Антон Шевцов рассказал
Антон Шевцов рассказал "Стране", как по приказу Порошенко тайно вывозили в Молдову судью Чауса

О бывшем начальнике севастопольской милиции Антоне Шевцове "Страна" (да и страна в целом) узнала во время скандальных выборов в Чернигове в 205-м округе. Тогда Шевцов был начальником Черниговской милиции и его обвиняли в работе на Сергея Березенко (ставленника Петра Порошенко), который боролся в округе против Геннадия Корбана. Березенко победил.

А Шевцова вскоре повысили до главы Национальной полиции Винницкой области.

Однако это назначение вызвало большой скандал. В СМИ раскрутили тему о его посещении Крыма уже после аннексии. И своей должности Шевцов лишился. А затем его задержали при попытке выезда в Россию и предъявили подозрение в государственной измене. Шевцов, который помог протеже Петра Порошенко победить в 205-м округе, в итоге впал в немилость и вынужден был покинуть страну. С 2016 года он не появлялся в Украине.

"Стране" удалось обнаружить его в Молдове – там же, где уже третий год скрывается беглый судья Николай Чаус. Чаус был "ручным" судьей Порошенко, который вел дело против Корбана. В августе 2016 года НАБУ задержало Чауса на взятке, которую он прятал в стеклянной банке. В итоге Чаус тайно сбежал из Украины в Молдову, и все это время находился в изгнании. Антон Шевцов утверждает, что знает, как проходил этот побег. По его словам, Чауса вывозили из страны по личному приказу Петра Порошенко сотрудники Госохраны.

С Антоном Шевцовым мы встречаемся в одной из кофеен в центре Кишинева. Нас интересует его роль в незаконной переброске Николая Чауса через украинско-молдавскую границу. Шевцов согласился рассказать "Стране", как это было.

– Первый и главный вопрос: почему мы с вами встречаемся именно в Кишиневе и как вы связаны с судьбой беглого судьи Николая Чауса?

– Началась вся эта история в 2015 году, на 205-ом округе, где избирался Сергей Березенко, а его противником был Геннадий Корбан. Я в это время в Чернигове работал начальником милиции. Там я повел себя по закону, это понравилось Порошенко. Его ближайший соратник Игорь Кононенко в одну ночь привел меня в Администрацию президента и устроил мне встречу с Петром Алексеевичем, где он меня поблагодарил за Чернигов и предложил мне возглавить тогда еще милицию в Винницкой области. 

– Почему именно в Виннице? 

– Потом я уже понял, какие мотивы им двигали. Ему нужно было вернуть под контроль всю Винницкую область и Владимира Гройсмана, который должен был стать премьером, но внезапно оторвался от их компании и начал дрейфовать в сторону "Народного фронта". Меня назначили в Винницу, чтобы я погонял Гройсмана, его папу и их окружение, чтобы они пришли и поклонились Порошенко. Дело в том, что в Винницкой области сложилась ситуация, в которой Владимир Гройсман и его семья контролировали всю властную вертикаль. На них был ориентирован губернатор, председатель облсовета, прокурор области, а начальник СБУ вообще висел на крючке закона о люстрации. Фактически эти люди контролировали весь крупный бизнес в области, контрабанду через границу с Молдавией, спиртовые заводы и прочие коррупционные потоки.

– Вы выполнили свою задачу в Виннице?

– В принципе, стратегически проект Порошенко, касающийся меня, состоялся. Несмотря на то, что меня в дальнейшем принесли в жертву. Для Порошенко это нормально. Он может моряков послать в Керческий пролив, чтобы военное положение ввести. Так случилось и со мной: Порошенко заставил Гройсмана снова войти в свою орбиту, а меня 17 марта 2016 года задержало СБУ. Я, как сказал мне президент, начал наводить в области порядок и столкнулся с семьей Гройсмана, которая, как я уже говорил, контролирует в Виннице все потоки. Представители этой «семьи Буратино» и фальсифицировали против меня уголовное дело по статье 111 УК Украины (государственная измена. – Прим. ред.). Фабулой этого дела являлся тот факт, что я 9 мая 2014 года сопровождал на параде Победы в Севастополе своего деда-фронтовика. Суд не смог в установленный законом срок избрать мне меру пресечения, и меня отпустили, а затем и вовсе прекратили дело, когда меня уволили с должности. Благодаря тому что я входил в близкое окружение президента, мне и известно, как развивалась история с господином Чаусом.

