Борис Герман (слева) и Тарас Стельмашенко, источник фото: hromadske.ua
Борис Герман (слева) и Тарас Стельмашенко, источник фото: hromadske.ua

19 декабря из здания Шевченковского райсуда Киева вышел, вдыхая воздух свободы, уроженец Черкасс Тарас Стельмашенко.

Последние полгода 40-летний мужчина провел под арестом в рамках расследования так называемого "дела Бабченко" – скандальной истории с инсценировкой убийства российского журналиста и якобы подготовки целой серии терактов в Украине, жертвами которых должны были стать журналисты, блогеры и общественные деятели страны (в одной интерпретации – 30, а в другой – сразу 47 человек).

Роль Стельмашенко в этой эпопее эсбэушники представляли в канве его участия в составе диверсионных групп, в чьи задачи входила целая серия злодеяний по фактическому нагнетанию паники в стране. Но при рассмотрении его дела по сути Военная прокуратура отказалась от обвинений по статье "Теракт" (ч.3 ст.258). В результате Тарас все-таки был осужден, но условно – он признал вину по "легкой статье" о незаконном хранении оружия.

С чем связан такой неожиданный поворот истории и как судьба Стельмашенко может повлиять на дальнейший ход развития событий по "делу Аркадия Бабченко" – разбиралась "Страна".

Тарас Стельмашенко, источник фото: dw.com

 

"Диверсант" из телефона Германа

Напомним, что о фактическом существовании Стельмашенко в истории с якобы упрежденной серией заказных убийств еще в середине июня первым написало наше издание. На тот момент прокуроры лишь подтверждали факт задержания и ареста "гражданина "Т", коим и оказался уроженец Черкасс. Но как он был связан с исполнительным директором УНСП "Шмайсер" Борисом Германом, которому следствие отводило роль организатора убийства Бабченко, долгое время оставалось невыясненным.

Завесу тайны позднее приоткрыл замначальника Главного следственного управления СБУ Богдан Тиводар. На созванном брифинге для СМИ он пояснил, что эпизод с ликвидацией опального российского журналиста – лишь первое из запланированных преступлений, заказчиком которых якобы выступает представитель "фонда Путина" Вячеслав Пивоварник. Для других темных дел у работодателей последнего, якобы связанных с ФСБ РФ, в Украину было отряжено несколько диверсионных групп. По версии ведомства Василия Грицака, в одну из таких "ликвидационных команд" и входил Стельмашенко.

Основанием так считать отечественные "чекисты" называли переписку в мессенджере Telegram, которая велась между Пивоварником и Германом. В ходе этого общения мужчины обсуждали организацию перелета троих "диверсантов" по маршруту Ростов – Москва – Стамбул – Киев, а Борису Львовичу для организации этого высылались фото паспортов этих мужчин. В том числе и Стельмашенко. Эта переписка и послужила основанием для взятия уроженца Черкасс под стражу, где он провел более полугода.

Вину в якобы подготовке серии терактов мужчина отрицал с первого дня его задержания. Автор этих строк периодически сталкивался в здании Киевского апелляционного суда с адвокатами Стельмашенко, где они оспаривали избранную ему меру пресечения в виде безальтернативного ареста. Защита "диверсанта" стояла на том, что их клиента "прицепили" к "делу Бабченко" на основании ничем не подтвержденных умозаключений и переписки третьих лиц. А сам Стельмашенко на самом деле никогда не был знаком ни с Германом, ни с Пивоварником. И ввиду этого не был в курсе их якобы преступных планов.

Разворот на 180 градусов

Впрочем, вплоть до начала зимы следствие не брало это во внимание. Согласно первоначальной версии обвинительного акта, который зашел в Шевченковский райсуд Киева в ноябре, Стельмашенко инкриминировался найденный у него пистолет Макарова и патроны к нему (ч.1 ст.263 УК Украины), а главное – терроризм (ч.3 ст.258 УК Украины). Уже в суде представитель гособвинения – прокурор Главной военный прокуратуры Роман Цыб – отказался от претензий к Стельмашенко по последнему пункту.

