New York Times проиллюстрировал материал красноречивой фотографией с заседания парламента, на котором Порошенко призывал проголосовать за военное положение.
New York Times проиллюстрировал материал красноречивой фотографией с заседания парламента, на котором Порошенко призывал проголосовать за военное положение.

В мире продолжают обсуждать введение военного положения в Украине из-за инцидента в Керченском проливе. Причем все больше западные СМИ приходят к выводу, что за этим стоит желание президента Петра Порошенко пропиариться перед выборами и поднять рухнувший рейтинг.  

А вот как будет выполняться военное положение и какие права украинцев оно заденет - мировые медиа не нашли ответа.

Намеренно ли Порошенко преувеличивает российскую угрозу 

В отношении западных СМИ к заявлениям Порошенко чувствуется скепсис.

"Президент Украины предупредил на этой неделе о "полномасштабной войне", заявив, что обнаружил недавнее наращивание числа российских танков на границе. Но фактически Россия начала перемещать армейские подразделения ближе к Украине четыре года назад. По словам аналитиков Гарфердского Белфер-центра, это со временем привело к существенному расширению военного присутствия России. То есть, ничего нового", - пишет Guardian.

"Намеренно ли Порошенко преувеличивает неизбежность российской угрозы?" - задается вопросом издание.

В марте следующего года у Порошенко есть шансы проиграть президентские выборы. Его оппоненты в разговоре с изданием предположили, что акцент на угрозу безопасности Украины и навязывание военного положения могут подорвать демократический процесс в стране. По словам одного из таких оппонентов, чье мнение цитирует газета, переизбрание Порошенко основывается на националистической триаде: "язык, вера, армия".

Западные мотивы, по мнению газеты, также подозрительны. Ястребы Пентагона заинтересованы в укреплении поддержки Дональда Трампа для НАТО в целом и Украины как страны, стремящейся в НАТО, в частности. Нынешний кризис можно было бы использовать для сближения США и Европы и укрепить ситуацию с продажей западных вооружений Украине.

Есть разные мнения и о мотивах Путина. Западные аналитики предполагают, что он хочет блокировать индустриальные порты на Азовском море и на востоке Украины, тем самым экономически ослабив Киев и продемонстрировав превосходящий контроль Москвы. Также это может быть реакцией на план Украины по созданию новой военно-морской базы на Азовском море. Такая реакция, в свою очередь, может быть частью долгосрочной стратегии России по вытеснению НАТО из черноморского региона.

С другой стороны, продолжает издание, внутрироссийский рейтинг доверия Путину снижается из-за пенсионной реформы и экономических проблем, вызванных санкциями. После аннексии Крыма в 2014 году рейтинг президента взлетел с 30% до 80%. "Возможно, он пытается повторить этот трюк и повышает ставки. Если это так, то это опасная игра".

"Если Путин надеялся продемонстрировать противоречия Запада и использовать амбивалентность Трампа, он преуспел. Если Порошенко, запустив то, что Москва называет провокацией, хотел повысить шансы на собственное политическое будущее, он, возможно, тоже преуспел. А может быть, все проще. Возможно, легковозбудимые российские командиры среднего уровня просто превысили свои полномочия. Это правдоподобно. И вот именно так-то и начинаются войны", - заключает Guardian.

Срыв выборов и поднятие рейтинга

О том, что изначальной задумкой Порошенко был срыв выборов, пишет National Public Radio (NPR). 

"Отечественные оппоненты непопулярного президента обвинили его в планировании использования военного положения в качестве способа приостановить выборы, намеченные на 31 марта. Но Порошенко смог заставить украинский парламент утвердить эту меру только после того, как смягчил свое предложение, уменьшив срок военного положения, которое вступило в силу в среду - до 30 с 60 дней, ограничив его приграничными регионами и обещая не откладывать выборы", - пишет Лусиан Ким, международный корреспондент NPR.

