую сверхлояльность к президенту и его партии? Войны социологов начинаются обычно накануне выборов. И вдруг появляется социология, очень благоприятная для Банковой, не означает ли она, что там что-то решили?

Испания в шаге от раскола. Италия – на очереди?

Испанско-каталонский конфликт выходит на новый уровень. После того, как мадридское правительство отстранило от власти нынешнее руководство Каталонии и введении прямого правления из центра, власти Барселоны, в свою очередь, заявили о непризнании приказа властей Испании и угрожают в четверг сделать то, что (несмотря на итоги референдума) не сделали до сих пор – принять решение парламента о независимости.

Таким образом, несмотря на попытки каталонского руководства пойти по мирному "шотландскому" пути, ситуация разворачивается в обратном направлении – прежде всего, из-за непримиримой позиции Мадрида. Все это больше всего напоминает 1990 год в Литве, когда там фактически было двоевластие: с одной стороны – центральная власть, опирающаяся на силу, с другой – местная власть, опирающаяся на поддержку населения.

27 лет назад руководству СССР тоже казалось, что сила и "численное преимущество" могут быть решающим фактором. Но вильнюсские события января 1991 года показали, что это не так. Испанцам вообще стоило бы изучить историю Советского Союза того периода, потому что там тоже все началось с локальных движений на окраинах, а закончилось развалом страны.

Барселонский пример (для которого, в свою очередь, примером была Шотландия) оказался заразительным. Вчера стали известны результаты референдумов в двух северных регионах Италии – Ломбардии и Венето. В обоих подавляющее большинство голосовавших высказались за расширение автономии своих промышленно развитых регионов. И в Ломбардии, и в Венето говорят, что вопрос о независимости никто не ставит. Но любое движение за независимость, как известно, начиналось как раз с вопроса об автономии…

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!