Судья Чаус. Фото – "Украинские новости"

– Вы с Чаусом контактировали лично? 

– Я рассчитывал, что сегодня при встрече нас все-таки будет трое: я, вы и сам Николай. Но Чаус продолжает скрывать те тайны, которые ему известны. Я думаю, что после моего появления здесь и ряда мероприятий, которые я провел, власти Молдовы проявят больший интерес к судье Чаусу. Что приведет, наконец, к экстрадиции Чауса на родину, где он расскажет о том, что знает. Я хотел предложить ему определенный выход из ситуации – вернуться в Украину, предстать перед правоохранительными органами Украины и дать пояснения не по своему делу, а по тому вопросу, как именно он попал в Молдову. Но Николай избежал встречи. 

– Как появилась идея тайно вывезти судью Чауса в Молдову? 

– Это беспрецедентная ситуация в новейшей истории Украины. Судья Чаус, который подлежал люстрации за то, что арестовывал участников Автомайдана, каким-то образом сумел этой люстрации избежать усилиями Администрации президента Порошенко. После этого он попал в зависимость к нему и своему непосредственному начальнику – председателю Днепровского суда Киева Нелли Ластивке.

– В чем был мотив Администрации президента? 

– У АП было много ручных людей, которые подлежали люстрации: сотрудники СБУ, налоговой, судебной ветви власти. Эти люди оказались на крючке. Из АП им звонил какой-то начальник и давал команду, что делать. Человеку не оставалось другого варианта, кроме как эти команды выполнять, ведь он понимал, что в противном случае потеряет свой пост, свою кормушку и т. д. Таких примеров масса. Были люди из депутатского корпуса Порошенко, которые непосредственно курировали эти вопросы. Конкретный депутат отвечал за влияние в конкретной ветви власти. Судья Чаус – характерный тому пример. 

– Поэтому именно на суд к Чаусу впоследствии попал Корбан? 

– Очевидно, что да. Корбана пытались арестовать в Чернигове, где я был начальником милиции. Там не вышло – судьи начали брать самоотводы и отказались его арестовывать в связи с определенной политической мотивацией. И уже после этого его привезли в свой ручной Днепровский суд к своему ручному судье. И судья, который занимался «преступлениями против Майдана», за которые Порошенко обещал всех привлечь, остался на своем посту. Так как я входил в окружение Порошенко, группа сотрудников правоохранительных органов и я лично принимали участие в деле Корбана. Мы, как специалисты, планировали оставить это дело в обычной уголовной повестке. Но Порошенко и его команда из-за своей жадности и глупости перевели это дело в политический контекст. Контекст преследования политического оппонента. Поэтому это дело и передали судье, который находился в зависимости, чтобы он, несмотря на юридические аспекты, избрал Корбану меру присечения – содержание под стражей.

Антон Шевцов, фото: "Страна"

– Как и почему сложилась ситуация, в которой Чаусу пришлось покинуть территорию Украины? 

– После тех событий, о которых мы с вами говорили, НАБУ получило информацию о противоправных действиях судьи Чауса. На тот момент он рассматривал дело о распространении наркотиков. Участники этого производства боялись ответственности за свои действия и пытались решить с ним вопрос. И непосредственно при передаче взятки Чауса задержало НАБУ. После этого были проведены определенные процессуальные действия, а сам Чаус отпущен под честное слово. Ведь у нас в стране действует неприкосновенность судей, и без решения Верховной Рады НАБУ не имело права его задерживать. После этого вышло так, что Чаус сбежал. 

– Когда Чауса задержали с банкой, набитой наличкой, что происходило сразу после этого? Неужто за ним не было минимального наблюдения, чтобы у него не было возможности скрыться? 

– Его привезли в НАБУ и провели с ним следственные действия, которые положены, допросили его. 

– А потом что, отпустили домой из-за неприкосновенности?

– Да. Они должны были избрать меру пресечения через Верховный суд. А так они не имели права его задерживать. Вот, например, как было с Мосийчуком. Позже из его дома его забрали в Ирпень. Из Ирпеня, позже, в Бучу. С этого момента с Чаусом работали профессионалы. Если слежка и была, то от нее избавились.

