1 сентября руководство Украины и ЕС праздновало знаменательную дату - официально вступило в силу Соглашение об ассоциации с ЕС, отдельные статьи которого действуют еще с 2014 года.

"Страна" разбиралась, что уже это Соглашение, борьба за которое стала непосредственным поводом для Евромайдана, дало нашей стране.

"Кто читал это Соглашение"

Соглашение об ассоциации с ЕС - это объемный талмуд на сотни страниц, в котором прописаны условия сотрудничества с Европой практически во всех сферах, начиная с образования, здравоохранения и финансов, и заканчивая реальным сектором экономики.

Документ готовили несколько лет еще при прежней власти, но мало кто его читал, - полагает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

"Скажем, там оговаривается интеграция в европейское образовательное пространство для наших вузов. Это хорошая возможность для студентов и преподавателей учиться и перенимать опыт в европейских университетах. Другое направление, которое могло бы быть для нас полезным - бизнес-кооперация. Оно предусматривает возможности для наших предприятий открывать производственные площадки или представительства в Европе по упрощенной процедуре", - рассказывает Охрименко.

Эксперт добавляет: пока многое из перечисленного в Соглашении на практике не работает.

"И причина в большинстве случаев - бездействие наших чиновников. Скажем, чтобы запустить ту же кооперацию, нужно утвердить так называемый европейский паспорт: форму, по которой наши бизнесмены могут быстро регистрировать предприятия в Европе, а европейские - в Украине. Но для этого требуется принять ряд регулярных актов, гармонизировать наши коды экономической деятельности с европейскими. Этого никто не делает", - резюмирует эксперт.

По данным руководителя секретариата, главного эксперта Совета предпринимателей при Кабмине Андрея Забловского, из более 150 Директив ЕС, которые должна была имплементировать Украина в рамках Соглашения, пока у властей дошли руки лишь до 23. И то, они лишь формально приняты. Новые законы и подзаконные акты на базе этих Директив в большинстве случаев пока не разработаны.

"Возможно, теперь, когда Ассоциация полноценно заработает, этот процесс ускорится, ведь европейские партнеры будут требовать с нас больше", - оптимистически заметил эксперт.

Охрименко в быстрый прогресс не верит. "Для этого нет политической воли", - считает он.

Скептически настроен и руководитель компании Lamarin Inc и представитель Европейской бизнес-ассоциации Андрей Лазарев. 

"Даже официальный запуск Ассоциации ничего кардинальное изменит. Весь вопрос в скорости имплементации европейского законодательства. Плюс можем столкнуться с разночтениями соглашения и украинского законодательства. Да и, если по честному - кто читал это Соглашение целиком? Я, к примеру, не осилил", - честно признался "Стране" эксперт.

Торговля ушла в минус

Пока наиболее очевдные последствия Ассоциации можно наблюдать по действию Зоны свободной торговли (ЗСТ) с Евросоюзом. Частично она начала действовать еще весной 2014 года. Причем в льготном для Украины формате - европейцы тогда дали возможность украинским предпритиям воспользоваться возможностями ЗСТ для экспорта в ЕС, в то время как европейские товары получили свободный доступ к украинскому рынку лишь с 1 января 2016 года.

Однако итоги более чем трехлетнего действия Зоны для украинского бизнеса обескураживающие. 

Как свидетельствуют данные Госстата, по итогам первого полугодия 2017 года поставки наших товаров в ЕС сократились, по сравнению с аналогичным периодом 2013 года, на 7%.

И это еще нужно учитывать, что в прошлом и позапрошлых годах спад был еще больше (о чем уже подробно писала "Страна"). Лишь в 2017 году началось существеннное оживление торговли. По данным Госкомстата рост экспорта в ЕС за первое полугодие составил 26,1%.

Этой цифрой и гордиться правительство.

Однако, данный показатель примерно соответствует уровню прироста товарного экспорта в целом (24,2%). И даже чуть меньше, чем прирост экспорта в Россию (26,4%). То есть, рост продаж в ЕС плюс-минус находится в общей тенденции и связан, в основном, не с действием ЗСТ, а с улучшением мировой конъюнктуры по основным позициям украинского экспорта.     

"За все время действия ЗСТ увеличился только экспорт кукурузы (+28%), железной руды (+12%) и подсолнечного масла (+40%). По остальным направлениям - одни минусы. Скажем, упали поставки чугуна и ферросплавов, продукции химической, целлюлозно-бумажной  промышленности, машиностроения", - отмечает Охрименко.

Наибольший спад отмечается по химии - экспорт за неполных 4 года обвалился на рекордные 50%. "Раньше мы закупали сырье у стран СНГ, перерабатывали его и отправляли готовую продукцию, скажем, те же удобрения, в Европу. Теперь эта производственная цепочка нарушена, следовательно, и экспортировать нам нечего", - поясняет эксперт.

Аналогичный провал и в сегменте бытовой техники. На наших площадках собирали, в основном, товары итальянских брендов, но заказы поступали через Венгрию. За последние годы объемы экспорта упали на 20%, а венгры и дальше сворачивают программу сотрудничества - им выгоднее открывать сборочные площадки у себя, переманивая на производство наших заробитчан.

Пищевая цепочка

Среди тех, кто сумел извлечь хоть какую-то выгоду из ЗСТ, Охрименко называет разве что швейников и аграриев.

Скажем, легпром нарастил экспорт в ЕС на 80%, по сравнению с 2013г. Правда, речь идет преимущественно о давальчесих схемах, да и цифры не такие уж большие, чтобы претендовать на рекорд (порядка $1 млрд в год.).

