Фото Facebook: экс-советник кампании Трампа - Майкл Капуто
Фото Facebook: экс-советник кампании Трампа - Майкл Капуто

Он обожает книги Михаила Булгакова и не раз уже бывал в Украине. Американский политтехнолог и убежденный республиканец Майкл Капуто вначале осени посетил украинскую столицу, на этот раз он был с визитом как режиссер. В ближайшее время выйдет в прокат фильм Капуто о Майдане, пяти лет правления Порошенко, о роли в судьбе нашей страны Джо Байдена и демократов в целом. Выход фильма ожидается в ноябре-декабре на одном из общенациональных телеканалов США. До премьеры автор киноленты не раскрывает подробностей. В то же время политический  "арсенал" Капуто включает в себя работу в избирательной кампании Дональда Трампа, Джорджа Буша-старшего и должность советника в администрации 40-го президента США Рональда Рейгана. 

– Майкл, как сегодня в США воспринимают президентские выборы в Украине и как относятся к Владимиру Зеленскому?

– Во времена Дональда Трампа американцы знают, что возможно все, что угодно.
Особенно от кандидатов в президенты. Я не думаю, что кто-то удивлен результатом президентских выборов в Украине, но если кто-то и понимает всю историю и все, что стоит за ней, я думаю, что все-таки найдутся те, кто будет удивлен этому. Мы в США даже не знаем, где Украина на карте и мало по этому поводу тревожимся, по сравнению с бывшим СССР. В Вашингтоне президента Зеленского уважают и считают, что вокруг него нет никого, кто бы управлял им. И это "рецепт" беды или "рецепт" чего-то хорошего, но никто не знает, чему верить. Все мы узнаем, – как Америка, так и Украина, – кто такой Владимир Зеленский, только через полгода, намного больше, чем мы знаем сегодня.

– В отношении нашей страны теперь стоит ждать каких-то перемен со стороны США?

– Я думаю, видно, как Американское посольство пытается оказать влияние на Владимира Зеленского, точно так же, как они пытались это сделать с Петром Порошенко. Не думаю, что Госдепартамент и Американское посольство в Украине когда-нибудь поменяются. И не имеет значения, кто президент в Америке или в Украине – они всегда будут вмешиваться во внутреннюю политику Украины. Понимаете, политика Госдепартамента и Американского посольства никогда не поменяется, она всегда устойчива – прогрессивная, с установленным политическим курсом. Им (Госдепу и посольству. – Ред.) было наплевать на Барака Обаму и президентов до него – они работают по своему плану, и кем бы ни был президент, они могут проигнорировать все на свое усмотрение. И это всегда было проблемой.

– Высказывания Дональда Трампа о возвращении РФ в G7 – это практически означает, что США признают Крым российским?

– Это означает, что Трамп крутит головой во все стороны, прикладывает усилия, пытаясь удержать все в балансе, и у него это хорошо получается. Но я был в Москве, когда в прошлый раз они ссорились по поводу расширения G7 до размеров G8 в 1995-1997 гг., и, на удивление, 30 лет спустя ссора не разрешилась. Никто не хочет присоединять Россию, из-за ее авторитарности, нарушения человеческих прав, свободы слова. Они не хотели этого в 90-х и точно так же не хотят сегодня. Единственное отличие спустя почти 30 лет – это Крым. «Украинская проблема» – трудноразрешимая и, возможно, будет длиться очень долгое время. Думаю, Трамп видит политическую ценность обсуждения разрешения РФ присоединиться к G7 больше, чем он видит негативную сторону – состоится ли вообще присоединение. Мне кажется, это политический просчет для него – говорить об этом.

– Как тогда понимать слова Дональда Трампа, что "исключение РФ из G7 – это месть Барака Обамы за то, что Владимир Путин его переиграл"? Ведь РФ исключали из-за аннексии Крыма.

– Многие в Америке верят, что форма ведения политики Бараком Обамой была ужасная, и Владимир Путин понял это, как только его команда приступила к работе. Он играл с Обамой, как с куклой, остальные восемь лет, пока тот был при власти. Все, что пытался делать Обама, – сдвинуть Путина, – закончилось безуспешно. Выгнать Путина из G8 – было самым «жестоким», что Обама только мог сделать, но это показало, насколько слабым он был. Если бы у Обамы были "яйца", Крым бы до сих пор был под контролем Украины и не было бы убийств на Донбассе. Путин бы точно этого не сделал.

– США не против расширить "нормандский формат", но действительно ли вы способны внести изменения в переговорный процесс?

– У меня нет на это ответа. Я могу сказать, что Американское посольство, правительство США и администрация Дональда Трампа должны сфокусироваться на двух вещах: первое и самое главное – это требовать и проспонсировать полное расследование того, что случилось на Майдане – "кто кого убил?". Считаю, что Америка определенно об этом молчит. Но я не уверен, что США могут быть полезными в одностороннем, двустороннем или многостороннем формате в плане окончания войны на Донбассе. Я думаю, что ее могли бы уже закончить определенное время назад, и Петр Порошенко потерпел ужасное фиаско. То есть прошлое правительство Америки не показало достаточного интереса к войне. Но самое главное для понимания Украины – это, как сказал Джордж Буш в прошлом, Украине стоит положиться на Европу, потому что США полностью не надежны. Если Украина свяжет себя обязательствами с Европой, Европа поддержит ее. Но если США возьмут на себя обязательства, это не стоит бумаги, на оторой это все будет написано, потому что следующий президент будет самоуправствовать – и Будапештский протокол вам об этом подтвердит. Будапештский протокол говорит о том, что Америка как партнер в мирных переговорах или переговорах защиты – ненадежная. Я думаю, что тот факт, что заявление Барака Обамы, что Будапештский протокол был политическим документом, а не соглашением о защите, – один из позорных моментов современной истории Америки.