Интернет-издание цитирует Соню Кошкину, редактора киевского новостного сайта lb.ua, которая писала, что отсутствие прозрачности Порошенко в принятии военного положения увеличило "разрыв между правительством и украинским народом". Украинский журналист Максим Эристави предупредил, что само по себе военное положение может сокрушить украинскую демократию.

Расчет Порошенко с введением военного положения мог быть и иным - не на срыв выборов, а на поднятие своего рейтинга демонстрацией жесткости по отношению к России. 

"Возможно, г-н Порошенко мог бы улучшить свою президентскую кампанию, выглядя как жесткий лидер, бросающий вызов России", - выдвигает версию New York Times.

Туманное положение

Издание пишет о туманности вокруг военного положения - как оно будет работать на практике, эксперты не знают.

"Порошенко пытался успокоить общественность посредством телевизионного интервью и сообщений в Facebook о том, что закон - это ответ на то, что он назвал новыми российскими военными угрозами в минувшие выходные, и будет применяться только в случае вторжения и что он не будет ограничивать гражданские свободы. Но юристы, дипломаты и другие эксперты заявили, что все - как тумане.

"О самих ограничениях ничего не известно", - сказал Евгений Капивин, юрист, который работает над правительственной реформой.

Г-н Порошенко оправдал свои действия тем, что он назвал знаками того, что Россия может захватить другие территории Украины, и граждане должны быть готовы сопротивляться.

New York Times отдельно отмечает нюанс с публикацией в официальной газете "Урядовый курьер" более старой версии закона, которую Порошенко вынужден был изменить.

Офис Порошенко не ответил на запрос издания о разъяснении закона, в который входят 10 провинций, граничащих с районами, где размещены российские войска, а также вдоль Черного и Азовского морей.

Роман Марченко, юрист частной практики в Украине, сказал New York Times, что закон позволяет военным командующим в каждом из 10 регионов требовать частную собственность и транспортные средства, мобилизовать граждан в качестве солдат, эвакуировать населенные пункты и вводить комендантский час.

"Вопрос в том, будут ли армейские чиновники использовать эти полномочия в реальности", - сказал Марченко, отметив, что никто не знает, как это будет работать, поскольку военное положение никогда не применялось с тех пор, как Украина объявила о независимости от Советского Союза в 1991 году.

"Они смогут делать все что захотят, и им не нужно оправдывать свои действия перед общественностью, судом или кем-либо", - объяснил юрист New York Times.

"Путин не захочет рисковать больше, продолжая борьбу"

С интересами Кремля в Керченской истории не все так однозначно. По мнению изданию, с одной стороны, президент Путин может выиграть от новой конфронтации с Украиной в то время, как его рейтинг снижается. Но есть и другая сторона медали.

"Он также стремился положить конец западным санкциям, введенным после аннексии, поэтому, возможно, не захочет рисковать больше, продолжая борьбу", - пишет издание.  

Кстати, о санкциях. Запад, по мнению иноСМИ, не готов к их усилению, несмотря на призывы Киева.

Европейский дипломат, мнение которого цитирует Daily Telegraph, заявил, что никто не собирается быстро вводить какие бы то ни было новые санкции. Может быть когда-нибудь позже, а пока страны ЕС сконцентрированы на деэскалации конфликта.

На необходимости полномасштабного ответа на действия России в Керченском проливе настаивают Британия, Польша и страны Балтии, которые оказывают давление на другие страны ЕС. Этот призыв поддержали США, предложившие странам ЕС не только ужесточить санкции, но и вновь обдумать проект "Северный поток-2".

В то же время Италия, Греция, Болгария и Кипр в целом скептически оценивают санкционный режим и настаивают на его смягчении.

Представитель немецкого правительства сказал, что "Северный поток", как и другие схожие проекты, воспринимаются как экономические, и ничего не изменилось в отношении к ним.

Подписывайся на рассылку новостей Страны в Viber. Узнавай первым самые важные и интересные новости!