– А в Ирпене сколько времени он провел?

– До 21 августа 2016 года включительно. Он сначала был в Ирпене, а потом в Буче, по улице Чкалова, 4в. 

– Он просто сидел дома?

– Да, охранник, который с ним общался, приносил ему еду и необходимые вещи. И в определенные день и место передал его представителям Государственной охранной службы.

– А пока он находился в Ирпене и в Буче, не жаловался на тяжелую судьбу? Возможно, пытался сам выйти из ситуации? Связывался со своим покровителем в лице Александра Грановского?

– Грановский является единственным человеком в окружении Пётра Алексеевича, который проявил участие, качающееся моего незаконного преследования СБУ, потому я не хотел бы говорить об этом человеке, но я обладаю информацией, с кем и кто общался. Но я не хотел бы делать за правоохранителей их работу. Я могу дать номер Чауса, по которому они без проблем смогут проверить, с кем он контактировал. Про его связь с Грановским я не могу ничего сказать.

Грановский был единственным человеком из окружения АП, который вступился за меня в моем сопротивлении с СБУ. Могу добавить, что это дело нужно немедленно забирать из НАБУ и передавать его в Государственное бюро расследований. НАБУ все это время бездействовало, хотя имело информацию, где находится Чаус, и где искать людей, которые его вывезли. Первое время после своей эмиграции, особенно зимой 2017 года, он регулярно связывался с АП. Звонил постоянно, у него была истерика. Требовал, чтобы они прекратили против него дело. Очень хотел вернуться домой.

– Вы считаете, что НАБУ сделало недостаточно для его экстрадиции?

– Я не считаю, я это точно знаю. Дело не в экстрадиции, это мы сейчас с вами занимаемся его экстрадицией, потому что этой темой мы поднимем резонанс, и молдавские чиновники дважды подумают, действовать им по закону или нет. А также наши чиновники подумают, скрывать определенные вещи или нет. Я утверждаю, что с осени 2016 года НАБУ знало о том, что я вам сейчас рассказываю, но не предприняло соответствующих мер. Причина тому – ночные посещения гражданином Сытником и еще парой лиц господина Порошенко. Все это было одним кейсом.

 – Почему Чауса вывезли именно в Молдову? 

 – У Петра Алексеевича были тесные деловые отношения с местным олигархом Плахотнюком – фактическим хозяином Молдовы. И по договоренности с этим человеком было принято решение отправить Чауса именно сюда нелегальным образом. 20 августа 2016 года людям, которые контактировали с Чаусом, поступил сигнал о том, что его нужно привезти в определенное место для передачи сотрудникам Госохраны. 

– Но ведь еще 11 августа Борислав Береза написал о побеге Чауса. За девять дней до событий, о которых вы сейчас говорите. Холодницкий тогда опроверг его заявление. Что было на самом деле? 

– Я думаю, что НАБУ было не в курсе местонахождения Чауса. Люди, которые его прятали, – достаточно квалифицированы. А 21 августа около 16:00 Чауса привезли к гостинице «Салют». По улице, которая уходит от гостиницы вниз, есть два кармашка. К одному из них и подъехал черный «Ленд Крузер». Автомобиль, вероятно, служебный ГСО. В нем находилось двое сотрудников личной охраны президента Порошенко. Получили приказ они, по моей информации, от генерала Фдорова – начальника личной охраны президента Порошенко. Их задача была забрать судью Чауса, доставить в аэропорт и посадить на самолет. И этот самолет без прохождения таможенного и пограничного контроля вылетел в Молдову.

– Что все это время происходило с самим Чаусом? Что он чувствовал?

– Ему было очень страшно. Боялся предстать перед правоохранительными органами, боялся, что его заставят дать показания о своих связях с АП. Он натура нервная и, на мой взгляд, сам себе создал проблемы, воспользовавшись помощью Петра Порошенко и его администрации. Поскольку все, кто пользуются его помощью, со временем оказываются в затруднительном положении. И я знаю это по себе. 

– Самолет был частный или государственный? 

