источник фото: facebook.com/olexiy.dubilet
источник фото: facebook.com/olexiy.dubilet

Летом нынешнего года одним из наиболее обсуждаемых событий в украинском сегменте интернета стало известие о том, что в Швеции вводится принцип обязательного получения согласия на секс. Скандинавы посчитали – в случае отсутствия такового "согласия" одной из сторон половой акт считается изнасилованием.

С 1 июля этот нормативный акт, ужесточающий наказание за сексуальные преступления, вступил в силу. Комментируя саму идею внедрения такой новации на практике украинский айтишник Александр Краковецкий на своей странице в Facеbook в шутливой форме представил, как аналогичный закон действовал бы в отечественных реалиях.

Источник фото: facebook.com/alex.krakovetskiy

По иронии судьбы, пост Краковецкого был обнародован через две недели после того, как Верховная Рада проголосовала за введение в Украине закона, во многом идентичного шведскому. А 6 декабря 2017 года парламентарии поддержали законопроект "О внесении изменений в отдельные законы Украины в связи с ратификацией Конвенции Совета Европы о противодействии насилию в отношении женщин, домашнему насилию и борьбе с этими явлениями" (известный также, как закон 2227-VIII), который революционным образом меняет трактовку изнасилования и сексуального насилия сквозь призму Уголовного кодекса. Эти новации вот-вот вступят в силу – уже с 11 января 2019 года.

Что они кардинально меняют, в чьих интересах внедряются, как будут работать на практике и какие новые риски несут – разбиралась "Страна".

За новые подходы в практике секса ратует "женщина третьего тысячелетия"

Для начала уясним, что собой представляют изменения в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины. Украинские нардепы их приняли в декабре прошлого года под предлогом реализации положений Конвенции Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин. 

Часть радикальных новелл, в частности, касающихся принудительного выселения домашних насильников, "Страна" подробно разбирала ранее. С января 2019 года вступают в силу и прочие его аспекты, касающиеся криминализации домашнего насилия, принуждения к заключению брака, абортам или стерилизации и т. п.

Еще более фундаментальный слом устоев предусматривается в закреплении обновленных подходов к преступлениям против половой свободы и неприкосновенности лица, где вводится императив "добровольного согласия". А параллельно делается попытка разграничить изнасилование с прочими формами сексуального насилия.

Сторонники новых подходов (а в пуле тех, кто агитирует за позитивные новшества закона 2227-VIII, – супруга главы ГПУ и представитель президента в парламенте Ирина Луценко, а также ряд неправительственных организаций, финансируемых за счет грантов из-за рубежа) представляют их как своего рода "революцию", радикальным образом меняющую подходы в уголовном преследовании насильников.

Это подается как противодействие "домашним тиранам" в семьях.

В чем суть нововведений и при чем здесь английское чаепитие

В результате Украина станет одиннадцатым по счету государством в Европе (вслед за Великобританией, Бельгией, Кипром, Люксембургом, Исландией, Германией и т. д.), где сексуальные действия, совершенные без добровольного согласия партнера будут квалифицироваться как изнасилование или сексуальное насилие.

Как считают сторонники новшеств, такая трактовка будет соответствовать позиции ЕСПЧ (в решении по делу "М.С. против Болгарии" №39272/98 от 4 декабря 2003 года), где суд установил – государство обязано расследовать каждый половой акт, осуществленный без согласия потерпевшего лица, даже если оно не оказывало физического отпора.

Источник видео: youtube.com/PressClub Lviv

"Изменения в уголовном законодательстве в отношении сексуального насилия будут действительно революционными, потому что полностью меняется идентификация действий, которые признаются противоправными и за которые лицо должно нести ответственность. Сегодня по части изнасилований и сексуального насилия Украина имеет древнее законодательство, по которому привлечение к уголовной ответственности возможно только в случае, если были применены угрозы, сила или злоупотребление уязвимым состоянием потерпевшего лица", – объясняет свое видение ситуации Галина Федькович, юрист ОО Центр "Женские перспективы".

Действующая редакция статей Уголовного кодекса за изнасилование, источник фото: zakon.rada.gov.ua

С 11 января все кардинальным образом меняется: отныне во главе угла законодатель поставил наличие или отсутствие согласия на секс.

Изменение подхода к самому понятию изнасилования налицо. Если ранее таковым считался половой акт, осуществленный с угрозами и применением силы, то теперь составом преступления будет считаться "проникновение в тело партнера без его добровольного согласия". И именно вокруг данного "согласия" (а точнее, вопроса его наличия или отсутствия) и будут конструироваться фабулы уголовных дел в отношении вероятных насильников.

