На третью годовщину Майдана невооруженными глазами и ушами видно и слышно, как власть пытается препятствовать, противодействовать Майдану.Из наступательного, как того требовал революционный порыв, постмайданый режим превратился в охранительный.
...
Охранительная установка вынуждает сосредотачиваться на оппонентах: не допустить их свободной игры. И в какой-то момент не дать играть другим, что само по себе абсолютно естественное политическое стремление, превращается в единственную цель собственной игры, а власть перестает быть средством движения вперед, перемещения в какое-то вымечтанное будущее. Такая власть нужна держащим, чтобы ее продолжать держать. Динамика пропадает, остается судорожная статика. Во всех видятся враги и недоброжелатели. Как сказал какой-то умный человек, если твой единственный инструмент – грабли, то все вокруг выглядит похожим на твой лоб.

Отсюда и нынешний политический тупик: чтобы наступать, нужно доверие, но доверие появится только тогда, когда власть будет решительно и убедительно наступать. И в то, что наступать когда-то будет именно власть нынешняя, уже практически никто не верит, а она сама не хочет и уже практически боится. И это власть, пришедшая волей тех, кто отказался бояться.