Это слушание уже пятый год подряд собирает почти весь судейский состав Святошинского районного суда - за трибуной восемь представителей Фемиды, на скамье подсудимых - пятеро бывших сотрудников спецподразделения "Беркут".

Экс-силовикам инкриминируют убийства активистов Майдана 20 февраля 2014 года. Весной того же года были задержаны сотрудники "Беркут" Сергей Зинченко, Павел Аброськин, через год - Сергей Тамтура, Александр Маринченко, а летом 2015 бывший заместитель командира киевского "Беркута" Олег Янишевский.

С ним и пообщалась "Страна" накануне пятой годовщины трагедии. 

 - Олег, расскажите о событиях 18-20 февраля, где находилось ваше подразделение и какие выполняло задачи? 

- 18 февраля большинство правоохранителей находилось возле Верховной Рады, в том числе и в правительственном квартале. Должно было проводиться пленарное заседание, а информация поступила, что будут провокации. Ожидалась какая-то "мирна хода", но, понятное дело, что она была совсем не мирная. Правоохранители заблокировали все подступы к Верховной Раде, депутаты заходили через другие ходы - через комитеты в арку. Когда подошли протестующие, то поначалу ничего не предвещало никаких движений - эскалации как бы не было. Все было перегорожено и машинами, и личным составом, и внутренними войсками, и "Беркут" был. Но в какой-то момент митингующие начали забираться на транспорт, за которым находились "Беркут" и внутренние войска. Они начали отжимать позиции. До определенного момента "Беркут" с внутренними войсками их сдерживали, но потом по правоохранителям стали метать камни, стрелять, появились раненные. 

- Как дальше разворачивались события?  

- Все проезды - Крепостной переулок, улица Шелковичная, Садовая улица - они со стороны Шелковичной были заблокированы, и силовики как бы толпу эту вытеснили. Но самое серьезное противостояние было на углу Шелковичной и Институтской. Оно длилось несколько часов, с переменным успехом проходила бойня - коктейли летели, брусчатка, машины поджигали гражданские, парадные, там, где личный состав силовых структур находился. И, в конце концов, тогда приняли решение оттеснять митингующих на Майдан. И в один из моментов, я тогда шел со своим товарищем - замкомандира полка Колей Тягниревым, на Институтской и на углу Крепостного переулка, он получил огнестрельное ранение. Пуля ему пробила бронежилет. Я его эвакуировал, с ещё одним человеком, во дворик управления госохраны - на Шелковичной есть возле Верховной Рады.

В том помещении, куда мы принесли Колю был развернут импровизированный госпиталь и там лежали раненые бойцы. У них у всех были огнестрельные ранения - бойцы внутренних войск, милиционеры, "Беркут". Когда мы раздели Колю, то поняли, что у него тоже огнестрельное. Слева он получил ранение - пуля прошла на вылет, но сердце не задело чисто случайно. Я потом побежал за своей машиной, погрузили мы его, довёз до скорой. А в этой же скорой уже эвакуировали ещё наших двоих ребят - они тоже получили пулевые ранения. Это ведь был не совсем мирный протест. К примеру, Вадим Озёрский получил пулевое ранение в живот, ему удалили селезёнку. Это все было 18 февраля.

Расскажите о событиях 20 февраля, как все происходило? 

- Утро 20-го началось с докладов по радиостанции от командиров. Первым начал докладывать командир днепропетровского "Беркута", что у него есть раненые, что стреляют с консерватории. У сотрудников милиции посменно все менялись - одно подразделение простояло где-то 4 часа - поменялись и следующее подразделение зашло. "Беркут" меняется на "Беркут", внутренние войска меняются на внутренние войска. Люди находились без оружия. Было принято решение уводить личный состав, ведь расстреливают. В принципе, подразделения милиции отходили организованно, но из-за того, что Институтская улица она ж узенькая сама по себе, и масса народу должна была выйти и технику вывезти, то выходили где-то организовано, где-то хаотично.  

- Напомните, как должен по закону поступать сотрудник правоохранительных органов, если против него используют оружие? 

Действовать необходимо адекватно ситуации согласно Закону о милиции. У нас все регламентировано, есть устав, есть статьи. Каждый для себя понимал сложившуюся ситуацию. Следует напомнить, что согласно материалам уголовного дела, первыми, кто применил силу в период акции протеста на Майдане - были активисты. Если говорить про 20 февраля 2014 года, то опять-таки, согласно материалам уголовного дела огнестрельное оружие с 05:00 утра 20 февраля 2014 года активисты начали массово применять по сотрудникам милиции, вследствие чего среди только личного состава ВВ и МВД по городу Киеву 63 человека получили огнестрельные ранения и ещё мы знаем о десятках погибших милиционеров.

- То есть тогда, когда вы шли 18 февраля 2014 года со своим товарищем, которого ранили на ваших глазах - по нему могли применить оружие?  

- Мы шли безоружные с ним вдвоем, так сложилось, что нужно было догонять свой личный состав. Вместе с внутренними войсками "Беркут" шел на Майдан. Командир был впереди, а мы с Колей догоняли, у нас в руках были только радиостанции. Средства защиты были - бронежилеты под бушлатами, а оружия у нас не было. А откуда произошел тогда выстрел никто не разбирался, но он произошел с того направления куда мы шли. Бетонную баррикаду тогда ещё не освободили, работники милиции ее еще не перешли. Вот выстрел был где-то примерно с той стороны. 

- Как можете прокомментировать Закон Украины "О запрете уголовного преследования активистов майдана"?  