Законодатель сделал примечание, что если лицо не сказало четкое "да" накануне интима, то это следует трактовать как несогласие. К еще одному важному новшеству следует отнести нормы, согласно которым потерпевшее лицо не обязано в процессе судебного расследования доказывать, что оно пыталось оказывать сопротивление сексуальному насилию.

Редакция УК Украины, которая вступит в силу с начала следующего года, источник фото: zakon.rada.gov.ua

"Несогласие – это несогласие, отсутствие несогласия – это также несогласие", – считает активист "Женских перспектив" Марта Чумало.

В качестве обоснования своих аргументов логичности новой трактовки сексуальных преступлений украинские общественники пользуются роликом полиции Великобритании, где получение согласия на половой акт сравнивается с предложением выпить чаю.

Источник видео: youtube.com/women's perspectives

Что не так с "сексуальным законом"

Основной вопрос, который едва ли не с самого начала обсуждается в юридических кругах, – каким образом доказать наличие или отсутствие согласия?

Законодатель не предусмотрел, каким образом идентифицировать его, поскольку в отношении "согласия" есть только одно примечание, которое ровным счетом ничего не объясняет. Тем самым создавая почву для различного рода манипуляций на "сексуальном фронте", включая шантаж со стороны лиц, внезапно посчитавших себя жертвами насилия.

Вот что говорит "Стране" об этом собеседник в органах прокуратуры: "Закон абсолютно сырой. Простой пример: что делать, если партнер сначала согласился, а потом начал шантажировать тем, что якобы не давал согласия и его изнасиловали? Четко согласие нигде не регламентируется, даже при написании соответствующей расписки позиция одного из участников после полового акта запросто может измениться – мол, это лицо говорило четкое "нет". А расписку вынуждено было написать под давлением".

Еще один ряд "подводных камней" закона – новые формулировки статей за изнасилование (ст.152 УК Украины) и сексуальное насилие (ст.153 УК Украины). Первая из них была выписана так, что лицом, которое совершило такое деяние, может быть исключительно мужчина.

Речь идет о юридической конструкции, где говорится о том, что потерпевшим в данном составе преступления является лицо, которое испытало "вагинальное, анальное или оральное проникновение". Ведь очевидно, что в случае недобровольного полового акта со стороны женщины в отношении мужчины, как такового "проникновения" в тело жертвы не происходит.

На другую очевидную коллизию в своих выводах обращало внимание и Главное научно-экспертное управление парламента при оценке закона 2227-VIII. Здесь указали, что при определенных обстоятельствах виновные лица (скорее всего, имелись в виду женщины-насильницы) смогут избегать уголовной ответственности, когда речь идет о "проникновении в тело потерпевшего". Дело в том, что их действия отныне будут подпадать под ст.154 УК Украины, а не профильную статью об изнасиловании.

В результате этого казуса с "проникновением" за недобровольную половую связь взрослой женщине с несовершеннолетним будет грозить как максимум арест на полгода, в то время как за аналогичные действия с несовершеннолетней мужчине "светит" от 7 до 12 лет тюрьмы. А за секс с женой, которая постфактум (в силу, например, бытовой ссоры, разногласий из-за детей, собственности и т. п.) решит написать на него заявление, – от 3 до 5 лет заключения.

Третьим нонсенсом является формулировка, где гениталии (речь идет о мужском половом органе) отнесены к категории "предметов", которыми пользуется насильник. Фактически часть организма сильной половины человечества законодатель трактовал как сторонний предмет.

Каким образом правоохранители намерены рубить эти и другие "гордиевы узлы", дабы не допустить превращения новелл Уголовного кодекса в бич для мужчин, – покажут время и судебная практика. По информации автора этих строк, в настоящее время силовики ожидают детальных разъяснений в части применения на практике норм закона 2227-VIII.

Тем временем, даже идеологи борьбы с домашним и секснасилием отмечают – большинство украинцев не в курсе новшеств, которые их ожидают сразу после новогодних праздников. Согласно данным онлайн-опроса "Женских перспектив" (хотя и его итоги вряд ли можно считать репрезентативными), из 1220 опрошенных (где лишь каждый пятый оказался мужчиной) – 56% вообще не слышали о новациях в УК Украины в части изнасилования и сексуального насилия, а еще 7% затруднились с ответами. За год с момента провозглашения, отечественная "сексуальная революция" широким массам абсолютно не известна. 

Но, тем не менее, в Украине уже рассылается реклама специальных мобильных приложений, при помощи которых можно зафиксировать "согласие на секс".

Подписывайся на Страну в Twitter. Узнавай первым самые важные и интересные новости!