Восхождение и закат украинской олигархии.

Итак, олигархизация постсоветской Украины была во многом обусловлена отраслевой структурой экономики. Металлургия, химия, энергетика, добывающая промышленность, все это отрасли, склонные к естественной олигополии. Не монополии, как нефтегазовая отрасль, поэтому в отличие от России, Азербайджана и Туркменистана, в Украине установилась не авторитарная диктатура, а олигархия. Кстати, монопольный транзит газа всегда находился в руках клана президента. В независимой Украине не было сильной суверенной элиты и государственности, поэтому страна пошла не по пути рекомендованной Райнертом эмуляции развитой модели экономики и "петровской" модернизации, а по более легкому пути, мягкой феодализации. Стал формироваться новый правящий класс олигархов, номенклатуры, силовиков и криминала, при слабых государственных институтах и недоразвитых общественных.

Естественно олигархи занялись тем, что у них получается лучше всего, стяжанием ренты, утилизацией советской промышленности, эксплуатацией природных и человеческих ресурсов, покупкой политической власти и паразитированием на государстве. Сложные отрасли стали отмирать и вытесняться простыми, полусырьевыми и сырьевыми, политическая власть сконцентрировалась в руках сырьевых олигополий, и страна стала сырьевым придатком развитых стран Запада и Азии, с господством компрадорского капитала.

В результате такого экстенсивного способа хищнической эксплуатации, невоспроизводимые ресурсы страны истощились настолько, что началась борьба олигархических кланов за все уменьшающуюся ренту, с попеременным доминированием то днепропетровского, то донецкого, то винницкого. Элементы свободного рынка, появившиеся после распада СССР, были репрессированы, средний класс люмпенизировался, на чахлый слой предпринимателей был наброшен аркан административных запретов и рекетирской дани, создание новых конкурирующих отраслей тормозилось в зародыше, внешних инвесторов откровенно грабили. Страна истощилась, села не внешнюю кредитную и товарно-импортную иглу, наступил промышленный и социальный коллапс, деньги побежали из страны, началась волна рейдерских захватов и переделов.

И тут случились "черные лебеди", хотя в действительности это белые лебеди, замаскированные под черных. Началась гражданская война, которой воспользовалась имперская Россия, и в добавок развернула военную агрессию. Остатки экономики коллапсировали, страна, и так опустившаяся к 2013 г. ниже уровня 1990, за короткое время потеряла половину остатков своей промышленности, национальная валюта обесценилась в 3 раза. К власти на псевдо-патриотических лозунгах пришла криминально-полувоенная хунта, выражающая интересы олигархов.

Но рентный голод вынудил ее главарей пойти на узурпацию власти и отжим собственности у более слабых олигархических кланов, под прикрытием информационной компании «деолигархизации» и «борьбы с коррупцией». В войну кланов включились грантоеды и информационные боты, подконтрольные СМИ стали использоваться, как информационное оружие против народа, в общество начались массированные вбросы деморализующей антисоциальной пропаганды. Страна села на голодный денежный паек, главы национальных финансов пошли по миру с протянутой рукой, и руководство страны запустило социальный "секвестр", под видимостью реформ.

Олигархи оказались в ситуации заложников спровоцированной ими же ситуации. Их активы внутри страны стали "чемоданом без ручки", а во внешней среде они органично несостоятельны. Начался поиск решения проблем за счет внешних займов, но кто даст кредит заемщикам в воюющей стране, кроме политических кредитов МВФ? Ведь риски делают ставки запредельными, в такой ситуации готовы поживиться только финансовые профессионалы, зарабатывающие на крови в странах, где идет война.

Прежде олигархические картели проделывали такой фокус: когда из прихватизированных государственных активов изымалась вся рента, и оставалась истощенная пустышка, привлекались банковские кредиты поз залог пустых активов и дутых бизнес-планов, и тут же выводились в офшоры. В действительности олигархи таким образом легализовали изъятую ренту через аффилированные банки для хеджирования в офшорах. Теперь, после наступления промышленного коллапса, они вознамерились проделать этот же фокус в масштабах страны, отправив своего коронованного президента на международные саммиты для привлечения внешних кредитов. Но кто в здравом уме даст кредит воюющей стране, кроме политических кредитов МВФ, и финансовых стервятников, наживающихся на гражданской войне в странах 3-го мира?

Последняя надежда олигархов это приватизация остатков гос. собственности и земли, и расчет на заход в страну ТНК, с целью ограбить их. Но за ТНК стоит мощь развитых стран, и их бюджеты намного превосходят весь бюджет Украины. Еще до Майдана в 2012 г., когда кризис режима Януковича стал системным, некоторые эксперты прогнозировали, что следующий экономический цикл в Украине будет проходить под контролем ТНК, которые вытеснят отечественных олигархов и будут определять политику страны. Сейчас начался процесс подготовки 1 млн. га. государственных земель к продаже. С оговорками, что иностранцы не будут допущены к этому процессу. Однако эти заявления не способны никого обмануть, понятно, что при посредничестве контролирующей власть номенклатуры и олигархии, эта земля перейдет под контроль китайских и арабских компаний. При этом солидная разница между продажной и рыночной ценой пойдет не в бюджет, а в карманы посредников.

Таким образом завершается жизненный цикл постсоветской Украины и порожденной ею олигархии, сопровождающийся гражданской войной, внешней агрессией, промышленным коллапсом и гуманитарной катастрофой. Впереди нас ожидают гражданские конфликты, попытки реакции хунты, интриги олигархов и обрушение раздувшейся гос. номенклатуры, возможно вместе с государственными структурами. В этих условиях все возможно, война частных армий и банд, внешняя интервенция, утрата суверенитета и фрагментация страны на внешние зоны влияния. Государство окончательно атрофируется, и каждый будет выживать, как может, предоставленный сам себе, ремеслом и натуральным хозяйством, эмиграция примет лавинообразный характер. И только от самоорганизации граждан с инстинктом самосохранения, и от появления суверенной лидерской элиты, способной запустить процессы инклюзивной трансформации и провести индуцированную модернизацию, при удачном соотношении внешних сил, будет зависеть субьектное будущее нации и страны.