- Людям нужно уйти от ответственности, хотя есть же и вторая сторона. Давайте спросим, гипотетически у генерального прокурора: "Как расследуются смерти правоохранителей?" - никак. Они вообще не расследуются, это я знаю на примере своих бойцов и погибших, и раненых. Того же Вадима Озёрского, того же Толика Лавиненко. Это все фамилии на слуху, потому что их сейчас преследуют за якобы тот разгон. Ничего не расследуется, людей просто убрали от ответственности. Они же своих и защитили от ответственности. Очевидно, что на протяжении всех 5 лет имеет место дискриминация по отношению к сотрудникам милиции. Нас пытаются сделать виновными - не доказать вину, а именно назначить виновными - при этом не расследуют факты и не принимают законные решения по преступникам, которые убивали сотрудников милиции и гражданских людей тоже. Существует достаточно информации о том, что ГПУ располагает доказательствами, кто привозил оружие на Майдан, сколько платили, кто и кому платил, кто за это отвечал, установлены лица, которые отвечали за раздачу оружия и организацию его применения в обе стороны - это есть. Эти люди есейчас в Верховной Раде и в других органах. Но ответственности они не несут.

- Вы доверяете сегодня следствию ГПУ, которое ведет расследование событий на Майдане?

- Не доверяю. Всё следствие заточено на выполнение заказа "высоких кабинетов", в которых сидят заинтересованные лица. Эти люди никогда и ни при каких обстоятельствах не допустят объективного расследования событий на Майдане, так как следствие неизбежно выйдет на заказчиков расстрела в эти же "высокие кабинеты". В ходе судебных заседаний ряд свидетелей обвинения, подчеркиваю - обвинения, и это в основном протестовавшие тогда на Майдане, - заявляли о том, что огонь по ним велся из зданий, которые контролировала оппозиция. Им стреляли в спину. Также некоторые из них подтверждали, что у протестующих было оружие. Есть уже установленные люди, которые отвечали за завязку конфликта 20 числа, чтобы произошло то, что произошло. Наверное, мы их назовём или в судебном заседании, а может придумаем какую-то расширенную пресс-конференция для этого чуть позже. Мы считаем, что пока объективное расследование возможно только в рамках международного расследования или с участием международных следственных групп. Как известно, создание такой мониторинговой комиссии Совета Европы по расследованию преступлений на Майдане было прописано в Соглашении от 21 февраля 2014 года. Но выполнено не было. Наша сторона защиты обратилась с письмами в Совет Европы, странам-гарантам подписания Мирного соглашения: Франции, Германии, Польше с просьбой выполнить пункт 4 этого соглашения и создать независимую европейскую комиссию по расследованию преступлений на Майдане

- Кстати, а как вы оцениваете версию о событиях на Майдане, изложенную в документальных фильмах журналистов Италии и Израиля о грузинских и прибалтийских снайперах, расстреливавших, как сотрудников правоохранительных органов, так и митингующих?

- Оценку показаниям очевидцев, которые изложены в документальных фильмах, а также зафиксированную нашими адвокатами на протоколы, должны давать не мы, а ГПУ и суд. Для нас очевидно, что огонь по гражданским людям и по сотрудникам милиции вели со скрытых точек, в частности: дом Консерватории, гостиница "Украина", дом Укркоопспилки, отель "Козацкий". Это не мои догадки, а факты, которые доказаны материалами уголовного дела, которые рассматриваются в суде. Единственное, что нам бы хотелось, чтобы этим доказательствам дали объективную оценку ГПУ и суд.

- И всё же, давайте уточним, тогда на Майдане была информация о таких снайперах?

- Все было на уровне оперативной информации и командир доводил личному составу, что есть люди, которые по нам стреляют. Я могу сказать, что на тот момент Ярема (после Майдана стал первым вице-премьером, а потом и Генпрокурором - Прим.Ред.) ходил со своими людьми по Майдану. Он опознавал оперативных сотрудников и после этого их или выводили с территории Майдана или забирали крепкие спортивные товарищи в КГГА. Конкретных точек не было видно, где могли быть снайпера, но вот уже 20 числа, когда была открыта стрельба по "Беркуту", то первая информация, которая пришла, говорила о том, что стрельба велась со стороны консерватории. Вторая точка - это крыша Жовтневого палаца, когда уже они зашли туда. И как бы ещё есть несколько точек на "Украине" и "Банк-Аккорд".

Бывшие сотрудники спецподразделения "Беркут" (слева на право) Сергей Зинченко, Александр Маринченко, Олег Янишевский. Фото "Страна"

- Как считаете, кто виноват в произошедшем? Кто должен понести наказание?

- Многогранный вопрос. Где-то есть руководители силовых структур. Возможно, нужно было действовать жестче. Францию ведь никто сейчас не критикует. Виноваты и все лидеры Майдана - комендант Парубий, Яценюк, Кличко, тот же Ярема. Все действовали в одном направлении. Понятное дело им надо было брать Януковича, но ради этого они пошли на провокации и пролилась кровь.

- Можете немного рассказать о своем тюремном быте? Как он устроен? 

- Сотрудников правоохранительных органов отдельно содержат от остальных. На этаже есть конечно, разные люди, но бывшие правоохранители отдельно находятся. Я сижу с двумя военными. Камера у нас небольшая - 6×3,5 кв.м. Семья, безусловно плохо это все переживает. Я детей не видел уже 4 года! На свидания жена и мама приходит, а вот детей 4 года не видел.

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!