С поставками аграрной продукции, на первый взгляд, все более благополучно. ЕС ежегодно увеличивает нам квоты на беспошлинную поставку продукции на свою территорию.

"Украинский агробизнес, благодаря новым перспективам, смог сделать качественный рывок вперед. К примеру молочники уже активно экспортируют свой товар в ЕС. А этот регион - с самыми высокими качественными требованиями к молочным продуктам. К тому же Евросоюз сам является крупнейшим экспортёром в мире. Конечно поставляется пока мизер, но это уже создает репутацию для наших поставщиков в других странах мира и, тем самым, расширяет наши возможности", - считает представитель FAO (продовольственная организация ООН) Андрей Ярмак.

По его словам, все это позволило нарастить производство молока в Украине, несмотря на жесткий мировой молочный кризис. Повезло и поставщикам свежих овощей, фруктов и ягод.

"Они также в этом году начали активно расширять поставки. Причём даже той продукции, которая обычно в свежем виде не экспортируется так как имеет небольшой срок хранения (например, малины). Быстро растут поставки в ЕС и украинской органической продукции", - рассказывает Ярмак.

Впрочем, в цифрах экспортные показатели пока, мягко говоря, не впечатляют. 

Европарламент идет на повышение беспошлинных квот на нашу сельхозпродукцию или расширение "льготного" списка очень неохотно. В начале июня этого года увеличили квоты на кукурузу (с 400 тысяч тонн до чуть более 1 млн), овса (с 4 тысяч тонн до 8 тысяч), меда (с 5 тысяч тонн до 8 тысяч), виноградного сока (на 500 тонн) и прочее.

Эти цифры выглядят просто смешно на фоне объемов производства данной продукции в Украине. Скажем, кукурузы  в этом году мы соберем более 28 млн тонн, но сможем отправить на экспорт в Европу только 1 млн. Меда на отечественных пасеках собирают по 70 тысяч тонн в год, тогда как европейская квота даже после ее увеличения не превышает 8 тысяч тонн.

"В прошлом году наша квота по поставкам в ЕС курятины - 12 тысяч тонн. Для сравнения: объемы производства составляют порядка 3 млн тонн. Даже арабам мы продали больше, чем европейцам", - добавляет Охрименко.

Андрей Забловский не видит в этой ситуации ничего удивительного. "Было бы странно, если бы ЕС, у которого 50% бюджета уходит на дотации местным производителям, в том числе, аграриям, распахнул бы двери для наших пищевиков", - говорит он.

По словам эксперта, Европа готова впускать к себе разве что наше сырье. "Это подтверждает хотя бы тот факт, что  в увеличении квот на поставку в ЕС обработанных томатов и другой переработанной продукции нам отказали", - отмечает Забловский.

По словам Забловского, протиснуться на полки европейских супермаркетов со своим товаром украинским поставщикам будет непросто, ведь конкуренция там зашкаливает.

И уже сейчас понятно, что для большинства наших экспортеров поставки в ЕС не заменят утраченного российского рынка.

"Наш экспорт в Россию упал с 2013 года на 72%. А в ЕС упал на 7%. То есть, никакой компенсации за потерю рынка РФ мы на западном направлении не получили", - подытожил Охрименко.

Импортеры ждут своего часа

Еще одним неприятным моментом для украинского произволителя является упрощение доступа европейских товаров на отечественный рынок, что также предусмотрено соглашением о Зоне свободной торговли, вступившей в силу с 1 января 2016 года.

Уже сейчас в торговом балансе между Украиной и ЕС образовалась брешь в $2 млрд., подсчитал Охрименко.

Это значит, что европейцы продают нам товаров заметно больше, чем мы им.

Пока это тенденция проявляется не слишком очевидно (импорт из ЕС растет примерно такими же темпами как и экспорт). Главная причина - девальвация гривны и резкое падение платежеспособности украинских потребителей. 

"Европейских поставщиков сдерживает невысокий платежеспособный спрос в Украине. Собственно, это их самое большое разочарование, ведь они рассчитывали, что рынок с 40 млн. населения позволит им существенно нарастить продажи", - рассказал Забловский.

Однако, по мере восстановления потребительского спроса, интерес европейских производителей к нашему рынку будет расти. А значит - они начнут активну работу по его завоеванию.

В этом уверен и руководитель Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко. По его словам, цены на еду украинского производства уже практически сравнились с европейскими, качество же остается хуже.

Но демпинговать у наших производителей нет возможности, ведь они не имеют ни дешевых кредитов, ни государственных дотаций, как их европейские конкуренты. Поэтому для многих производителей потребительских товаров наступят суровые времена. 

И такие перспективы не только у пищепрома.

"Чтобы на равных конкурировать с европейцами нашим предпринимателям нужны многомиллионные инвестиции и время, - считает Александр Охрименко. - Ни того, ни другого по сути уже нет. Из-за войны и низкого кредитного рейтинга Украины отечественный бизнес лишен доступа к дешевым кредитным ресурсам, а потому не сможет конкурировать на равных с европейскими компаниями, когда те решат всерьез заняться экспансией в нашу страну".

Еще один аспект Соглашения об ассоциации - необходимость для украинского бизнеса переходить на европейские стандарты производства и сертификации. Что также требует дополнительных инвестиций.

"Результатом этого станет смерть украинского бизнеса - всего, который не сможет перейти на стандарты производства и сертификации, установленные в Евросоюзе, - говорит в своем видеоблоге известный журналист Александр Дубинский. - Для этого перехода нужны деньги, а их в стране нет - кредитно-финансовая система уничтожена Гонтаревой-Порошенко. Следствие - все самые вкусные сегменты украинского рынка займут западные компании. А остальное - заберут китайцы".

 

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!