У меня, как у журналиста писавшего в Ъ и о медицине в том числе, сегодня ночью случилось прозрение. Постараюсь без матов. Кто там говорил о реформах в здравоохранении?.
Ulana Suprun

У Антона вчера вечером начала подниматься температура: 37,3 - 38,0 - 38,4. Я дала ребенку сироп Нурофен + свечу Вибуркол и мы легли спать.

В три ночи температура была уже 39,4, а в 6 утра 39,8. Я вызвала скорую по "103". Сонная барышня два раза переспросила у меня адрес и как проехать, пока у меня не возникло ощущение, что я вызываю такси. Меня долго переключали и слушала красивые рингтоны, потом просили подождать на линии (еще полминуты) и наконец-то сообщили, что "заказ принят, ждите скорую".

Прошло полчаса. На улице накрапывал дождь, скорой не было и близко. Это при том, что живем мы на Русановке.
Я позвонила по номеру "103" второй раз и спросила какие у них нормативы доезда по адресу. Мне не смогли внятно ответить, сказали только, что много заказов (ну настоящее такси!) и посоветовали ждать машину (дежавю просто).

Спустя почти 40 минут (!!!) приехала машина. Ко мне в коридор ввалилась ссонная бригада из неочень свежей тетеньки врача и молодого печального фельдшера. Конфликт начался сразу после того. как команда скорой, видимо для экономии времени, попыталась заломиться в комнату к малышу не снимая обувь.

Мне было сказано, что "снимать обувь мы не будем". Вопрос "почему" поставил медиков в тупик. Мыть руки они также отказались , сказали: у нас есть спиртовые салфетки, мы обработаем.

Послушав Тошу фонендоскопом и посмотрев горло, врач заставила нас дважды перемерить температуру ртутным градусником, потому что цифровому они не доверяют и предложили сделать укол аналгина с папаверином. Либо на выбор (тадам!) еще раз дать Нурофен.