– Как в США оценивают результаты от введенных против РФ санкций? Разве удалось достичь поставленных целей?

– Я не думаю, что кто-то в Америке серьезно верит в то, что санкции против России помогли. Санкции – это провальная стратегия, это отговорка. Ввод санкций против враждующей страны – это отговорка, чтобы ничего не делать. И все, что мы видим, – это одни отговорки, когда дело доходит до Украины, России. Думаю, что санкции вообще крайне редко срабатывали в большинстве случаев. Могу вспомнить только лишь несколько случаев, когда они сработали в прошлом, – Иран, например. Но в России это было провально с самого начала.

– Каким образом тогда взаимодействовать в дальнейшем с РФ, если язык санкций не помогает?

– Все, что надо делать с Россией, это начинать с нуля. Россия делает так много всего, что в корне неправильно, но США могут сотрудничать с Россией по поводу важных технологических соглашений, даже в вопросе по исследованию Арктики. Я думаю, что есть способы укрепления отношений с Россией. Администрации Трампа не разрешено ничего делать по части России из-за фейковых российских расследований (расследование Госдепа в отношении того, что РФ якобы вмешивалась в президентские выборы в США в 2016 г. – Ред.), которые были абсолютной выдумкой по политическим причинам и разрушили отношения Америки и России. Сейчас наших отношений с Россией не существует, и это опасно для всего мира. 

– А как быть с "украинскими расследованиями" – что Украина якобы вмешивалась в президентские выборы в США? В ближайшее время стоит ожидать каких-то результатов?

– ФБР в Америке работает на демократов. Только Хиллари Клинтон может делать расследования оппозиции и отдавать это в руки правосудия. Даже Дональд Трамп не может этого сделать. ФБР проводит неправильное расследование, и выглядит это так – лишь разговоры в прессе. ФБР работает только на Демократическую партию, не на Республиканскую.

– То есть, если предположить, что есть доказательства, что Украина и вмешивалась в выборы США, – мы все равно этого никогда не узнаем?

– Я думаю, это понятно, что украинское правительство было сильно вовлечено в попытки помочь Хиллари Клинтон. Петр Порошенко сделал большую ставку, и он проиграл – и это тоже одна из причин, почему украинский народ его отверг. Мы здесь, в Америке, понимаем, каким Порошенко был, мы понимаем, какое посольство было у него в Вашингтоне, которое активно работало, чтобы помочь Хиллари Клинтон. Мы все это знаем здесь, в Америке. И пока не пришел Зеленский, Украина имела проблемы с Белым домом. У меня нет ни капли сомнения, что президент был зол на Петра Порошенко, и, возможно, это привело к ухудшению отношений с Украиной. Но сейчас мы стартуем с намного более выгодной точки.

– Могли бы вы назвать, какие украинские политики в США более популярны? О ком чаще говорят или пишут?

– Зеленский – первый и самый главный. Он может сделать прекрасные вещи для построения отношений, но может оказаться и как Петр Порошенко – разрушить все. Остальные политики в США не имеют значения. Виталий Кличко тоже неплохой игрок. Но проблема в том, что не имеет значения, что люди здесь, в Америке, думают, что Конгресс думает, что президент Америки думает – имеет значение только то, что думает посольство здесь, в Украине, и это ключевая проблема с нашей формой политики.

– А как к Арсению Яценюку относятся в США, он в своих речах постоянно говорил о дружеских отношениях с США.

– Я думаю, с Яценюком много ясных и неясных моментов. У Яценюка были друзья в Госдепартаменте и посольство слишком восхищалось им, но он всех разочаровал. Как по мне, для многих украинских политиков "зашло солнце", но проблема в недостаточном их опыте. 

– Вопрос покупки Гренландии США заставляет уже не первую неделю обсуждать эту тему всем миром. В Америке действительно серьезно нацелены на такую сделку?

– Да, абсолютно. По поводу покупки Гренландии ведутся дебаты в кулуарах Республиканской партии и Консервативного движения в Штатах уже много лет. И есть много приятных моментов в вопросе покупки Гренландии. Америка всегда прикладывала усилия, когда дело шло об увеличении ее территории. В нашей истории Томас Джефферсон и все великие президенты расширяли земли с помощью денег, а не оружия. И это очень серьезный вопрос и результат очень серьезного анализа. Идея имеет право на существование, но если ничего не получится, мы не собираемся красть ее. 

– Вам не кажется, что для XXI века это довольно "устаревшая" модель – торговать территориями?

– Вы правы, никто в XXI веке не торгует землями, но это хотя бы стоило попытаться сделать. Проходит много дебатов на консервативной арене, и все они связаны с ценой покупки имущества. И даже если бы ее никто не купил, это был бы разумный ход по многим причинам. Но ты не знаешь, пока не спросишь.

Подписывайся на рассылку новостей Страны на канале Telegram. Узнавай первым самые важные и интересные новости!