13 самых длинных дней и 12 самых коротких ночей Порошенко уговаривал Онищенко. И только уговорив бежать, дал команду его арестовать.

Спокойной ночи, страна!
Ты растрепана и неухожена. Ты теряешь лучших своих детей на фронтах необъявленной войны. Ты жаждешь справедливости и законности. Однако, в посттоталитарном обществе справедливость и законность уживаются плохо. Очень плохо. Чаще – не уживаются. И все же ты жаждешь справедливости и законности от тех, кого ты сама на свою голову и выбрала. Только стесняешься выбранных спросить – и по справедливости, и по законности. А ведь еще идеолог фашизма дуче Муссолини говорил: «Своим – все, врагам – закон!» Даже на пленках давно забытого майора Мельниченко есть запись слов Кучмы: «Своїм – усе, чужим – закони». За Порошенко эту цитату еще не записали, но то, что он руководствуется этим же алгоритмом управления Украиной – сомнений не вызывает.
Циля Зингельшухер: «Могла ли наша правоохранительная система в лице ГПУ, НАБУ и прочих карательных организаций на три буквы избежать бегства Онищенко/Клюева/Бакулина (в будущем) и др.? Увы, нет. Процедура привлечения к уголовной ответственности выписана по отношению к народным депутатам таким образом, что нельзя вот так просто взять и ... – далее в соответствии с размахом фантазии жидобандеровского карателя. Есть чёткие механизмы, выписанные парламентариями под ра-бо-та-ю-щу-ю модель демократического государства, в котором имеется если не торжество справедливости, то хотя бы многочисленные примеры торжества законности.
Очень похоже на то, что депутат Мосейчук что-то там брал на карман своей партии у какого-то коммерса за крышевание задницы с разработкой карьера. Возможно, парламентское кино от недострелянного из тепловизора Шокина содержало в себе кадры документалистики. Но формально – Рада, отдав за пару минут на подготовленных командой президента эмоциях Мосейчука под суд, таки нарушила процедуру – апелляция доказала. Так что паковать в наручники владельцев депутатского значка по первому желанию генпрокурора нельзя. При чём не важно, какого цвета партийный флаг у слуги народа.
Что же нужно делать, чтобы Юрий Бойко, Вилкул и Лёвочкин не сумели избежать тюремного срока в Украине, и не пополнили московско-ростовскую колонию беглецов от украинского правосудия? Вы сразу же подумали за отмену депутатской неприкосновенности? К сожалению, на сегодняшний момент такое решение имеет и негативные побочные эффекты. Верить в то, что народный депутат может сейчас иметь такой же правовой статус как и рядовой гражданин, может только наивный свидетель одной из многочисленных сект популизма. У нас ещё не построено правовое государство. Судьи за бабло или под политическим нажимом при желании отдали бы под топор палача хоть Мать Терезу, хоть воскресшего апостола Петра. Сварганить где-нибудь в недрах едва по самым верхам реформированной ГПУ "нужное дельце" в отношении любого неудобного депутата – раз плюнуть. Отмена, а скорее – значительное снижение депутатского иммунитета должно стать результатом процесса последовательных шагов, параллельно с укреплением системы правосудия, очищением судов, прокуратуры, СБУ и МВД от руководителей, склонных к правовому беспределу и недопущения преследований по политическим мотивам. Возможно, одним из предохранителей от бегства от правосудия обоснованно подозреваемых в серьёзных преступлениях нардепов, мог бы стать запрет на выезд заграницу.
Политические реалии неприкосновенности таковы, что нужно всё-таки идти навстречу параллельными курсами – на снижение депутатского иммунитета нужно отвечать разработкой закона про импичмент президента. На разработку закона и регламента про отзыв депутата из-би-ра-те-ля-ми нужно отвечать разработкой нового, полноценного закона о государственных и местных референдумах, который бы позволил гражданам реализовать свои права на принятие решений непосредственно, а не опосредованно через выбранного один раз на пять лет депутата. На обязанность поддерживать обвинение в судах и представлять доказательную базу в комитете парламента по возможному преследованию депутата, нужно отвечать созданием механизмов ответственности сотрудников прокуратуры, которые будут автоматически вылетать из органов аж до Второго пришествия за откровенную фабрикацию уголовных дел. На право каждого гражданина выйти из зала суда под залог по большому числу статей обвинения нужно отвечать правом правоохранителей задерживать любого человека на трое суток, в том числе и нардепа на месте непосредственного совершения тяжкого преступления. Если бы на месте урода Федорко, совершившего аварию с журналистом Левиным, был депутат, задавивший пешехода, он бы рассмеялся в лицо полицейским перегаром и спокойно уехал "лечить нервы и печень" хоть на Ибицу, хоть на Маврикий. Потому как неприкосновенность у таких ублюдков лезет прямо из горла. Да, взять в наручники наши полисмены могут уже многих, но только не депутатов, проплативших на выборах себе место под куполом.
Неприкосновенность – оставить нельзя отменить.
Думается, что нынешний парламент просто обязан, если не поставить запятую сразу в нужном месте, то путём подготовленных, продуманных решений ввести такие законодательные нормы, которые сделают невозможным
возврат депутатского корпуса в разряд небожителей, плюющих на закон и имеющих безопасный запасной выход к трапу австрийского чартера. Невзирая на бегство Онищенко, уже хорошо, что его эпизодом обществу была властью продемонстрирована политическая воля преследовать решал самого высокого полёта. Это чрезвычайно полезный сигнал. Осталось только кое-что подправить в опере, чтобы лишением неприкосновенности не завершался ни процесс преследования, ни процесс борьбы за победу правосудия.
Увы, романтикам и оптимистам хотелось бы напомнить – из двух случаев в политической истории Украины, когда формально преследуемые коррупционеры возвращались из-за границы после своего бегства – пример донецко-сумского бандита Щербаня и похотливого налоговика Мельника – ни один пока не завершился справедливым решением суда. Пока беглецы прохлаждались там, опытные решалы умело разваливали их дела здесь.
За делом же так называемого "газового бизнесмена Онищенко" нужно внимательно следить. Чтобы не оказалось потом, что "олигарх умер только в медиа, а сам сибаритствует счастливой жизнью майамско-венского пенсионера", в то время когда дело его живёт под кураторством новых ушлых ребят, знающих подходы к боссам нефтегазовой монополии и высшим руководителям государства, без решения которых никакие миллиардные схемы в нашей стране не работают.»
Сергій Лещенко: «275 за привлечение Онищенко к уголовной ответственности. 265 за задержание Онищенко. 263 за арест Онищенко. Доказательство того, что общество, журналисты, гражданские активисты через давление могут добиваться своего. Нулевая толерантность к коррупции рано или поздно заставит меняться и политический класс.»
А продолжающему крышевать все это отребье почитателю Муссолини президенту, не лишне напомнить о том, как он кончил. Нет, не как мужчина, а как политик.
Тебе же, Ненька, скажу одно: хочешь быть счастливой – будь! Иначе, как и предыдущие 25 лет, будешь возить свое счастье на своем же горбу.
Спокойной ночи, единственная!