Киев возможен без чего угодно. Это древний город и многое из того, что было некогда его неотъемлемой частью, исчезло без следа в вихрях смены эпох. Потому он и не имеет конкретного архитектурного лица, что возник и находится на пересечении цивилизаций. Что-то погибает, что-то зарождается, а Киев продолжает жить. Разные, несопоставимые точки моего города дороги мне, потому что это мои личные отношения с малой родиной. Тут и кафе Ностальжи на Лесном массиве, и Владимирский собор, и монумент Родины-матери, и отель Салют, и Дом врача, созданный архитектором Алешиным на Большой Житомирской, и крематорий на Байковом. Но если пропадут они все, Киев останется. Киев – это уникальный ландшафт и мягкая мудрость.