О Берлине. Об урегулировании на Донбассе можно спорить часами и писать дикие лонгриды. Но хотел бы вот, в каком ракурсе задать вопрос: а кто отделяет успех от провала в данном контексте, по какому критерию? Чем дальше развивается дискуссия, тем все очевиднее, что самим украинцам (на референдуме ли или иным способом) нужно разобраться, что мы хотим.
Возьму одну мелочь, но с большим глубоким значением. Вот мой товарищ Игорь Попов среди прочих аргументов в пользу невозможности реализовать Минск-II вскользь упомянул, что де Рада переименовала некоторые населённые пункты в ОРДЛО, а в рамках особого статуса это решение вряд ли реализуют, так что его отменять? Это очень хороший пункт. Он показывает, что часть общества и политиков под правильным вариантом урегулирования на Донбассе понимают распространение там всего, что было внедрено в остальной стране после Майдана: от декоммунизации до повышенных тарифов на коммунальные услуги. Так если бы тамошние сепаратисты и стоящая за ними Россия вообще не существовали. Но это подход из области фантазий. И если требование вернуть контроль над границей означает создание условий для победного АТО с силовой зачисткой всех нелояльных элементов, то после поражений под Иловайском и Дебальцево это так же фантазии. Глупо обижаться на европейцев за то, что они не могут дипломатическими методами обеспечить то, что Гелетей всей Украине обещал летом 2014 года сделать силой. И я даже не берусь втягиваться в дискуссию о том, можно ли считать право свалить памятник Ленину в Донецке или провести через донецкий горсовет решение о признание России агрессором в связи с Крымом оправданной целью для войны.
Мир на Донбассе возможен только после признания того, что тамошним жителям придётся признать, что Майдан состоялся, а самым ярым майдановцам смириться, что многие из пунктов его повестки в ОРДЛО реализованы не будут. И я очень сомневаюсь, что живущему под грузом социально-экономических проблем большинству украинцев действительно важно, чтоб линия Вятровича проводилась ещё и в Луганске. А то, что некоторые боятся, что возвратом ОРДЛО в политическое поле Украины эту линию могут начать после следующих выборов сворачивать и во всей остальной стране, то это уже отдельный разговор. И о нем эти политики и активисты должны говорить откровенно и честно. Мирное урегулирование на Донбассе означает во многом не столько уступки всей Украины, сколько ее части, условно поддерживающей ее определённый курс. И вот вокруг этого курса мы должны провести дискуссию и определиться с его поддержкой по эту сторону линии фронта. И только тогда станет ясно, будет ли реализация Минска поражением всей Украины или только прозападной и националистической ее части.