– Сам Чаус говорит, что это был государственный самолет. Но я сомневаюсь. Скорее всего, это был частный борт, а звонком из АП было дано указание его не досматривать. Такие вещи практиковались часто. Многие политэмигранты, которые вынуждены были бежать после Майдана, прилетали таким образом на переговоры в АП. Здесь, в Молдове, Чауса встретили представители Николая Тимофти, зависимой фигуры от Плахотнюка. Они обеспечили Чауса также непрохождением пограничного контроля в Молдове, забрали его на автомобиле и отвезли на арендованную квартиру в Кишиневе. С ноября по декабрь 2016 года Чаус проживал по адресу город Кишинев, улица Каушанская. Там его снабжали средствами связи, деньгами. Также он получил карточку на посещение самого дорогого фитнес-центра в Кишиневе, который принадлежит Плахотнюку. Ребята из молдавской АП всегда приезжали на двух машинах. Красивой "Бэнтли" серого цвета и черном "Мерседесе". Приезжали они где-то раз в неделю. 

– Зачем? 

 – Чаус истерил, часто им названивал. У него есть их номер телефона. Обстановка для него была очень нервная: он не понимал, что делать, связи с родиной нет. Вот они и приезжали к нему, наблюдали, чтобы он никуда не делся.

– Бытует мнение, что теплый прием Николая Чауса в Молдове был благодарностью от Плахотнюка Порошенко за экстрадицию молдавского бизнесмена Вячеслава Платона. Это как раз совпало по времени с побегом Чауса. Так? 

– Возможно, и так, возможно, это и часть каких-то деловых взаимоотношений. Но именно здесь люди Плахотнюка патронировали Чауса и продолжают это делать по сей день. Судья Чаус имеет привычку ходить в баню. Эта баня принадлежит одному из чиновников как раз времен Плахотнюка. Его здесь прикрывают, обеспечивают транспортом, дают возможность скрываться от СМИ и правоохранительных органов Украины. Моя частная встреча с ним сорвалась именно по причине участия этих людей.

– А люди, которые перебрасывали Чауса из Украины в Кишинев, не боялись возможных последствий, что придется нести за это ответственность?

– Дело в том, что у Петра Алексеевича была его гвардия, которая являлась его личной охраной. Они, видимо, считали себя Кощеями Бессмертными. Это так внушалось. Они не думали о том, что надо будет отвечать. То, о чем я сейчас говорю, очень легко проверить. У меня есть номер мобильного телефона человека, который забирал Чауса и который был старший в этой группе, в этом "Ленд Крузере". На сегодняшний день еще не истекли сроки возможности получения от операторов мобильной связи данных о трафиках телефонных соединений, поэтому можно установить по этому телефону, с кем он контактировал и где он был. Для сегодняшней Администрации президента и правоохранительных органов это не составит никакого труда. Нужно спросить этих людей, зачем они это делали, находясь на государственной службе, занимаясь охраной президента и покрывая при этом беглых преступников. Они это могли делать только по указанию Порошенко, поскольку он являлся их непосредственным руководителем.

– В дальнейшем они охраняли Чауса и в Кишиневе?

– Нет, охрану здесь осуществляли другие лица. Я не буду их разглашать, хотя я знаю, кто это был, но они не имеют никакого отношения к незаконной деятельности. Они это делали исходя из своих, вероятно, коммерческих побуждений. Нелегально на территории Молдовы Чаус находился под патронатом госбезопасности Молдовы и бывшей Администрации президента Порошенко.

– Как изменилось отношение к Чаусу после смены президента Молдовы?

– Как только Игорь Додон стал президентом, произошло определенное перестроение. С учетом этих внутренних изменений в стране нашими коррупционерами и окружением Петра Алексеевича, а может, и самим Порошенко, было принято решение, чтобы Чаус сдался властям Молдовы. Потому что это же был секрет Полишинеля: НАБУ уже знало, где он, журналисты знали. В связи с этим и было принято такое решение. Это хороший пример уголовной направленности банды Петра Алексеевича. Это нормальный способ криминалитета – сознаться в малом, чтобы избежать большего.

– Сознаться в малом – в чем?

