В сети было много постов про украинского певца Парижской оперы, который пошёл воевать и погиб в рядах «Правого сектора» на Донбассе.

Многие люди, которые писали об этой утрате, ранее, в дни жестоких обстрелов и массовой гибели мирных жителей, не были замечены в скорби. И конечно, я не в праве кого-то осуждать и требовать ведь Фейсбук это личное пространство.

Намного обиднее, когда на государственном уровне выбирают за кого скорбеть, а за кого нет. Часто по идеологическому или географическому принципу. Например, когда был траур по погибшим под Волновахой, а на донецком Боссе не было. То же и в обратную сторону – в ДНР не скорбили по погибшим во время обстрелов Мариуполя и Краматорска.

Я не люблю когда разговор о том, кто виноват, подменяет собой простые соболезнования семьям погибших. В первую очередь мирного населения.

И сейчас я бы не стал писать об этом, если бы не увидел пост известного журналиста Виктора Трегубова, который перепечатал официальный канал «Радио Свобода». Вот он:

«одно из самых неприятных свойств этой конкретной войны — то, что идет размен солистов Парижской оперы на автомойщиков рязанских райцентров».

Мне казалось, что этап, на котором общество воспринимает войну, как «наши ангелы против их демонов» уже пройден. Не хочу сейчас ввязываться в бесперспективный спор о том, сколько в этой гибридной войне слоёв и какова доля гражданского конфликта. Но не устану напоминать, что большинство воюющих по обе стороны это граждане Украины и это признают все. А большинство погибших – это гражданские.

Я не призываю одинаково скорбеть по военным, которые погибают по разные стороны баррикад или скатываться в примитивную перепалку про того, кто тут защищает родину, а кто обстреливает жилые кварталы.

Важны лишь два вывода.

1) Такие утверждения про размен наших солистов на их автомойщиков не дадут закончится войне никогда. Они ведут к тому, что общество не поддерживает идею переговоров и компромисса. Происходит расчеловечивание противника.

Конечно, если бы вопрос ставился как «нужно ли разговаривать с рязанскими автомойщиками, которые убивают наших оперных певцов», то я тоже врядли ответил бы на него положительно. Но журналисты и эксперты обязаны понимать конфликт глубже, чтобы не допускать таких преступных упрощений.

2) Я перечитал много материалов о войнах, особенно, где речь шла о послевоенном примирении. Везде отмечается, что склонность скорбеть только о своих жертвах и игнорировать «чужие» - это огромное препятствие к урегулированию. Особенно после окончания «горячей» фазы.

Прошу воспринимать этот пост как попытку показать ситуацию под другим углом.

P.S. А ещё меня взбесил журналист Бабченко своим текстом о том, что русский мир теряет деклассированные слои населения, а Украина журналистов и айтишников.

Это выходит, что ценность человеческой жизни в разных профессиях разная?

Меня, как сына дворника, такая ху*ня просто бесит.

Нужно заканчивать войну. Тогда и потери не будем считать.