В "военке" воздержались от комментариев, с чем связан такой поворот истории, а сам Бабченко написал пост, где указывает – к его "убийству" уроженец Черкасс не имеет никакого отношения.

В свою очередь адвокат "диверсанта" Валерий Лавренов говорит, что "пидозра" в подготовке терактов Стельмашенко с самого начала была необоснованной ввиду отсутствия состава преступления. И, по сути, его клиента полгода продержали под стражей на основании домыслов, которые сами же силовики отказались заявлять в суде.

Источник в юридических кругах объясняет, для чего на самом деле спецслужбам понадобился Стельмашенко в истории "дела Бабченко".

"Многие не верят в заявленную версию следствия, где целый ряд событий, начиная с "убийства" этого журналиста, составления каких-то списков жертв и тому подобное выглядит как провокация самих же силовиков. Чтобы спрятать концы в воду и придать веса истории, они начали рассказывать про каких-то обнаруженных киллеров-террористов. Параллельно "закрыли" заседания по тому же Герману, когда ему по особо тяжкой статье дали по сделке приговор на 4,6 года, чтобы никто не знал деталей дела и не всплыли бы доказательства тотальной фальсификации", – указывает он.

У руководства Главной военной прокуратуры иная трактовка ситуации. В интервью изданию Liga, которое записывалось 12 декабря, заместитель генпрокурора Анатолий Матиос так объяснял шаги ведомства в "деле Бабченко" и сокрытие от общественности текста приговора Борису Герману: "Основное уголовное производство является нераскрытым. Эпизод с Германом раскрыт. Он пошел на сделку со следствием, и суд назначил наказание. Засекретили, потому что в приговоре много материалов, по которым не закончено расследование".

Интересно, что тогда Матиос заявлял, что история Германа в канве "дела Бабченко" – не единичный случай. "Еще были обнаружены две диверсионные группы, члены которых приезжали выполнять подобные задачи: кто-то задержан, некоторые находятся в розыске. Посягательства и угрозы никуда не исчезли", – отмечал главный военный прокурор.

Через неделю после этого его подчиненные фактически дезавуировали слова Матиоса – "диверсант" Стельмашенко вышел на свободу. Существуют ли на самом деле прочие "террористы", которых якобы продолжает искать следствие, а также их имена – неизвестно.

За всех ответит Пивоварник

По крайней мере адвокат Лавренов указывает – в эпизоде Стельмашенко таких лиц не содержалось в тексте даже изначальной "пидозры". "С момента его задержания в Черкассах мне известно было только о нем", – говорит защитник.

Не знает "диверсантов" и адвокат Валентин Рыбин, вступивший в "дело Бабченко" с другой стороны. С защитником подписал договор Вячеслав Пивоварник, производство в отношении заочного осуждения которого передано во все тот же Шевченковский райсуд.

Заявление Вячеслава Пивоварника, источник видео: facebook.com/valadvocat

20 декабря должно было состояться подготовительное заседание на этот счет, но его перенесли из-за участия одной из судей "тройки" (Марины Антонюк) в Съезде судей.

"Конечно, я читал, что Стельмашенко вышел на свободу, а Герману дали четыре с половиной года по сделке со следствием. С прочими материалами дела Пивоварника я только начинаю знакомиться. По сути, все, что мне было предоставлено, это текст обвинительного акта, но чем подтверждается позиция прокуроров (улики, доказательства, материалы НСРД и следственных действий), пока не в курсе. В целом есть лишь согласованная позиция с клиентом о том, что он невиновен, но каким образом мы будем выстраивать линию защиты, станет понятно после ознакомления с делом", – говорит "Стране" Рыбин.

Адвокат добавляет: исходя из последних событий многое указывает на то, что прокуроры намерены "повесить всех дохлых собак" на Пивоварника, дабы таким образом "сохранить лицо" в скандальной эпопее с Бабченко и Ко. "Для того чтобы не допустить этого и обеспечить качественную защиту, я и появился в деле", – резюмирует Рыбин.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!