– В незаконном пересечении границы (в Молдове, как и в Украине, это не является тяжким преступлением). Некоторое время Чаус находился под стражей, а потом его выпустили. Он был в очень серьезной панике и начал звонить всем, кому только можно. Хотел выбраться обратно в Украину. НАБУ, на мой взгляд, упустило момент, когда можно было брать его голыми руками, но это уже история. Потом он опять попал под патронат людей Плахотнюка, и они его успокоили с помощью определенных эмиссаров из Украины, и живет он здесь и по сей день. 

– На каком основании он просил политического убежища?

– Когда Чаус сдался официально властям Молдовы и стало известно, что он здесь, то НАБУ официально отправило запрос об экстрадиции. У молдавской стороны не было оснований этот запрос не удовлетворить. При всем влиянии Плахотнюка, существуют международные моменты. Тогда в недрах коллективного ума Администрации президента, людей, которые осуществляли юридическое сопровождение деятельности Порошенко, возникла мысль: "А давайте потянем время". Они подали абсолютно необоснованные юридические прошения на имя нового президента Игоря Додона о том, что преследование Чауса в Украине носит политический характер, правда, чем они это обосновали, я не знаю. 

– Почему Додон отказал Чаусу в предоставлении политубежища? 

– Президент Додон, понимая, что это тема Плахотнюка, в условиях политического противостояния, а также понимая, что это абсолютно не обоснованное прошение, потому что Чаус обычный коррупционер и никакой политики здесь нет, отклонил это прошение. После этого юридическая команда Порошенко, в свойственной ей манере, начала экстренно решать этот вопрос. Они очень заботились, как оставить Чауса здесь, и придумали достаточно распространенный в Украине юридический трюк. Они оспорили в суде решение президента Додона об отказе в предоставлении политического убежища. И это дело, которое очень просто рассматривается, было передано судье, которая «внезапно» ушла в декретный отпуск.

– Это действительно так. Когда я приезжал на одно из заседаний, она как раз и ушла в декрет. 

– Да. И таким образом образовался крючок, на котором это все сейчас висит. Я думаю, что после нашего совместного обращения, и моего, в частности, найдут судью, который рассмотрит это дело, и Чауса благополучно отправят по экстрадиции в Украину.

– А чем занимался Чаус все это время?

– Здесь жил, прятался.

– Увлечения у него есть?

– Ходил в баню и до сих пор ходит. Системно посещает сауну банного комплекса «Олимпия». Ходил на центральный рынок за вениками, салом. Постоянно сало покупает. Оно ему, вероятно, напоминает о родине. По воскресеньям посещает православные церкви, Святогеоргиевскую церковь. Он очень набожный человек. В настоящий момент он передвигается на автомобиле "Мерседес Бенц" 222 черного цвета. Ходит постоянно в одну парикмахерскую рядом с домом. Если правоохранительные органы займутся этим вопросом, то без проблем установят, что к нему регулярно приезжает жена. 

– А откуда у него деньги?

– Я думаю, что из черной кассы Петра Алексеевича. Или это бартер с черной кассой Плахотнюка.

Антон Шевцов, фото: "Страна"

– Еще есть смысл его здесь обеспечивать?

– Конечно, да. Он свидетель. Понимаете, Порошенко, хоть и живет на Луне в своих каких-то убеждениях, что он «отец народа» и «глава нации», но он прекрасно понимал, что выборы он проиграет. Если я не ошибаюсь, то он это понял еще с 2017 года, когда началось падение рейтинга. Ему тогда предлагали покинуть пост, но он решил пободаться. В итоге мы и увидели, что случилось. Страна скинула режим Порошенко законным путем, а не так, как он пришел к власти, на крови через революцию. Естественно, Петр Алексеевич боится уголовных преследований не только себя, но и своей команды. Это вопиющее нарушение закона гарантом Конституции, который должен законы охранять, а он способствовал бегству чиновников судебной ветки власти.

– А самого Чауса не посещала мысль сдаться властям?

– Я думаю, что она в нем живет и сейчас. Я сегодня здесь нахожусь, потому что знаю, что он уже предпринимал определенные попытки. И я хотел дать ему возможность через свои коммуникации с правоохранительными органами Украины сдаться и честно рассказать обо всем, что с ним произошло. Вы же понимаете, что человек живет уже три года в подвешенном состоянии, и ему надо из этой ситуации выходить. А эта ситуация однозначно закончится его экстрадицией в Украину.

