Вчера утром по пути на работу я услышала новость о теракте в аэропорту Брюсселя. Первая непроизвольная реакция - переключить радиоволну. Именно по радио в машине больше года назад я услышала новость о крушении Боинга под Торезом. Тогда она меня эмоционально потрясла. Как сейчас помню, что начала выискивать все подробности этого крушения. С тех пор как отрезало. Теракты в Нигерии или в Париже. Крушение самолета в России или в Египте. Или последние серии терактов в Брюсселе оставляют меня безучастной. В голову приходит только две мысли. Первая: могли ли быть в том месте и в то время мои близкие и знакомые, и второе - как это событие повлияет на Украину? И все. Чем обусловлена такая метаморфоза, сказать сложно. Может быть закончился запас эмоций после тысяч смертей на Донбассе, которые так или иначе затронули моих знакомых и близких, может действует какой-то другой механизм. Но эта эмоциональная сухость к трагическим новостям что-то новое и коробит. И сегодня, на второй день после трагедии о Брюсселе я читаю исключительно в силу профессиональных обязанностей. Уверена, вскоре это пройдет, эмоции вернутся ко мне.

 

Об эмоциональной сухостиВчера утром по пути на работу я услышала новость о теракте в аэропорту Брюсселя. Первая непрои...

Опубликовано Svetlana Kryukova 23 марта 2016 г.