– Простите, а откуда вы знаете все эти подробности по Чаусу? Кто и как его перевозил в Молдову, кто патронировал в Кишиневе... Это вам сам Чаус рассказал?

– Еще в 2016 году Порошенко видел, что его родная область (Винницкая) от него оторвалась, – направил меня туда. При нескольких личных встречах он поставил мне задачи навести в области порядок. На этих же встречах Порошенко продемонстрировал мне справку, составленную спецслужбами Украины касательно меня, в которой значились факты моей биографии, участие в параде победы в Крыму в 2014 году, наличия у меня фотографий со спортсменом Николаем Валуевым. При нашем общении Порошенко это нисколько не смутило. Он передал мне приказ о моем назначении, подписанный министром внутренних дел Аваковым и главой Нацполиции Хатией Деканоидзе. Меня это очень удивило, поскольку эти действия президента нарушали регламент назначения в МВД. Но тогда Порошенко для меня был главнокомандующим, и я решил не обращать внимания на его действия, идущие вразрез с действующим законодательством. При этом я никогда не проходил собеседований – ни в министерстве у Авакова, ни в полиции у Деканоидзе. На вопрос – как я буду работать в такой ситуации, в частности, с Аваковым, Петр Алексеевич сказал мне, куда нужно Авакова посылать. Таким образом я вошел в окружение Порошенко. Потому я и знаю детали истории Николая Чауса.

– И все же, откуда вы так хорошо владеете ситуацией по побегу Чауса?
 
– Скажем так. В этой операции принимали участие близкие мне люди.

– А почему вы решили именно сейчас об этом рассказать?

– Почему я стал заниматься Чаусом именно сейчас, хотя я знал это очень давно? Я выиграл все суды в Украине против СБУ и прокуратуры. На сегодняшний день против меня не возбуждено ни одного дела и у меня есть решения суда, что все действия СБУ и прокуратуры в отношении меня признаны незаконными. Таким образом я завершил процесс реабилитации. Я решил на волонтерских началах заняться восстановлением определенной справедливости по тем вопросам, о которых мне стало известно. Сейчас в Молдове я и занимаюсь этой проблемой.

– Какие дальнейшие перспективы у Николая Чауса?

 – Вариант первый – это выйти на контакт с правоохранительными органами Украины. Ему нужно дать четкие показания о том, что происходило в дни его вынужденного переезда в Кишинев. Также у меня есть ряд свидетелей и ряд неопровержимых доказательств, которые помогут в расследовании. Ему нужно выбираться из той ситуации, в которую его вогнал Петр Алексеевич, а именно он сделал Чауса беглым преступником. Николаю Чаусу необходимо возвращаться в Украину и становиться свидетелем в деле против Порошенко.

 – Сейчас Чаус находится под охраной Плахотнюка?

– Сейчас он находится под охраной людей, которые ориентированы на Плахотнюка.

– Как долго это будет тянуться?

– Я думаю, что все зависит от новой молдавской власти. Они должны проявить четкую правовую позицию, зарегистрировать производство по этому факту и начать ворошить все это дело. В таком случае эти люди сами откажутся от Чауса.

– А он может получить неприятности, если сам заявит о своем желании добровольно сдаться?

– Конечно, эти люди будут его кошмарить и говорить, что его убьют и так далее. Ему нужно пользоваться поддержкой людей, которые ему объяснят, что это не так. Порошенко и его команда сейчас заинтересованы в том, чтобы он был беглым преступником и скрывался. Возможно, после публикации этого интервью Порошенко назовет все сказаное мной провокацией Кремля, но, если понадобится, я позволю себе напомнить ему, что мои политические взгляды и поступки его отнюдь не волновали, когда он назначал меня на должность главы Винницкой полиции. У меня нет никаких политических амбиций. И все те судебные дела, которые я веду с МВД, нацелены только на то, чтобы проучить мою любимую организацию, чтобы они правильно оформляли увольнения своих сотрудников. Хотя и не очень верю в какие-то продвижения в этом вопросе. Но я хочу передать Петру Алексеевичу, что я обязательно приду на то судебное заседание, когда ему будут зачитывать приговор.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!